«ЛОЛИТА» В РОССИИ

Эротическое чувство заложено в людях с детства. И дети любят – и неправда, что любят только сами себя: они любят и малых, и старых, и всех людей, кто живет на Земле. И даже потом, когда это эротическое чувство в ребенке просыпается, он любит прежде всего человеческий идеал, а не тело.

Я. Корчак

341. Следует знать, что именно чаще всего рисуют дети, подвергшиеся сексуальному насилию. Дом-дерево-человек, где дом и дерево имеют своеобразную форму – пенисообразную. Часто на этих рисунках еще бывает радуга – это как бы способ защититься.

Один из первых, созданных в Московской области, приютов был организован в поселке Томилино. В мае 1995 года на I Московской международной конференции Службы психического здоровья в раннем развитии ребенка сотрудники приюта выступили с докладом. Выяснилось, что более 20% детей приюта в той или иной степени пострадали от сексуального насилия. Причем в 2/3 из этих случаев сексуальное злоупотребление имело семейный характер.

По официальной статистике, в Москве и области ежегодно регистрируется 7-8 тысяч случаев сексуального насилия над детьми. Но это только те случаи, по которым возбуждены уголовные дела. Работники приюта считают, что цифру надо увеличить в десять раз. Однако по сведениям телефона доверия только одна жертва из ста обращается в милицию.

342. Какие же сексуальные преступления совершаются в семьях? Официальная статистика на этот счет скромно молчит, выборочные исследования дают следующие данные:

– развратные действия. 71% детей пострадали от родственников и семейных знакомых;

– мужеложство. 28% пострадавших – жертвы родителей или опекунов;

– половая связь с детьми. 19% из общего числа – инцест;

– изнасилование с отягчающими обстоятельствами. 50% пострадавших – дочери, сестры или внучки.

343. Еще немного интересных цифр. Приют, данными которого мы сейчас пользуемся, отметил, что дети к ним направляются:

– 60% сотрудниками милиции;

– 25% социальными педагогами;

– 10% родственниками;

– 5% приходят сами;

– 0% по инициативе органов здравоохранения.

344. А теперь вместо цифр – факты.

Почти все пострадавшие дети первое время в своем поведении проявляли:

– стремление любым способом привлечь к себе внимание, не важно, каким оно будет: поощрение или брань;

– желание продемонстрировать свою власть;

– месть или возмездие за то, что с ними произошло, и вымещение на более слабых своих прошлых обид;

– утверждение своей неполноценности и своей несостоятельности, часто в истероидной форме.

345. Интересно заглянуть в прошлое этих детей.

В половине случаев у матерей наблюдалась патология беременности, в 15% патология родов. Недоношенными родились 8,5% детей, каждый четвертый родился с весом тела менее 2,5 кг. Все эти дети были отвержены еще до рождения, потому что задержка в массе тела у них сочеталась с нормальным ростом. 40% детей отставали в физическом развитии на первом году жизни, 75% не получали грудного молока с третьего месяца жизни, 70% детей имели задержку в психическом развитии.

Только 5% родителей приютских детей не злоупотребляли алкоголем. Косвенным показателем тяжести их алкогольной зависимости – может служить тот факт, что у 25% детей один из родителей погиб от злоупотребления алкоголем (отравление суррогатами, убийства в пьяной драке, под транспортом). Почти все семьи нищенствовали, многие жили только за счет пособия на детей.

346. Давайте дадим некоторые определения фактам рассматриваемого вопроса.

Сексуальное насилие над детьми – это злоупотребление властью взрослым или подростком, который путем принуждения или обмана заставляет ребенка или подростка вступить с ним в сексуальный контакт. Оно включает инцест, сексуальное соблазнение, изнасилование и эксплуатацию ребенка в порнографии и проституции.

Поскольку сексуальное насилие над детьми – скрываемое преступление, трудно оценить его реальные объемы. Однако исследования подтвердили, что оно встречается довольно часто. Результаты исследований, проведенных в Канаде, подзывают, что сексуальному насилию подвергаются каждая четвертая девочками каждый восьмой мальчик в возрасте до 18 лет. Исследования также показали, что дети-инвалиды подвергаются насилию в 5 раз чаще.

347. Сексуальное насилие над детьми не знает пределов. Оно случается с мальчиками и девочками, в богатых и бедных семьях, у всех рас и представителей всех культур и религий.

Дети подвержены сексуальному насилию потому, что у них отсутствуют знания и опыт, необходимые для понимания или описания того, что с ними происходит. К ним редко приходится применять физическую силу, поскольку взрослые и так имеют над ними власть в силу своего авторитета. После того как сексуальное насилие случилось, большинство детей начинают испытывать чувства вины, страха, стыда и унижения.

Часто из-за того, что их учили любить и уважать тех самых взрослых, которые осуществили насилие, они думают, что, наверное, сами в чем-то провинились и заслужили насилие. По мере того как дети растут и начинают понимать природу сексуального насилия, они часто испытывают глубокие чувства стыда и вины за то, что это случилось с ними.

348. В большинстве случаев при сексуальном насилии дети не получают физических повреждений.

Однако преступник использует угрозы и подарки для того, чтобы сохранить факт насилия в секрете, что наносит ребенку моральный вред. Преступники часто запугивают детей, говоря им, что если они все расскажут, то пострадают другие члены семьи, что насильника посадят в тюрьму или что за этим последует наказание.

Существует мало данных, о том, что дети намеренно возводят ложные обвинения о случившемся сексуальном насилии. В случае, когда ложные обвинения имеют место, они обычно провоцируются взрослыми. Ложные отрицания сексуального насилия и отречение от своих слов об имевшем место насилии встречаются гораздо чаще, чем ложные обвинения: дети часто отказываются от своих правдивых обвинений, что неудивительно, поскольку силы преступника-взрослого и ребенка не равны.

349. Реакция взрослых играет решающую роль как для восстановления и лечения жертвы сексуального насилия, так и для профилактики насилия. Мы все несем ответственность за то, чтобы остановить поток сексуального насилия над детьми.

Профилактические меры включают:

1. Введение родителей, педагогов, полиции, служителей церкви, работников служб охраны здоровья, а также всех взрослых в проблему защиты детей от насилия;

2. Побуждение взрослых к тому, чтобы они выслушивали детей, верили им и адекватно реагировали;

3. Обучение детей приемам личной безопасности;

4. Разработку тактик и процедур в организациях и институтах для сведения к минимуму риска насилия и реагирования на обвинения;

5. Изменение отношения к насилию, злоупотреблению властью по отношению к детям, к стереотипному определению половых ролей и к сексуальности.

350. Стоит задуматься и над такими фактами:

а) Жертвами насилия могут быть представители любых социальных, этнических и экономических групп.

Дети не способны давать сознательное согласие на сексуальные действия, поскольку они не могут понять и предвидеть последствия сексуального контакта со взрослым, поэтому наиболее подвержены сексуальному насилию в пред– подростковом возрасте – от 8 до 12 лет..

б) Дети, у которых мало друзей и незначительный контакт с родственниками, больше рискуют стать жертвами сексуального насилия. Некоторые преступники используют одиночество ребенка, другие сами создают такую ситуацию. Иногда дети впоследствии отгораживаются от друзей, потому что чувствуют себя непохожими на других или боятся позора.

в) Чем ближе социальные отношения (не обязательно биологические) между ребенком и насильником, тем глубже может оказаться травма ребенка. К примеру, сексуальное нападение соседа, которому доверяли, может повредить больше, чем насилие со стороны дальнего родственника.

г) Детям трудно рассказать о случившемся, так как им кажется, что взрослые контролируют почти все, все знают. Поэтому если насильник угрожает ребенку или кому-то из людей, любимых ребенком, тот не сомневается в могуществе насильника.

д) Часто дети хотели бы рассказать угрозы насильника сбудутся. Особенно часто так бывает в случаях инцеста: навязанная секретность и страх перед разрушением семьи являются настолько серьезным препятствием, что дети предпочитают молчать.

е) Совершающие инцест не отличаются от других людей ни уровнем образования, ни отношением к религии, ни родом занятий, ни интеллектом, ни психическим статусом. Возраст, экономический и социальный статус также не имеют значения.

ж) В большинстве случаев сексуальное насилие происходит в контексте сложившихся отношений между насильником и ребенком. Это дает возможность насильнику эксплуатировать потребности и страхи ребенка. К примеру, отец, совершающий инцест, может предоставить своей дочери особые привилегии, дарить ей подарки, чтобы заставить молчать.

з) Если дети хорошо осведомлены о неуместных прикосновениях, умеют доверять своим чувствам, анализировать различные ситуации, разбираются в людях и знают, куда можно обратиться за помощью, они меньше рискуют стать жертвой насилия. Профилактическое обучение особенно важно для детей, уже подвергавшихся насилию, так как они больше рискуют повторно стать жертвой, чем другие дети.

351. С проблемой сексуального воспитания детей мы сталкиваемся постоянно. И начинается все обычно с «простенького» вопроса: откуда берутся дети?

Так откуда же они берутся? Возможные ответы:

а) Их приносит аист.

б) Их находят в капусте.

в) Их берут в роддоме.

г) Не знаю.

Версия с аистом всегда смущала жителей Сибири и Крайнего Севера, куда может добраться только какой-нибудь сумасшедший аист, снабженный обогревателями и противообледенителями на крыльях. С капустной версией у ребят из Норильска или Магадана также могут возникнут проблемы. Хуже всего, что эти ребята могут воистину уверовать в то, что их маленьких сестричек и братиков привозят на базар смуглые спекулянты вместе с капустой, морковкой и помидорами.

Роддом в какой-то мере подходит для различных климатических зон нашей страны. Но и тут не исключены вопросы: почем берут, нельзя ли вернуть обратно или заменить на менее крикливого с доплатой?

352. Многие мальчики и девочки на вопрос «Откуда ты взялся?» отвечают уверенно: «Сам дурак». Этот ответ ставит спрашивающего в положение отвечающего и дает первому время найти еще один, более компромиссный ответ: «Приехал с родителями».

В большинстве же своем и мальчики, и девочки прекрасно знают, откуда они взялись. Столь же прекрасно знают они и то, что сами взрослые об этом пока еще не догадываются, иначе не задавали бы им, детям, дурацких вопросов. По своей детской деликатности они позволяют взрослым фантазировать на эту щекотливую тему, делают вид, что соглашаются с их заблуждениями по поводу тычинок пестиков, рыбьей икры и прочих неуклюжих аналогий. Конечно, любой Петенька и любая Настенька в средней детсадовской группе могли бы прочесть своим родителям небольшую лекцию по физиологии и основам секса, но они уже с ясельного возраста знают, что взрослые чужды реальности и существуют в мире розовых иллюзии, разрушать которые небезопасно.

Даже у наших проницательных мальчиков и девочек, воспитанных на примере полупорнографических фильмов и юностью порнографической политики возникают некоторые вопросы, связанные с их (и не с их) полом. Вопросы, на которые заборная (и подзаборная) азбука секса не дает полноценных ответов. Адресовать же эти вопросы взрослым наши дети по понятным причинам почти никогда не могут. Счастлив тот ребенок, который спокойно может спросить у мамы или отца: «Вредно ли заниматься онанизмом?» – и получить четкий и благожелательный ответ, а не набор истеричных и беспорядочных вопросов-упреков.

353. Хороший воспитатель попробует ответить на подобные вопросы.

Он не будет злоупотреблять специальной терминологией, которая часто является следствием обычной застенчивости взрослых. Что толку называть известный нам орган пенисом или выдавать в популярной литературе такие фразы: каждая эрекция должна завершиться коитусом!

В очень древней книге, Талмуде, говорится: «В организме мужчины есть маленький орган, который всегда голоден, если его кормят, и всегда сыт, когда его держат в голоде». Прекрасная формулировка, но не вполне подходит для собеседования с ребенком.

Януш Корчак – врач и учитель – категоричен в этом вопросе:

«Смерть, животные, деньги, правда, бог, женщина, ум – во всем этом как бы фальшь, дрянная загадка, дурная тайна.

Почему, взрослые не хотят сказать, как это на самом деле?

Есть ли у вас план, как возносить ребенка с младенчества через детство в период созревания, когда, подобно удару молнии, поразят ее – менструации, его – эрекции и поллюции?

Да, ребенок еще сосет грудь, а я уже спрашиваю, как будет рожать, ибо это проблема, над которой и два десятка лет думать не слишком много».


354. Так было и так будет, пока существует разница полов. Перед броском друг к другу две половины человечества должны накопить силу взаимного притяжения.

У каждого по своему внутреннему графику: у некоторых девочек уже в 11 лет, у мальчиков с 13—14.

Приходят месячные, твердеют и болят грудные железки, появляются эротические сновидения.

Поллюция – буквально значит «загрязнение», «осквернение», а ведь это лишь выход семени, чистой природы, подобный цветочной пыльце. Начинается цветение – есть все основания радоваться, ликовать, а у подростка муки стыда, смятение.

А тут еще онанизм!

355. Почти никто не знает, что родоначальник проблемы, библейский грешник Онан, жестоко наказанный, делал совсем не то и совсем из иных побуждений. Кому до него теперь есть дело. А вот проблема…

У нее достаточно много жертв, у этой проблемы. Впадают в депрессии, ипохондрии, презирают и убивают себя. Убедить, что это не вреднее, чем грызть ногти, не всегда удается, так как врач, воспитатель убеждают ребенка в одиночку, посреди хора невежественного злословия.

Онанизм эпизодический – отводной клапан естественного напряжения. Он не должен занимать мысли, отягощать совесть. 70—80% мальчиков и 80—90% девочек в определенном возрасте онанируют. Последствий никаких, кроме внушенных. В человеке нет ничего грязного, кроме того, что он сам делает грязным своим невежеством.

356. Ответим на несколько вопросов, которые ортодоксальному педагогу покажутся крамольными.

Нужно ли оберегать ребят от зрелища взрослой наготы, в том числе и родительской? Ответ: не в большей степени, чем от зрелища нашего плохого настроения.

Почему слова бывают хорошие и плохие? Почему нельзя произносить слова, обозначающие всем известные части тела и действия, с ними связанные? Почему другие слова, обозначающие то же самое, писать и говорить можно? Слово «спаривание», например, считается приличным и употребляется даже в учебниках.

Одна из загадок человеческой психологии – проекция древних табу, идущих с тех времен, когда речь была средством магии. История языка открывает нам, что слова и целые обороты попадают под табу не сразу, а в результате долгого дрейфа значений, смещений смысла. Например, нынешнее ругательство на букву «б» раньше было совершенно рядовым словом, а врунами называли лекарей, заговаривающих (обманывающих) болезнь. Позже слово «врать» превратилось в слово «врач».

Интересно, что действительно аморальные люди – бандиты, развратники – не сквернословят почти никогда. Даже когда очевидно намерение оскорбить, нецензурные слова используются не в их истинном значении, а в символическом. Например, слово «сука» для уголовника означает вовсе не собаку, а человека, не соблюдающего воровские законы.

Большинство сквернословящих просто не владеют достаточным речевым словарем. Выражать свои эмоции они умеют только «яркими» (с их точки зрения) словами матерщины.

357. Для подростков влечение к матерному языку столь же типично, как и манера одеваться экстравагантно. Всего лишь желание выделиться, подчеркнуть свое эго, наивно проявить личностное. Особенно эта черта характерна для девочек – наивная попытка эмансипации.

И нравоучения взрослых в этих ситуациях – жанр, в которое никто еще не преуспел.

«Стало быть, все позволять? Ни за что: из скучающего раба мы сделаем изнывающего от скуки тирана!» – восклицает Я. Корчак.


Безмыслие, мещанство, пьянство, безлюбие, бездарный секс, добродетельная ложь, зубрежка, нравоучения – прародители скуки. Скука – это боль духа. Скука сидит в животе у непонимания.

Но на самом деле в природе скуки нет. Ее порождают и обрушивают на детей взрослые, пытаясь навязать им свое мышление. Самые скучные взрослые – это дети, отравившиеся взрослятиной. Их гложет тоска, ищущая причины. Они бросаются в импровизацию искусственных развлечений – от выяснения отношений на пустом месте до построения бредовых систем. Азартные игры и наркотики, расцвет пошлости до извращений включительно, вандализм, жестокость, садизм, убийства и самоубийства.

358. Одна из дьявольских услуг детям – организованный досуг. Скука рождается, когда умирает игра.

С раннего детства при помощи телевизора мы торопимся сделать детей пассивными потребителями развлечений, одновременно заставляя есть «кашу» под названием «надо». А потом удивляемся: почему нет самостоятельности, фантазии, откуда взялся избыточный эгоизм? «Надо – пил, надо – ел, сам себе я надоел!» – так сказал один старичок семи с половиной лет.

Психология bookap

Каждый день мы заставляем ребенка сидеть в душном помещении, почти не шевелясь, каждый день со слепой настойчивостью насилуем его внимание, убиваем восприимчивость и мешаем развиваться способностям познания, каждый день требуем то, что сами отнимаем…

Чего можно требовать от сегодняшнего родителя, учителя, воспитателя, от самих себя, понимая, что в каждом из нас томится ребенок, покалеченный скукой? И более того, зная, что мы находимся на службе у Скуки?.. Может, вдруг запрыгать на одной ножке?.. А может, перечитать «Мэри Поппинс»?..