Глава 7. Мальчики в школе


...

Кому благоприятствует школа?

Кому на Руси жить хорошо?

Н. А. Некрасов

В психолого-педагогической литературе часто возникает вопрос: кому благоприятствует современная школа – мальчикам или девочкам? Особенно остро об этом спорили в США.

Известный гарвардский психолог Кэрол Гиллиган, автор бестселлера «Другим голосом» (1982), утверждает, что женское мышление фундаментально отличается от мужского и современная американская школа, уделяющая главное внимание мальчикам, последовательно угнетает и недооценивает девочек, заглушая их голоса, внушая им чувство собственной второсортности и т. п. Книга Гиллиган имела огромный успех, разошлась тиражом свыше 600 тысяч копий, была переведена на девять языков. В 1984 г. женский журнал «Ms» провозгласил Гиллиган «женщиной года», а журнал «Time» в 1996 г. включил ее в список самых влиятельных американцев.

По правде говоря, Гиллиган поверили на слово: собственные эмпирические данные, на которых она основывала свои выводы, были не только нерепрезентативными, но даже неопубликованными. Однако ее идеи показались правдоподобными. В 1991 г. влиятельная феминистская Американская ассоциация университетских женщин (AAUW) под шапкой «Как школы обманывают девочек?» опубликовала результаты исследования самовосприятия 3 000 детей (2 400 девочек и 600 мальчиков с 4-го по 10-й класс), из которого следовало, что:

учителя в классе уделяют девочкам значительно меньше внимания, чем мальчикам;

сексуальные посягательства на девочек со стороны мальчиков усиливаются;

гендерный разрыв в науке не уменьшается, а, возможно, даже растет;

девочки-подростки совершают попытки суицида в 4–5 раз чаще мальчиков;

это приводит к глобальному снижению самоуважения девочек, со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиям. 8-9-летние девочки счастливы, благополучны и уверены в себе, но после нескольких лет, проведенных в школе, они утрачивают эти положительные качества и вступают во взрослую жизнь с чувством неполноценности (American Association of University Women, 1991).

Американское общество восприняло сообщение о «кризисе девочек» очень серьезно. Правда, отдельные авторитетные ученые, включая известного социолога, автора первого большого лонгитюдного исследования подросткового самоуважения Роберту Симмонс, говорили, что, вопреки данным AAUW, резкого падения уровня самоуважения у подростков не наблюдается, а различия между мальчиками и девочками в этом вопросе объясняются не ситуацией в школе, а сроками полового созревания (см. об этом выше). Но газетам было не до тонкостей – надо было срочно спасать угнетенных девочек.

В конце 1990-х годов маятник качнулся в противоположную сторону.

В серии статей и в книге «Война против мальчиков» консервативный социолог Кристина Хофф Соммерс (Sommers, 2000) обвинила Гиллиган в том, что та основывает свои выводы не на солидной статистике, а на анекдотах и небольшом количестве интервью, которые так и остались неопубликованными, что заставляет усомниться в их научной состоятельности (увы, это обвинение осталось без ответа). Кроме того, Гиллиган изучала только девочек, а широко разрекламированный доклад AAUW мальчишеские проблемы игнорирует и фактически отрицает. Опираясь на статистические данные Национального центра педагогической статистики, Соммерс доказывала, что американские мальчики не только не опережают своих ровесниц, но все больше отстают от них. Девочки опережают мальчиков и по школьной успеваемости, и по многим тестовым показателям, и по числу продолжающих образование в колледже, и по уровню своей социальной активности. Мальчики опережают девочек только в спорте. Угнетенные жертвы в школе – не девочки, а мальчики, которых учителя постоянно унижают, мешают проявлению их спонтанной активности, в результате чего мальчики гораздо чаще девочек отсеиваются из школы, пополняя ряды несовершеннолетних правонарушителей, алкоголиков и наркоманов. Из этого тут же делаются политические выводы:

«Каждое общество стоит перед проблемой социализации своих молодых мужчин. Традиционный подход состоит в воспитании характера: надо развивать у молодого мужчины чувство чести. Помогите ему стать ответственным, совестливым человеком. Сделайте из него джентльмена. Этот подход уважает мужскую природу мальчика, он проверен временем, и он работает. Даже сегодня, несмотря на несколько десятилетий моральной распутицы, большинство молодых людей понимают слово «джентльмен» и одобряют связанные с ним идеалы.

Гиллиган и ее сторонницы предлагают совершенно другое: социализировать мальчиков путем ослабления их маскулинности. Совет Глории Стайнем (известная американская феминистка. – И. К.) : «Воспитывайте мальчиков так, как мы воспитываем девочек». Этот подход глубоко неуважителен по отношению к мальчикам. Он навязчив и вреден, это совсем не то, что должны делать воспитатели в свободном обществе».

Доводы Соммерс выглядели не менее убедительно, чем слова Гиллиган. Консервативная пресса и политики немедленно начали кампанию по спасению мальчиков. Что ж, как сказали бы в советские времена, два мира – две идеологии. Но если оставить в стороне общие места и обратиться к эмпирическим фактам (данные об успеваемости, самоуважении и психическом здоровье мальчиков и девочек приводились в главе 2), то мы увидим, что тенденции гендерного развития не выглядят ни столь полярными, ни столь однозначными, ни столь катастрофическими.

Когда за дело взялись серьезные социологи, оказалось, что многие вопросы поставлены Гиллиган и Соммерс не совсем корректно.

В получившей престижную премию статье «Оценивая спор Гиллиган и Соммерс: гендерно-специфические тенденции благополучия детей и юношей в США (1985–2001)» Сара Медоус, Кеннет Лэнд и Викки Лэм (Meadows, Land, Lamb, 2005) рассматривают эти сюжеты в контексте общих тенденций социального благополучия, которые систематически измеряются в США с 1985 г. Важнейшие индикаторы детского благополучия: 1) материальное благополучие, 2) социальные отношения (с семьей и сверстниками), 3) здоровье, 4) безопасность / поведенческие заботы, 5) производственная активность и учебные достижения, 6) место в общине (участие в школьных или производственных делах) и 7) эмоциональное/духовное благополучие. Историческое сравнение их динамики показывает, что общий уровень благополучия американских детей с 1985 по 2001 г. значительно повысился, но этот процесс был нелинейным. Абсолютные показатели гендерных различий уменьшились в конце 1980-х, выросли в 1990-х и снова понизились после 1997 г. Это связано прежде всего с экономической ситуацией в стране. В целом, гендерные различия в качестве жизни, если они вообще существуют, незначительны, качество жизни как девочек, так и мальчиков в 2001 г. значительно лучше, чем в 1985 г., а разница между ними уменьшилась, хотя по разным индикаторам тенденции варьируют. Мнение многих феминистов, будто девочки находятся в невыгодных условиях, не выдерживает эмпирической проверки, особенно если речь идет об учебных достижениях. Отстают, особенно на высших уровнях образования, скорее мальчики.


Но может быть, у мальчиков и девочек разные критерии субъективной удовлетворенности жизнью и самоуважения? В феминистских исследованиях этот момент занимает центральное место, а в работе Медоус, Лэнда и Лэм он отсутствует. Из того, что не правы феминистки, говорящие о «кризисе девочек», еще не вытекает, что правы их противники, которые пишут о «критическом положении американских мальчиков». Чаще всего за этими жалобами стоит недостаток знаний и избыток оппортунизма. Газетные ссылки на психофизиологию и другие сложные науки, как правило, неосновательны и грешат упрощениями, статистические корреляции выдаются за причинные связи, а неправомерные умозаключения – за доказанные факты.

Подготовленный Независимым исследовательским центром супругов Гейтс основательный доклад Сары Мид «Правда о мальчиках и девочках» (Mead, 2006), опираясь на тщательный анализ социально-педагогической статистики, показывает, что слухи о глобальном отставании, регрессе и едва ли не гибели американских мальчиков, мягко говоря, преувеличены. В целом разрыв между девочками и мальчиками в пользу девочек в последние годы уменьшился, но в тех сферах, в которых девочки всегда опережали мальчиков, он увеличился, создавая тем самым впечатление глобального отставания мальчиков. Однако причина «гендерного разрыва» не в том, что мальчики стали учиться хуже, а в том, что девочки стали учиться лучше.

По словам Сары Мид, истерия по поводу мальчиков отчасти зависит от угла зрения. Хотя большинство американского общества, в конечном счете, приняло идею женского равенства, многим людям трудно переварить мысль, что женщины могут фактически превзойти мужчин в каких-то областях, даже если в других сферах они продолжают отставать. Поэтому мальчиков стали называть «отстающими», несмотря на то, что их абсолютные показатели улучшаются.

Долгосрочные тенденции национальной педагогической статистики США, ведущейся с начала 1970-х годов, неодинаковы по разным учебным предметам. Например, у мальчиков младшего и среднего возраста показатели по чтению за это время заметно улучшились, а у старших мальчиков ухудшились по сравнению с 1990-ми, но не с 1970-ми годами. По математике с 1990 по 2005 г. налицо стабильный рост, по истории есть небольшое улучшение, а по географии – никакого.

Короче, ничего катастрофического с мальчиками в последние годы не произошло, в целом разница между мальчиками и девочками стала меньше, чем раньше. В том, что девочки опережают мальчиков по чтению и письму больше, чем мальчики опережают девочек по математике, естественным наукам и географии, нет ничего нового. Разница в пользу девочек по этим предметам существовала всегда, сейчас мальчики ее даже уменьшили (у девятилеток с 13 пунктов в 1971 г. до 5 пунктов в 2005 г.). Зато преимущество 17-летних мальчиков перед девочками в математике уменьшилось, и это вызывает панику. У старших школьников улучшения вообще нет, некоторые показатели у обоих полов даже ухудшаются. Почему? Может быть, характер школьного преподавания не отвечает запросам ни мальчиков, ни девочек?

С этими выводами согласились и феминистки. Последний отчет AAUW (Corbett, Hill, St. Rose, 2008), подводя итоги развития американского образования за 35 лет, делает три главных вывода: 1) успехи девочек достигнуты не за счет мальчиков; 2) в среднем успеваемость улучшилась как у девочек, так и у мальчиков; 3) для понимания достижений девочек и мальчиков необходимо учитывать расово-этнические различия и разницу семейных доходов. «Кризис мальчиков» сильнее всего поражает мальчиков из бедных семей и из этнокультурных меньшинств. Некоторые группы американских мальчиков, особенно испаноязычные, черные и выходцы из бедных семей, действительно переживают учебные трудности, не выдерживая соревнования с более благополучными ровесниками и ровесницами, но это не гендерные, а социально-экономические и, если угодно, расовые проблемы.


О том же говорят западноевропейские и мировые данные.

В 19 из 22 стран ЕС и в трех партнерских странах доля получивших полное среднее образование девочек выше, чем доля мальчиков. В Дании, Финляндии, Исландии, Ирландии, Новой Зеландии, Норвегии, Польше, Испании и Бразилии девочки опережают мальчиков более чем на 10 %. В Турции выпускниц на 8 % больше, чем выпускников, а в Корее и Швейцарии эта разница меньше 1 % (см. подробнее Кон, 2009).

Впрочем, даже в одной и той же стране динамика развития в разных школах неодинакова. При обследовании 450 000 учащихся из 2 700 английских школ второй ступени выяснилось, что учебные показатели девочек во многих школах прогрессируют быстрее, чем показатели мальчиков, обратной тенденции нет нигде. В то же время почти в половине школ страны оба пола прогрессируют более или менее одинаково, а в значительном меньшинстве школ задача повышения общего уровня образования стоит острее, чем уменьшение «гендерного разрыва» (Grayetal.,2004).


Какое отношение все это имеет к России? К сожалению, в России нет того долгосрочного улучшения положения детей, которое констатируют американские и британские авторы и на фоне которого происходит отмеченное ими ослабление гендерных различий. Нет в России и адекватной социально-педагогической статистики, без которой нельзя судить о долгосрочных социальных процессах. Тем не менее, глобальные тенденции развития у нас и у них одни и те же. Западный опыт не объясняет наших конкретных проблем, но позволяет понять несостоятельность абстрактного противопоставления «мальчишеских» интересов «девчоночьим». На мой взгляд, ни американская, ни западноевропейская, ни российская школа сегодня, в отличие от недавнего прошлого, сознательно не протежируют ни мальчикам, ни девочкам. Однако школьное образование продолжает воспроизводить противоречия, характерные для современного гендерного порядка в целом. Разбираться в них должна теоретическая макросоциология. От социальной педагогики требуется чувство реализма и здоровое недоверие к тем, кто предлагает простые рецепты для решения сложных проблем.