Глава 3. Сексуальность


...

Сексуальный дебют: куда они торопятся?

Говорят, что в первый раз секс разочаровывает. Это безусловное вранье. В первый раз секс, без сомнения, роскошен изумителен невероятен ошеломителен идеален ослепителен лучше всего на свете.

Уильям Сатклифф

Сегодня первый сексуальный опыт подавляющее большинство юношей приобретают со сверстницами (доля проституток в нем составляет в США и в Западной Европе менее 3 %).

Несмотря на женскую сексуальную революцию, в большинстве стран, включая Россию, сексуально искушенных мальчиков во всех возрастах больше, чем девочек. По данным международного опроса студентов (2003 г.), к 15 годам опыт полового акта имели 17,5 % юношей и только 6,4 % девушек. К 17 годам гендерная разница увеличивается, но затем начинает сокращаться. Средний возраст сексуального дебюта студентов в России 17,0 лет у юношей и 18,3 у девушек. Опережают их только французы и болгары.

Однако гендерная разница в возрасте сексуального дебюта и предшествующих им форм сексуальной активности неуклонно уменьшается. Систематический анализ 35 важнейших американских лонгитюдов последних лет (Zimmer-Gembeck, Helfand, 2008) показывает, что сексуальное поведение мальчиков и девочек становится все более похожим, а сохраняющиеся различия связаны не столько с полом, сколько с социально-экономическими, этническими и культурно-религиозными факторами. В некоторых странах девочки уже систематически опережают мальчиков. Например, среди 14-17-летних немцев в 2005 г. половой акт пережили 39 % девочек и только 34 % мальчиков, причем девочки опережают во всех возрастах. Процентное соотношение сексуально искушенных девочек и мальчиков составляет в 14 лет – 12:10, в 15 лет – 23:20, в 16 лет – 47:35 и в 17 лет – 73:66. По разным формам петтинга девочки тоже опережают мальчиков (Youth Sexuality, 2006). Тем не менее, многие поведенческие и мотивационные различия сохраняются.

Как и другие сферы жизни, мужская сексуальность характеризуется крайностями. Мужчин, начинающих сексуальную жизнь очень рано (в 15 лет и моложе), значительно больше, чем женщин. В Дании, Исландии, Англии, Греции и Португалии таких мужчин около 25 %. Но доля «ретардантов», вступающих в сексуальные отношения сравнительно поздно (старше 19 лет), среди мужчин также больше, чем среди женщин. В Бельгии, Германии, Нидерландах, Норвегии и Швейцарии такие мужчины составляют 25 %. Это говорит о большем разнообразии мужских сексуальных сценариев.

Существенные различия мужской и женской мотивации показывает опрос молодежи Левада-Центром (2006 г. 1 775 респондентов от 16 до 29 лет). На вопрос: «В связи с чем вы прежде всего пошли на ваш первый сексуальный контакт?» – «сексуальное влечение» назвали 44 % мужчин и 16 % женщин, «любопытство» – 29 и 14 %, желание «быть как все» – 16 и 5 %, самоутверждение – 10 и 1 %, потребность повышения самооценки – 10 и 2 %. Мужская мотивация выглядит более эгоцентрической и инструментальной, чем женская, стереотипно объясняющая все «любовью».

Половому акту, естественно, предшествуют другие формы сексуальных контактов (поцелуи, ласки и т. д.) – Среди опрошенных в 2003 г. российских студентов подобным опытом обладали более 89 % юношей и 87 % девушек. По сравнению со студентами других стран, российские юноши начинали свои сексуальные контакты позже других, за исключением американцев, поляков и японцев. Зато время перехода от первого поцелуя к первой половой близости у российских юношей оказалось самым коротким во всей интернациональной выборке – только один год.

Первый сексуальный опыт большей частью не означает ни страстной любви, ни начала регулярной половой жизни.

Среди опрошенных в 1995 г. 16-19-летних россиян 35 % девушек и 15 % юношей сказали, что были влюблены в своего первого сексуального партнера. Остальные довольствовались симпатией или вообще ничего романтического не чувствовали (так ответил почти каждый четвертый юноша). 21 % юношей и 11 % девушек начали свою сексуальную жизнь с человеком, которого до этого вовсе не знали, 19 % юношей и 9 % девушек были знакомы около недели. Только 22 % юношей и 34 % девушек были знакомы со своим избранником год или больше, у многих первая связь сразу же прервалась. Это подтверждает и международное обследование студентов: почти у каждого третьего юноши и каждой десятой девушки первый сексуальный партнер был малознакомым человеком. Почти 15 % российских юношей указали, что пользовались услугами проституток (в Европе эти цифры значительно ниже).

Независимо от мотивации, бытовых условий (главная трудность для подростков – где найти уединенное место) и нравственной оценки, первая сексуальная близость нередко напоминает экзамен. Хотя это событие многократно предвосхищается и проигрывается в мечтах и ему, как правило, предшествует подготовка (ухаживание, ласки и т. п.), оно сопряжено с психологическими трудностями. Опыт мастурбации и даже краткосрочный сексуальный контакт еще не делают мальчика мужчиной. Юноша боится отсутствия эрекции или преждевременной эякуляции, ему стыдно признаться в своей неискушенности. Обилие незнакомых ощущений и сама ситуация «проверки», «испытания» заставляют молодых людей больше прислушиваться к своим собственным переживаниям, чем к чувствам партнерши. Если партнеры одинаково неопытны, у них нередко возникают трудности, причем далеко не все молодые люди догадываются обратиться за помощью к специалисту.

Юноши нередко чувствуют себя более неуверенными, чем девушки, отсутствие четких правил ставит их в трудное положение. У них больше страхов сделать что-то неправильно, и они больше заботятся о том, что думают девочки. Либерализация половой морали облегчает положение мальчиков в том смысле, что им легче добиться сексуальной близости. Но партнерские отношения психологически намного сложнее субъектно-объектных. Между тем примитивная модель «настоящего мужчины» молчаливо предполагает последовательный ряд упрощений и вульгаризации: маскулинность сводится к сексуальности, сексуальность – к половому акту, а половой акт – к семяизвержению.

Несмотря на то, что сексуальность свободно обсуждается в подростковой среде, и даже при наличии (к России это не относится!!!) школьного сексуального просвещения, первый половой акт часто бывает спонтанным и неожиданным. По данным немецкого национального опроса 14-17-летних школьников, «полной неожиданностью» он оказался для 24 % девочек и 37 % мальчиков. Чем младше мальчик, тем неожиданнее для него это событие (так ответили 36 % 15-летних и 54 % 14-летних мальчиков (Youth Sexuality, 2006).

Это сказывается и на ретроспективной оценке сексуального дебюта. 73 % юных немцев сочли свой первый раз приятным, 13 % сказали, что «ничего особенного», 13 % испытали угрызения совести, а 7 % этот опыт показался неприятным.

Четыре пятых опрошенных в 1995 г. российских юношей и больше половины девушек оценили его положительно. Однако 13 % юношей и 24 % девушек затруднились оценить его, а у 6 % юношей и 24 % девушек он оставил в целом неприятные воспоминания. Объясняя свою неудовлетворенность, юноши чаще называют неблагоприятные внешние условия, то, что им не понравился половой акт или что они сами действовали неправильно. У девушек главная причина разочарования – отсутствие удовольствия от акта, чувство, что сближение произошло слишком рано или что это был «не тот» партнер (юноши называют последний мотив в три с половиной раза реже). Оценка сильно зависит от чувств, испытываемых к партнеру до сближения.

Кроме того, мальчикам труднее найти интимных друзей, которым можно рассказать все как есть, ничего не приукрашивая.

«Как ты лишился девственности? Расскажи об этом в трех предложениях»


Было раннее утро. Мы пришли с дискотеки. Обоим очень хотелось.

Выпил. Заснул. Проснулся мужчиной.

Вечер. Мама за стенкой. Приятно!

Врал. Кряхтел. Уснул.

Все произошло у нее на квартире. Мы лежали на ковре, я был сверху. После акта долго смеялся.

Глупо. Даже и не понял, что совершил. Так, поставил галочку в «списке жизни» – сделал.

В гостинице «Домбай». Ей 15, мне 16. Было так себе.

Быстро, приятно, энергично.

Пришел. Увидел. Лишился.

Потрогал. Потрогала. Тепло» (Men's Health. Август 2005. С. 18).


Хотя в целом мальчики довольны своей сексуальной инициацией, «первый раз» нередко сопряжен с трудностями.


О первом разе от первого лица:

«Когда я в первый раз оказался с девушкой в постели, возникли следующие проблемы: 1. У меня была плохая эрекция; 2. После введения члена я практически сразу же кончил (в презерватив). Нормально ли это для первого раза, и что вы можете посоветовать на будущее?»

«С эрекцией все в порядке, когда я знаю, что секса не будет, но когда я знаю, что у меня будет секс, то что-то происходит в моем мозгу, и нет эрекции»

«Все началось с первого раза. Долго мы с подругой шли к этому, и когда она мне дала понять, что вот сейчас все и произойдет, в моей голове промелькнула вдруг шальная мысль, а вдруг не встанет? И не встал, несмотря на все ее старания. Со второй попытки кое-как все-таки получилось. Дальше – лучше, в конце концов, когда я переставал об этом думать, все шло замечательно. Если задумывался опять – проблема возвращалась. Получалось, что если секс происходил спонтанно, буквально сбросив одежды, придя с улицы, то все получалось, а если же это ожидалось, к этому надо было подготовиться, то я терпел фиаско. Поцелуи, прелюдия – стоит, вылез из штанов – опал».

«Я, как и любой нормальный человек, обожаю секс, но у меня одна проблема, в детстве я мастурбировал (с 14 лет до 17). Сейчас с мастурбацией баста, но с девушкой я быстро кончаю и медленно возбуждаюсь. Что со мной происходит? Это может быть из-за моей мастурбации? Мне 18, Андрей».

«Ну, было мне, короче, 16 лет, а парни, короче, знали, что я еще не пробовал, ну и затащили меня к одной: ну, она старше меня была… Я в ванную зашел, и она такая заходит, говорит: "Ты грудь когда-нибудь трогал?" Я ей: «Нет». Она мне: "А хочешь потрогать?" Я ей: "Нет, не хочу". Мне стыдно стало офигеть как! Ну, это все быстро произошло, она сама все сделала…Ну, потом стыдно было офигенно, неудобно перед парнями, даже не то что неудобно, а злость была какая-то. И в то же время думал типа: "Классно, что вот – это произошло!"»


Поделиться опытом мальчику зачастую не с кем. Среди 14-17-летних немцев маме рассказали о первом разе 64 % девочек и только 34 % мальчиков. Главный сексуальный кон-фидант мальчика – лучший друг (54 %); другим мальчикам рассказали 24 %, никому – 19 %.

Поскольку секс для подростка – нечто запретное и рискованное, раньше других вовлекаются в него любители острых ощущений и те, кто нуждается в самоутверждении.


Первое в мире популяционное исследование первого раза (Santtila et al., 2009) подтвердило, что молодые мужчины часто испытывают при этом трудности психофизиологического и эмоционального порядка. 3 186 молодых финских мужчин-близнецов и их братьев (средний возраст 26,17 лет) опрашивали об эректильной дисфункции, преждевременной эякуляции, контексте и эмоциональных реакциях во время первого сношения, а также об отношении их родителей к наготе и сексуальности. Выяснилось, что преждевременная эякуляция (но не эректильная дисфункция) значимо зависит от генетических факторов. Более положительные родительские установки связаны с меньшими дисфункциями и более положительными чувствами при первом сношении. Первое сношение с незнакомым партнером и в состоянии сильного опьянения, а также при наличии группового давления и нежелании вступать в сношение усиливает отрицательные чувства и ослабляет положительные. Эректильные дисфункции при первом половом акте теснее связаны с отрицательными, чем с положительными эмоциями. Короче говоря, популяционные исследования указывают в том же направлении, что и клинические.

Это подтвердило проведенное в 1993 г. (Червяков, Кон, Шапиро) сравнение сексуально искушенных и девственных 16-летних российских школьников. С утверждением «Я получаю настоящее удовольствие, совершая довольно-таки рискованные поступки», согласились 58 % сексуально активных подростков и только 43 % девственников. Суждение «Мне нравится постоянно испытывать себя, делая что-нибудь немного рискованное», отнесли к себе 65 % первой и 44 % второй группы. Больше половины сексуально активных и менее трети неопытных подростков сказали: «Я часто стараюсь проверить, насколько далеко я могу зайти». 43 % сексуально искушенных подростков сказали, что они «иногда делают что-то специально, чтобы шокировать родителей или других взрослых, просто для смеха». У девственников таких ответов на 12 % меньше. Однако «независимость» от старших часто оборачивается рабской зависимостью от сверстников. Среди сексуально активных чаще встречаются юноши и девушки, податливые на уговоры и заразительные примеры. 52 % из них сказали: «Иногда я позволяю другим уговорить себя сделать то, чего, как я знаю, делать не следует». Девственников с такой самохарактеристикой на 10 % меньше.

Хотя сама по себе сексуальная активность не приносит мальчику вреда, раннее вовлечение в нее часто коррелирует с ухудшением успеваемости, конфликтами с учителями и родителями и разными формами социально неодобряемого поведения. Девять из десяти сексуально активных 16-летних отведали вкус сигарет, трое из четырех курят (среди девственников соответствующие показатели – 62 и 36 %). Девять из десяти сексуально активных уже бывали пьяными (среди сексуально неискушенных – каждый второй). Почти треть сексуально искушенных подростков успели «словить кайф» от наркотиков (среди остальных таковых в пять раз меньше). Также ведут себя, по их мнению, и их друзья.


Самое методологически совершенное лонгитюдное исследование социальных и психологических факторов, от которых зависит возраст сексуального дебюта, выполнено в Норвегии (Pedersen, Samuelsen, Wichtstroem, 2003). Репрезентативную национальную выборку из 1 399 подростков опрашивали в 1992, 1994 и 1999 гг., средний возраст респондентов в начале исследования был 13,4, а в конце – 20,6 лет. Исследование подтвердило выводы прежних работ, а именно что раннее начало сексуальной жизни во многом обусловлено неблагоприятными социально-экономическими условиями (бедность, плохая успеваемость, вовлеченность в девиантное поведение, алкоголизм). Однако мальчики, раньше других начинающие сексуальную жизнь, наряду с проблемным поведением отличаются более положительным образом «Я», уверенностью в своей физической привлекательности и популярности у девочек. Подростковую сексуальную активность нельзя рассматривать как нечто компенсаторное.

Традиционный охранительный взгляд, особенно характерный для российской науки, видит в подростковой сексуальности рискованную девиацию, отклонение от нормы, акцентируя связанные с нею риски и трудности. Эти издержки вполне реальны. В пяти из шести американских лонгитюдов, сравнивавших возраст сексуального дебюта школьника и его школьные достижения (общее число испытуемых 4 289 чел.), ранний сексуальный опыт коррелирует с пониженными учебными притязаниями и образовательными планами (Zimmer-Gembeck, Helfand, 2008).

По данным Add Health, интеллектуально более развитые (с высоким IQ) подростки чаще других склонны отложить начало сексуальной жизни (Halpern et al., 2000); у них больше других интересов и долгосрочных планов и сильнее развито чувство ответственности.

Относительно раннее вовлечение мальчика в сексуальность не имеет однозначного объяснения. Оно может быть ускорено: а) определенными диспозиционными чертами, проявляющимися в нестандартном поведении, б) отсутствием значимых социальных связей с семьей, школой и другими социальными институтами, в) биологическими особенностями (раннее половое созревание, специфический уровень или конфигурация гормонов), г) проблемным поведением (типа экспериментирования с алкоголем и другими ненормативными действиями), д) успехом в своей социально-возрастной группе (поскольку ранние свидания ассоциируются с популярностью у сверстников). Это совершенно разные факторы.

Судя по данным американских лонгитюдов, семейная социализация, включая родительской контроль, слабо влияет на возраст сексуального дебюта, слишком жесткий родительский контроль порой даже ускоряет сексуальную инициацию мальчиков.

Решающую роль в формировании нормативных установок и сексуальных ценностей подростков играют не родители, а общество сверстников, причем мальчики склонны преувеличивать сексуальную «продвинутость» своих друзей и однокашников.

Хотя только 36 % опрошенных в 1993 г. (Червяков, Кон, Шапиро) 16-17-летних российских школьников сами имели сексуальный опыт, на вопрос: «Сколько примерно твоих друзей уже имели половые сношения?» – 15 % этой группы ответили «примерно половина», 16 % – «больше половины» и еще столько же – «практически все». У сексуально искушенных аберрация еще больше: «никто» – меньше одного процента, «меньше половины» – 21 %, «примерно половина» – 18 %, «больше половины» – 26 %, «практически все» – 33 %. Завышенная оценка возрастной «нормы» толкает подростка к рискованным сексуальным и прочим экспериментам. Сходную тенденцию обнаружили у 14-15-летних немецких подростков.

Психология bookap

Чтобы уменьшить риски раннего вовлечения подростков в сексуальную жизнь, все цивилизованные страны занимаются сексуальным образованием молодежи. В России этого не делают, поэтому наши показатели по нежелательным беременностям, абортам и заболеваниям, передающимся половым путем (ЗППП), одни из худших в мире.

Российским подросткам вообще не с кем откровенно поговорить о своих сексуальных проблемах. Коммуникация с родителями по этим вопросам практически отсутствует. Сложно обстоит дело и с друзьями. По данным Международного студенческого опроса 2003 г., доля российских мальчиков, которые часто и откровенно говорили на эти темы с друзьями, составила: в 11–13 лет – 10,4 %, в 14–15 лет – 21,3 %, в 16–18 лет – 36,4 %. Наши юноши – самые сексуально некоммуникабельные мальчики во всех девяти странах, где проводился опрос. Причем разница со сверстниками по этому показателю у них очень велика. У 16-18-летних отставание от зарубежных ровесников составляет от 9 до 30 и даже 36 % (Денисенко, 2006).