ЧАСТЬ 3. Покров просветления


...

ГЛАВА 19. Запредельности не существует

Это огромная иллюзия — думать, что есть нечто запредельное, куда «ты» можешь попасть. Нет ни «тебя», ни «запредельности». Великая иллюзия вопроса «КТО Я?» заключается в том, что «ты» можешь узнать, кто «ты», и стать чем-то вроде «просветленного». На самом деле «тебя» НЕТ.

ИЗУЧЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ ЗАПРЕДЕЛЬНОСТИ

Волински: Где в твоем теле находится концепция по имени запредельность?

Ученик: Во всем теле.

Волински: Какое определение концепция по имени «мое» сознание могла бы дать концепции запредельности?

Ученик: Запредельность — это когда ты переносишься в иное место, иное пространство, иной мир.

Волински: Какие предположения концепция по имени «мое» сознание сделала о концепции запредельности, концепции пространства, концепции переноса в иное место?

Ученик: Что запредельность — это место, в которое я хочу попасть и остаться там.

Волински: Концепция, которую сознание называет «запредельностью, местом и пространством, в которое я хочу попасть» — каковы последствия этих концепций для «моего» сознания?

Ученик: Из-за них сознание чувствует себя здесь не слишком хорошо и пытается попасть «туда», в запредельность — она похожа на рай, и хочется оказаться там.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание, и концепция запредельности, и концепция ухода туда, и иного мира, в который хочется попасть и остаться там, потому что это подобие рая — если бы все это было просто концепциями, образованными из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: Тогда все рушится.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию места, и в концепцию по имени «запредельность», и в концепцию по имени «рай — место, куда хочется попасть — иной мир», и т. д. — если бы «мое» сознание поверило в это, как бы тогда поступила концепция по имени «мое» сознание?

Ученик: Она бы попыталась чего-то достичь, куда-то перенестись, чем-то стать.

Волински: А если бы концепции «запредельности, места, рая, пространства, перемещения, достижения, желания перенестись туда» были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: …. просто пустота.

Волински: Если бы «мое» сознание поверило в концепции по имени «запредельность, место, пространство, иной мир, я хочу попасть туда, перемещение, рай» — как бы концепция по имени «мое» сознание обманывала себя?

Ученик: Внушая себе, что существует какая-то беспредельность, какое-то место, куда можно попасть.

Волински: А если бы все эти концепции были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда..?

Ученик: … тогда все бессмысленно_____ (Молчание)

Волински: А как может обманываться концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепции запредельности, места, иного мира, рая и духовных путей, помогающих попасть туда?

Ученик: Говоря другим, что все это правда, что так должно быть, и нужно стремиться туда.

Волински: А если бы концепция «если изо всех сил стремиться туда, то обязательно окажешься там» и все прочие концепции были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: Все… (молчание)… исчезло.

Волински: Эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепции «запредельности, места, пространства, стремления, духовных путей, желания попасть туда» — о чем эта концепция по имени «мое» сознание не хочет говорить?

Ученик: О том, что все это — чушь.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание не хочет говорить о том, что все это чушь?

Ученик: Потому что самой концепции сознания больше не будет, если она поймет это.

Волински: А если бы концепции «быть» или «не быть» были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: Просто концепции ___ пустота __ (молчание).

Волински: Если бы концепция по имени «мое» сознание поверила в концепции запредельности, места, пространства, иного мира, рая, духовных путей, стремления попасть туда и остаться там, в концепции по имени «быть» или не «быть» — о чем бы концепция по имени «мое» сознание не захотела знать?

Ученик: О том, что и знать-то нечего.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание не хочет знать о том, что и знать-то нечего?

Ученик: Она хочет уцепиться за что-нибудь, она хочет иметь точку опоры.

Волински: А если бы все эти концепции, в том числе и концепция по имени «уцепиться за что-нибудь, и желание иметь точку опоры», были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: … просто пустота.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание поверила в концепции запредельности, места, пространства, рая, духовных путей, стремления попасть туда, перемещения, бытия, небытия, опоры, отсутствия опоры — если бы концепция по имени «мое» сознание поверила во все это, чего бы она не смогла пережить?

Ученик: Того, что все это абсурд.

Волински: А если бы все эти концепции, в том числе и концепция абсурда, были частью «моего» сознания, и если бы даже «я», которое слышит и ощущает это, также были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: … просто пустота ___ (молчание) ____ (молчание).

МЫ МОЖЕМ ИСПОЛЬЗОВАТЬ СЛОВО ЗАПРЕДЕЛЬНОСТЬ ДЛЯ ОПИСАНИЯ ТОГО, ЧЕГО НЕТ.

В УТВЕРЖДЕНИИ «ВСЕ ЭТО ИЛЛЮЗИЯ» НЕТ НИЧЕГО НОВОГО; ОДНАКО ОНО ПОЗВОЛЯЕТ «КОМУ-ТО» ВООБРАЖАТЬ, ЧТО ВСЕ, ЧТО ВИДИТ «Я» — ЭТО ИЛЛЮЗИЯ, НЕ ПОНИМАЯ ПРИ ЭТОМ, ЧТО ВИДЯЩИЙ ТОЖЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЧАСТЬЮ ИЛЛЮЗИИ.