Глава 11. Мир теней.

Приближался вечер, и я начала подозревать, что не успею справиться со своей работой. Клара сказала, чтобы я сгребла листья на поляне за домом и наносила от ручья камней для того, чтобы выложить их вдоль тропинки, ведущей от огорода к внутреннему дворику. Я едва успела догрести граблями листья и поспешно выравнивала камни в две линии вдоль дорожки, когда Клара вышла из дома, чтобы посмотреть на мою работу.

- Ты побросала камни как попало, - сказала она, одним взглядом окинув тропинку. - И все еще не закончила сгребать листья. Чем ты занималась всю вторую половину дня? Снова мечтала?

К моему разочарованию несколько несвоевременных порывов ветра раздули на поляне аккуратные кучки листьев прежде, чем я успела собрать их в корзину.

- По-моему, камни лежат довольно хорошо, - сказала я в свою защиту. - А что касается листьев, что ж, кто мог знать, что ветер снова разбросает их?

- Если ставить себе целью построение совершенной вещи, тогда то, о чем ты сказала "довольно хорошо", не представляет собой ничего хорошего, - перебила меня Клара. - К настоящему времени ты уже должна была понять, что внешний вид всего, что мы делаем, реально отражает наше внутреннее состояние.

Я сказала ей, что не представляю себе, каким образом расположение тяжелых камней может быть чем-то отличным от трудной работы.

- Это лишь потому, что ты делаешь все, думая о том, как бы поскорее от этого отделаться, - упрекнула она. Она подошла к рядам камней, которые я выравнивала, и покачала головой. - Может показаться, что кто-то просто уронил здесь эти камни, не задумываясь над тем, как их следует правильно расположить.

- Начинало темнеть, и у меня просто не оставалось времени, - объяснила я.

В этот момент я не была настроена вести длинные дискуссии об эстетике и законах композиции. Кроме того, я считала, что разбираюсь в этом лучше, чем Клара, потому что в свое время посещала занятия по композиции.

- При расстановке камней важно то же, что и при занятиях кунг-фу, - сказала Клара. - Важно то, как мы это делаем, а не то, сколько мы успели сделать.

Я встряхнула кистями, чтобы расслабить уставшие пальцы.

- Ты хочешь сказать, что таскание камней - это один из способов заниматься боевыми искусствами? - удивленно спросила я.

- А что же тогда такое по-твоему кунг-фу? - задала она встречный вопрос.

Я подумала, что она пытается поймать меня на незнании элементарного, и поэтому подумала и дала ответ, который представлялся мне правильным.

- Это вид боевых искусств, представляющий собой систему приемов рукопашного боя, - уверенно заявила я.

Клара отрицательно покачала головой.

- Только спроси Тайшу, и она сразу же выдаст тебе самый прагматичный ответ, - сказала она, смеясь.

Она уселась на одно из плетеных кресел на краю внутреннего дворика, откуда открывался хороший вид на тропинку. Я развалилась в другом кресле, которое стояло рядом. Когда я устроилась удобно, положив ноги на край

огромного керамического горшка, Клара начала объяснять, что понятие "кунгфу" по-китайски пишется с помощью двух иероглифов, один из которых значит "работа, сделанная на протяжении какого-то периода времени", а другой означает "человек". Когда эти два иероглифа объединяются в одно слово, их смысл сводится к следующему: человек стремится усовершенствовать себя при помощи постоянных усилий. Она настаивала на том, что независимо от того, расставляем ли мы камни, или сгребаем листья, мы всегда выражаем в своих действиях свое внутреннее состояние.

Таким образом, совершенствовать свои действия означает совершенствовать себя, - сказала Клара. - Вот в чем подлинный смысл кунг-фу.

- Но я по-прежнему не вижу связи между расположением камней и занятиями кунг-фу, - сказала я.

- Тогда я расшифрую для тебя, что это значит, ответила Клара подчеркнуто терпеливо. - Я предложила тебе носить камни от ручья для того, чтобы ходьба вверх по крутой тропинке с дополнительным грузом способствовала развитию твоей внутренней силы. Ведь мы не просто наращиваем мускулатуру, а скорее развиваем внутреннюю энергию. Этой же цели служат и все дыхательные упражнения, которым я тебя уже обучила, и которые ты должна выполнять ежедневно. Они служат развитию твоей внутренней силы.

Я почувствовала себя виноватой. Увидев, как она посмотрела на меня, когда говорила, что я должна выполнять дыхательные упражнения ежедневно, я заключила, что она отлично знает, что я не выполняю их так методично, как это от меня требуется.

- То, чему я тебя здесь обучаю, можно было бы назвать по-китайски "нэй-кунг", или внутреннее кунг-фу, - продолжала Клара. - Внутреннее кунг-фу использует контроль дыхания и циркуляцию энергии для того, чтобы укрепить тело и улучшить здоровье человека, тогда как внешнее кунг-фу, подобное тем приемам каратэ, которые ты изучала у своих японских учителей, и тем движениям, которые я показывала тебе, служит для наращивания мышц и выработки молниеносной реакции, но при этом энергия высвобождается и уходит от нас.

Клара сказала, что внутреннее кунг-фу монахи в Китае начали практиковать задолго до того, как они развили внешнее кунг-фу, или жестокие стили единоборств, которые в наши дни и известны повсеместно как кунг-фу. - Вот что ты должна понять, - продолжала Клара. Независимо от того, занимаешься ли ты боевыми искусствами или изучаешь те упражнения, которые я тебе показала, твоей целью должно быть совершенствование своего внутреннего существа с тем, чтобы оно могло выйти за пределы внешней формы и совершить абстрактный полет.

Чувство уныния нависло надо мной, как темное облако. Ко мне снова вернулось мое старое угнетенное состояние, в котором я чувствовала, что обречена на неудачу. Даже если я действительно буду делать дыхательные упражнения так, как рекомендует Клара, я никогда не смогу преуспеть настолько, чтобы хоть как-то рассчитывать на практический успех в этом начинании.

- Ты была очень терпеливой в течение всех этих месяцев, - сказала Клара, похлопав меня по щеке, словно зная, что я нуждаюсь в поддержке. - Ты ни разу не спросила меня, что означают мои постоянные намеки на то, что я обучаю тебя магии как формальной дисциплине.

Я увидела хорошую возможность выяснить то, что занимало меня еще с тех пор, когда она впервые использовала при мне это слово.

- Почему ты называешь эту формальную дисциплину магией? - спросила я.

Клара уставилась на меня. Выражение ее лица было как нельзя более серьезным.

- Трудно сказать. Я неохотно обсуждала этот вопрос раньше потому, что не хотела напугать тебя, говоря правду, или врать, чтобы удовлетворить твое любопытство, - ответила она. - Сейчас, мне кажется, все же пришло время поговорить об этом. Но прежде всего позволь мне рассказать тебе побольше о жителях древней Мексики.

Клара наклонилась ко мне и сказала тихим голосом, что люди в Мексике до вторжения в эту страну испанцев были во многих отношениях очень похожи на древних китайцев. Общность их мировоззрения, вероятно, можно объяснить тем, что эти народы близки по происхождению. Древние мексиканцы, однако, имели небольшое преимущество перед древними китайцами, потому что мир, в котором они жили, был несколько более мимолетным, сказала она. Это заставило их внимательно присмотреться ко всем аспектам бытия и попытаться построить самый гармоничный подход к жизни. Они хотели понять вселенную, жизнь, смерть и сферу возможного для человека, рассматривая это все с позиции осознания и восприятия. Это великое стремление к познанию привело их к созданию средств, с помощью которых они могли достигать невообразимых уровней восприятия. Они оставили подробные описания этих средств и создали карты миров, которые им удалось таким образом посетить. Эта традиция передавалась из поколения в поколение, оставаясь всегда под покровом тайны.

Почти запыхавшись от восторга или, быть может, удивления, Клара закончила свой рассказ об этих древних индейцах, сказав, что они фактически были магами. Она смотрела на меня широко открытыми глазами. В сумерках ее зрачки казались огромными. Она поведала мне, что ее главный учитель, мексиканский индеец по происхождению, обладал исчерпывающими знаниями об этих средствах и передал их ей.

- Ты обучаешь меня этим методам, Клара? - сказала я, сравниваясь с ней по восторженности. - Ты говорила, что кристаллы использовались в качестве оружия древними магами, что магические приемы освящены их намерением и что вспоминание тоже было изобретено в древности. Значит ли все это, что ты обучаешь меня магии?

- Отчасти это так, - ответила Клара. - Но пока нам достаточно остановиться лишь на том, что эти средства изменения уровня восприятия являются магией.

- Почему так?

- Потому что нас интересует сейчас нечто большее, чем старинные эзотерические ритуалы и заклинания тех магов, которые жили когда-то давно. Видишь ли, мы верим в то, что эти причудливые практики и навязчивый поиск силы привел лишь к тому, что их эгоизм усилился. Этот путь ведет в тупик, потому что по нему никогда не придешь к безусловной свободе. Именно к такой свободе мы стремимся. Опасность здесь в том, что практикующий магию в наше время может слишком легко стать на ложный путь и последовать за магами древности.

- Я не стану на этот путь, - заверила я ее.

- Честное слово, не могу сейчас рассказать тебе больше, - сказала она сердито. - Но ты узнаешь больше по мере того, как будешь продвигаться дальше.

Почувствовав, что меня обманули, я отчаянно запротестовала. Я обвинила ее в том, что она сознательно дразнит мое любопытство, подсовывая мне каждый раз лишь крохи информации, которые я могу просто повертеть в уме, так ничего и не поняв. Кроме того, она постоянно обещает мне, что все это будет раскрыто мне в будущем, никогда не называя конкретного времени.

Клара не обратила никакого внимания на мой протест. Она вела себя так, словно я не произнесла ни слова. Она встала, подошла к куче камней и подняла один из них с такой легкостью, будто он был сделан из пенопласта. Некоторое время поразмыслив, как лучше его расположить, она установила его у края дорожки. Затем она разместила рядом еще два камня, каждый из которых был размером в футбольный мяч. Оставшись довольна их расположением, она отошла на несколько шагов, чтобы полюбоваться композицией. Я должна была признать, что тропинка, ведущая к огороду, гладкие серые камни и зубчатые листья растений - все это вместе выглядело очень гармонично.

- Прежде всего важна грация, с которой ты работаешь с вещами, - объяснила Клара, подбирая еще один камень. - Твое внутреннее состояние отражается в том, как ты движешься, разговариваешь, ешь и располагаешь камни. Неважно, что ты делаешь, если в процессе работы ты продолжаешь концентрировать энергию и превращать ее в силу.

В течение некоторого времени Клара снова внимательно смотрела на дорожку, словно прикидывая, куда бы положить следующий камень, который она держала в руках. Найдя подходящее место, она мягко положила его туда и ласково похлопала ладонью.

- Как человек искусства, ты должна знать, что камни должны располагаться там, где для них самое подходящее место, - сказала она, - а не там, где тебе легче всего их уронить. Разумеется, если бы ты была наделена силой, ты могла бы ронять их как попало, и в результате каждый раз возникала бы композиция непревзойденной красоты. Подлинный смысл раскладывания камней в том, чтобы понять это.

Слушая то, что она говорила, и видя, как уродливо и беспорядочно расположены камни, которые установила вдоль тропинки я, я поняла, что снова потерпела неудачу. Сильное разочарование охватило меня.

- Клара, я - не человек искусства, - призналась н. Я - всего лишь ученик. В действительности, я лишь бывший ученик. Я ушла из художественной школы год назад. Я люблю думать, что я - художник, только и всего. На самом же деле я - ничто.

- Все мы - ничто, - напомнила мне Клара.

- Знаю, но ты - таинственное ничто, исполненное силы, тогда как я - всего лишь жалкое, глупое и ничтожное ничто. Я не могу даже разложить в одну линию груду камней. Нет никакой...

Клара зажала своей рукой мой рот.

- Не говори больше ни слова, - предупредила она. Еще раз предостерегаю тебя. Будь внимательна со всем, о чем рассуждаешь вслух в этом доме. И особенно в сумерках!

Было уже почти совсем темно, и все вокруг замерло в настолько абсолютном покое, что мне стало жутко. Птиц не было слышно. Все стихло. Даже ветер, который так раздражал меня, когда я пыталась сгрести листья, полностью унялся.

- В это время нет теней, - прошептала Клара. Давай посидим под этим деревом в темноте и посмотрим, сможешь ли ты войти в мир теней.

- Погоди минутку, Клара, - сказала я громким голосом, который больше напоминал крик. - Что ты собираешься со мной делать?

Волны нервной дрожи пробегали по моему животу, и несмотря на то, что на улице было прохладно, лоб покрылся потом.

Тогда Клара прямо спросила меня, занималась ли я дыхательными упражнениями и магическими приемами, которым она меня обучила. Больше всего на свете я хотела ответить, что занималась, но это была бы ложь. На самом деле я все же немного практиковала их, ровно столько, чтобы не забыть их, потому что на большее у меня не оставалось ни времени, ни сил - вспоминание поглощало меня цели

Целиком. А вечером я чувствовала такую усталость, что не могла делать ничего, а хотела лишь упасть в постель и уснуть.

- Ты не занималась ими регулярно, ведь если бы это было не так, ты не была бы сейчас в таком плачевном состоянии, - сказала Клара, наклоняясь ко мне. - Ты дрожишь, как осиновый лист. Есть один секрет, касающийся тех упражнений и приемов, которые я тебе показала. Их эффективность зависит от знания этого секрета.

- Какой это секрет? - спросила я, заикаясь.

Клара легонько похлопала меня по голове.

- Ими нужно заниматься каждый день. В противном случае они бесполезны. Ты ведь не можешь представить свою жизнь без еды или питья? А упражнения, которые я показала тебе, даже более важны, чем еда и питье.

Она добилась своего. Я втихомолку поклялась, что каждый вечер перед тем, как ложиться спать, я буду делать их, и кроме того, повторять каждое утро после пробуждения до ухода в пещеру.

- У человеческого тела есть вспомогательная энергетическая система, которая начинает действовать, когда мы находимся в состоянии стресса, - объяснила Клара. А стресс случается тогда, когда мы в чем-то доходим до крайности. Примером может послужить твое теперешнее состояние, когда ты очень сильно обеспокоена собой и своими возможностями. Вот почему одним из фундаментальных принципов искусства быть свободной является необходимость избегать крайностей.

Она сказала, что движения, которым она обучила меня, будь то дыхательные упражнения или магические приемы, важны потому, что воздействуют непосредственно на эту резервную энергетическую систему. Они считаются незаменимыми средствами для развития энергетического тела, потому что позволяют по резервным каналам подводить к нему дополнительную энергию. Затем, когда снова приходит время действовать, вместо того, чтобы чувствовать себя энергетически истощенными после стресса, мы становимся сильнее и ощущаем прилив энергии, которая может быть использована для осуществления необычных действий.

- А сейчас, прежде чем заняться миром теней, я покажу тебе еще два незаменимых магических приема, которые объединяют в себе дыхание и движение, - продолжала она. - Повторяй их каждый день, и ты не просто перестанешь болеть и уставать, но и получишь большое количество энергии, которую можно будет использовать для того, чтобы твое намеревание стало более действенным.

- Чтобы что стало более действенным?

- Твое намеревание, - повторила Клара. - Намерение, с помощью которого ты можешь достичь успеха в любом начинании. Помнишь?

Она взяла меня за плечи и повернула так, что я оказалась сидящей лицом к северу.

- Это движение особенно важно для тебя, Тайша, потому что твои легкие ослаблены из-за того, что ты очень много плачешь, - сказала она. - За все предыдущие годы жалобы на свою жизнь, конечно же, сказались на твоих легких.

Ее утверждение привлекло мое внимание. Я видела, как она развела немного колени и лодыжки, приняв стойку, которая в боевых искусствах называется "стойкой всадника", потому что ноги в этой стойке напоминают положение ног у человека, скачущего на лошади. Они стоят на ширине плеч, немного разведены в стороны и согнуты. Указательный палец левой руки был направлен вниз, тогда как остальные пальцы были согнуты во втором суставе. Начиная вдох, она плавно, но уверенно повернула голову вправо, насколько это было возможно. Одновременно с этим она описала круг левой рукой, вращая ее в плечевом суставе, начиная с подъема ее перед собой, затем над головой и заканчивая движением руки за спиной до упора ладонью в копчик. При этом правая рука перемещалась на уровне талии за спину и расположилась так, что правый кулак прижался к оттопыренному запястью левой руки, лежащей ладонью на копчике.

С помощью правого кулака она подтолкнула левую руку вверх вдоль позвоночника, тогда как согнутый локоть при этом торчал вбок, и вдох закончился. Затем она досчитала до семи, задержав дыхание, а потом расслабила левую руку, возвращая ее вниз на копчик и снова вращая ею, на этот раз в обратном направлении так, что, пройдя над головой, она остановилась, накрыв ладонью лобковую кость. Одновременно с этим она обвела правой рукой вокруг талии вперед и поместила кулак правой руки на левую, а затем толкала левую руку вверх по животу, заканчивая при этом выдох.

- Повтори это движение вначале левой рукой, а затем сделай все то же симметрично для правой руки, - сказала она. - Так тебе удастся привести в равновесие обе стороны тела.

В качестве демонстрации она проделала то же движение, поменяв руки ролями, и поворачивая на этот раз голову влево.

- Теперь попробуй ты, Тайша, - сказала она, отступая в сторону, чтобы освободить пространство для вращения моей руки.

Я точно повторила ее движения. Когда я вела левую руку назад, я почувствовала неприятное напряжение вдоль нижней части моей вытянутой руки, которое распространилось от самых пальцев до подмышки.

- Расслабься и дай возможность энергии вдоха течь через руку и вытекать через кончик указательного пальца, - посоветовала она. - Держи указательный палец вытянутым, а остальные пальцы согнутыми. Таким образом ты сможешь сделать протекание энергии по каналам вдоль руки беспрепятственным.

Боль становилась все сильнее, когда я поднимала согнутую руку вверх вдоль позвоночника. Клара заметила гримасу боли у меня на лице.

- Не толкай руку слишком сильно, - предупредила она, - или ты растянешь себе сухожилия. И не напрягай плечи, когда толкаешь ее вверх.

Выполнив движение еще и правой рукой, я почувствовала жжение в мышцах бедер от продолжительного стояния в позе всадника. Несмотря на то, что я стояла в этой стойке каждый день, занимаясь кунг-фу, казалось, что мои ноги вибрируют так, словно по ним течет электрический ток. Клара велела мне стать ровно и встряхнуть ногами для того, чтобы избавиться от напряжения.

Клара подчеркнула, что этот магический прием, в котором объединены дыхание и движение рук, способствует перемещению энергии к органам, находящимся в груди, что активизирует их. Этот прием воздействует на глубинные, фундаментальные центры, которые редко вступают в действие. Вращение головой способствует лучшей работе желез, находящихся в шее, а также открывает энергетические каналы, идущие к затылку. Она объяснила, что если эти центры удается пробудить и наполнить энергией, получаемой в процессе дыхания, они помогут открыть такие тайны, которые нам и не снились.

- Для того, чтобы проделать следующий магический прием, - сказала Клара, - стань так, чтобы ноги были вместе и смотри прямо перед собой, будто стоишь перед дверью, которую собираешься открыть.

Клара велела мне протянуть руки на уровень глаз и согнуть пальцы так, словно я взялась за ручку невидимой двери, которая отъезжает в сторону, образуя отверстие в середине.

- Ты будешь таким образом открывать не что иное, как щель в энергетических линиях мира, - объяснила она. - Представь себе эти линии как жестко натянутые вертикальные струны, которые стеной стоят перед тобой. А потом зажми в руке пучок этих волокон и дерни их в сторону изо всей силы. Оттягивай их до тех пор, пока не образуется отверстие, в которое ты сможешь протиснуться.

Она сказала мне, что как только я сделаю эту дыру, я должна ступить в нее левой ногой, а затем быстро повернуться вокруг этой ноги на сто восемьдесят градусов против часовой стрелки и стоять лицом в ту сторону, от которой я начала движение. Вследствие такого поворота энергетические волокна, которые я раздвинула, намотаются на меня.

Для того, чтобы вернуться, сказала она, я должна вновь отодвинуть линии, оттягивая их в сторону так же, как и раньше, затем ступить обратно правой ногой и тут же повернуться на сто восемьдесят градусов по часовой стрелке, как только я сделаю этот шаг. Таким образом я выпутаю себя из энергетических линий и снова буду смотреть в том же направлении, что и в начале этого магического приема.

- Это один из самых могущественных и таинственных магических приемов,

- предостерегла Клара. - С его помощью мы можем открывать двери в иные миры, при условии, разумеется, что у нас в запасе имеется достаточно внутренней энергии, и мы можем понять намерение этого приема.

Ее серьезный тон и выражение лица заставили меня смутиться. Я не знала, что и ожидать, если мне вдруг удастся открыть дверь в невидимый мир. Резким голосом она дала мне последние указания.

- Когда ты входишь, - сказала она, - твое тело должно быть устойчивым, тяжелым и напряженным. Но как только ты оказалась внутри, ты начинаешь чувствовать себя легко, как пушинка, словно что-то тебя поднимает вверх. Пересекая отверстие, резко выдохни, а затем медленно и глубоко вдохни, до предела заполняя свое тело энергией из того мира.

Несколько раз я повторила движения этого приема, а Клара наблюдала за мной. Но создавалось впечатление, что я просто выполняю физические упражнения: я не чувствовала энергетических линий, образующих перегородку, о которой говорила Клара.

- Ты не стараешься открыть дверь достаточно настойчиво, - поправила она меня. - Используй и свою внутреннюю энергию, а не только силу мышц. Шагая вперед, выдохни застойный воздух и втяни живот. Оказавшись внутри, дыши столько, сколько хочешь, но все время будь начеку. Не оставайся там дольше, чем нужно.

Я сконцентрировала всю свою силу и рванула воздух рукой. Клара, стоявшая сзади, держала меня за предплечье и яростно дернула его в сторону. В то же мгновение я почувствовала, будто передо мной открылась какая-то плавающая дверь. Я ринулась в нее, или, лучше будет сказать, что это Клара сильно толкнула меня вперед. Я вспомнила, что нужно повернуться и глубоко вдохнуть, но на мгновение я забеспокоилась, что не буду знать, когда мне нужно будет выходить обратно. Клара почувствовала это, и сказала мне, когда прекратить дышать и шагнуть обратно.

- Когда ты будешь практиковать этот прием одна, сказала Клара, - ты научишься выполнять его правильно. Но будь внимательна. Когда ты вошла в отверстие, может случится все что угодно. Помни, что нужно быть осторожной и в то же время смелой.

- Но как мне понять, что там есть что? - спросила я.

Клара пожала плечами.

- Некоторое время разобраться с этим тебе будет довольно трудно. К несчастью, предусмотрительность приходит к нам только после нескольких хороших переделок.

Она сказала, что осторожность без трусости появляется тогда, когда мы оказываемся способными контролировать свою внутреннюю энергию и направлять ее в резервные каналы с тем, чтобы быть в состоянии пользоваться ею для неординарных действий.

- Имея в своем распоряжении достаточное количество внутренней энергии, можно совершить все что угодно, сказала Клара, - но прежде всего нам нужно научиться накапливать и обновлять ее. Поэтому давай позанимаемся еще некоторыми из тех магических приемов, которые мы разучили, и посмотрим заодно, сможешь ли ты быть осмотрительной и не бояться, входя в мир теней.

Я ощутила прилив энергии, которая вначале пришла в движение небольшими кругами у меня в животе. Сначала я подумала, что это так дает о себе знать мой страх, но я совсем не чувствовала себя испуганной. Было похоже на то, что какая-то безличностная сила, не зависящая от желаний и чувств, воздействовала на меня изнутри, выливаясь оттуда наружу. По мере ее подъема верхняя часть моего туловища непроизвольно вздрагивала.

Клара вышла в центр внутреннего дворика, я последовала за ней. Она начала делать некоторые магические приемы, двигаясь настолько медленно, чтобы я успевала повторять их.

- Закрой глаза, - прошептала она. - Когда глаза закрыты, тебе легче использовать для поддержания равновесия энергетические линии, которые проходят везде вокруг нас.

Я закрыла глаза и начала двигаться вслед за Кларой. Следуя командам, которые она подавала, я без труда изменяла положение тела, но мне было по-прежнему трудно поддерживать равновесие. Я знала, что это происходит потому, что я изо всех сил пытаюсь делать правильные движения. Это напоминало ситуацию, когда я впервые попробовала ходить с закрытыми глазами и все время спотыкалась, потому что больше всего старалась ни за что не зацепиться. Однако постепенно мое желание двигаться безупречно пошло на убыль, и от этого тело стало легким и гибким. Продолжая выполнять приемы, я настолько расслабилась, что почувствовала, будто у меня нет ни костей, ни суставов. Когда я поднимала руки вверх, мне казалось, что я могу вытянуть их до верхушек деревьев. Когда я подгибала колени и приближала центр тяжести тела к земле, по моим ногам вверх устремлялся поток энергии. Возникало впечатление, что у меня выросли корни. Энергетические линии тянулись из подошв глубоко в землю, придавая мне невообразимую устойчивость. Постепенно грань между моим телом и окружающей средой растворилась. С каждым новым приемом, который я выполняла, мне все больше казалось, что я растаяла и слилась с темнотой. Так продолжалось до тех пор, пока эта темнота не начала двигаться и дышать независимо от меня.

Я могла слышать, как Клара дышит рядом со мной, делая те же самые приемы. С закрытыми глазами я чувствовала, в каком положении она находится. Внезапно произошла странная перемена. Я осознала, что у меня в голове включился свет. Но, посмотрев вверх, я поняла, что в действительности этот свет вовсе не находился внутри меня. Он приходил с верхушек деревьев, словно там среди ночной тьмы зажгли щит с электрическими прожекторами, который освещает большой стадион под открытым небом. Я без труда увидела Клару, все, что находилось во дворике, и все, что было за его пределами.

Этот свет был очень необычного цвета. Я все никак не могла решить, какой он: розоватый, красноватый, персикового цвета или бледно-терракотовый. Иногда казалось, что он изменяет свой оттенок в зависимости от того, куда я смотрю.

- Не двигай головой, - сказала Клара, внимательно глядя на меня. - И продолжай держать глаза закрытыми. Сосредоточься на дыхании.

Я не понимала, зачем она велела мне продолжать держать глаза закрытыми, ведь она видела, что они у меня широко раскрыты. Я продолжала определять оттенок этого цвета, потому что у меня создалось впечатление, что он меняется, когда я поворачиваю голову. Его яркость также менялась в зависимости от того, насколько сосредоточено я смотрела. Я так увлеклась изучением этого сияния вокруг меня, что выбилась из ритма дыхания. Потом свет потух точно так же неожиданно, как и зажегся, и я снова оказалась в кромешной тьме.

- Пошли на кухню и подогреем себе немного риса, сказала Клара, слегка подталкивая меня локтем.

Я заколебалась, чувствуя себя потерявшей ориентацию в каком-то незнакомом месте. Мое тело стало таким тяжелым, что я подумала о том, не лучше ли будет, если я сяду.

- Теперь можешь открыть глаза, - сказала Клара.

Я не помню, когда еще мне было так трудно открыть глаза, как в этот момент. Мне казалось, что для этого понадобится целая вечность, потому что, как только мне удавалось немножко их приоткрыть, они сразу же закрывались вновь. Это открывание и закрывание, по-видимому, продолжалось очень долго, пока Клара, наконец, не встряхнула меня за плечи.

- Тайша, открывай глаза! - скомандовала она. Или ты не можешь отважиться посмотреть на меня? Ты меня слышишь?!

Я встряхнула головой, чтобы прийти в себя, и глаза тут же широко открылись. Вокруг была непроглядная темнота, но лунного света, пробивавшегося через листву, было достаточно, чтобы разглядеть силуэт Клары. Мы сидели во внутреннем дворике на плетеных креслах под деревьями.

- Как я оказалась здесь? - спросила я, постепенно начиная понимать, что происходит.

- Ты сама подошла сюда и села, - ответила Клара вполне серьезно.

- Но что случилось? Совсем недавно здесь было настолько светло! Я могла отчетливо видеть все вокруг.

- Случилось так, что ты вошла в мир теней, - торжественно произнесла Клара. - По ритму твоего дыхания я поняла, что ты там. Но я не хотела пугать тебя, предлагая посмотреть на свою тень. Если бы ты обратила на нее внимание, ты бы заметила, что...

Я тут же поняла, на что намекает Клара.

- Теней не было! - вырвалось у меня. - Свет был, но ничто не отбрасывало тень!

Психология bookap

Клара утвердительно кивнула.

- Сегодня вечером ты открыла нечто, обладающее подлинной ценностью, Тайша. В иных мирах не бывает теней!