Глава 10. Магические приемы.

Клара сидела на краю дворика в плетеном кресле и расчесывала свои блестящие черные волосы. Затем она поправила их пальцами так, что прическа приняла свой обычный вид. Закончив прихорашиваться, она положила левую ладонь на лоб и начала делать ею круговые движения. Затем она провела рукой над макушкой головы и дальше в направлении затылка, а потом встряхнула кистями и пальцами в воздухе. Она повторила эти движения и встряхивания еще несколько раз.

Я удивлялась, наблюдая за ее движениями. В них не было ничего небрежного или случайного. Она выполняла их, находясь в состоянии полного сосредоточения, так, словно занималась очень важным делом.

- Что ты делаешь? - спросила я, нарушая тишину. - Это что-то типа массажа лица?

Клара бросила на меня быстрый взгляд. Я сидела в таком же кресле и повторяла ее движения.

- Эти круговые движения предотвращают появление на лбу морщин, - сказала она. - Тебе может показаться, что это массаж лица, но в действительности это не так. Это один из магических приемов, движения руки, которыми накапливают энергию для определенной цели.

- Для какой такой цели? - спросила я, встряхивая кистями так, как это делала она.

- Смысл магических приемов в том, чтобы помогать человеку выглядеть молодо и не дать образоваться морщинам, - ответила она. - Этот смысл определен заранее, и не мной или тобой, а самой силой.

Я должна была признать, что все, что делала Клара, действительно было эффективным. Кожа ее лица была гладкой. Она красиво оттеняла ее зеленые глаза и черные волосы. Я всегда верила, что ее моложавый вид объясняется индейским происхождением, и никогда не подозревала, что она поддерживала его с помощью специальных движений.

Где бы ни сосредоточивалась энергия, как происходит в случае применения магических приемов, мы называем ее силой, - продолжала Клара. - Помни об этом, Тайша. Сила - это сконцентрированная энергия, которая накапливалась сама по себе либо по чьей-то воле. Скоро ты узнаешь очень много о силе, и не только от меня, но и от других тоже. Они должны вернуться со дня на день.

Хотя Клара постоянно упоминала о своих родственниках, я уже потеряла всякую надежду когда-либо увидеть их. Ее рассказ о силе был чем-то совсем другим. Я никогда не могла понять, что именно она называет "силой".

- Я покажу тебе некоторые магические приемы, которые ты должна будешь выполнять каждый день, начиная с этого, - заявила она.

Я тяжело вздохнула. Было уже много вещей, которые она заставляла меня делать каждый день - дыхательные упражнения, вспоминание, элементы кунгфу, далекие прогулки. Если бы я начала делать подряд все, что она мне говорила, в дне не хватило бы часов для того, чтобы выполнить хотя бы половину того, что нужно.

- Ради Бога, не принимай мои слова так буквально, - сказала Клара, видя мое обиженное выражение. - Я запихиваю это все в твои крохотные мозги, потому что хочу, чтобы ты знала обо всем этом. Знание помогает накапливать энергию, поэтому знание - это сила. Для того, чтобы магия работала, мы должны знать, что делаем, когда выражаем намерение достичь результата. И обрати внимание, что речь идет о результате, а не о цели магического действия. Если бы с помощью намерения мы могли создавать цели магических действий, мы бы тем самым творили магию, но ни у тебя, ни у меня для этого недостает силы.

- Кажется, я тебя не вполне понимаю, Клара, - сказала я, пододвинув свое кресло поближе к ней. - Для чего у меня не хватает силы?

- Я говорю, что ни одна из нас не может накопить так много энергии, чтобы создать новую цель. И тем не менее, каждая из нас обладает достаточным количеством энергии для того, чтобы с помощью намерения достигать результата магического приема: предотвращать появление морщин, например. Это все, что мы можем сделать, потому что результат - поддержание нашей бодрости и моложавого вида - уже определен.

- Относится ли это и к вспоминанию, результат которого был установлен когда-то давно намерением древних магов? - поинтересовалась я.

- Совершенно верно, - ответила Клара. - Намерение всех магических действий уже запрограммировано. Нам остается лишь подключать к нему свое осознание.

Она передвинула свое кресло так, что сидела теперь напротив меня, и наши колени почти соприкасались. Затем она интенсивно потерла каждый большой палец о ладонь противоположной руки и поместила их на переносице. Потом она начала делать легкие движения в разные стороны по бровям в направлении висков.

Этот прием позволяет предотвратить появление морщин между бровями, - объяснила она.

Быстро потерев друг о друга указательные пальцы, как палочки для добывания огня, она приложила их вертикально к носу с двух сторон и мягко провела ими несколько раз в стороны по щекам.

- А этот поможет очистить внутренние полости, сказала она, медленно шевеля носом. - Вместо того, чтобы ковырять в носу, лучше уж делай эти движения.

Я не обратила внимания на ее слова о ковырянии в носу, но попробовала сделать несколько поглаживающих движений, которые, казалось, действительно очищают полости.

Следующий прием поможет предотвратить обвисание щек, - сказала она.

Она быстро потерла ладони друг о друга, а затем длинными, сильными движениями провела ими по щекам от подбородка до висков. Она повторила это движение шесть или семь раз, делая его ровным и медленным.

Я заметила, что ее лицо покраснело, но это было еще не все. Прижав большой палец руки к ладони, она поднесла внутренний край руки к верхней губе и потерла ее из стороны в сторону интенсивными пилящими движениями.

Она объяснила, что если быстро потереть то место, где соединяются нос и верхняя губа, то можно ощутить приток энергии небольшими ровными порциями. Но если нужны большие количества энергии, их можно получить, покалывая точку на десне над верхними зубами, которая находится как раз под верхней губой ниже носовой перегородки.

Ясли чувствуешь, что во время занятий вспоминанием в пещере тебя охватывает сонливость, потри быстро это место, и это временно вернет тебе бодрость, посоветовала она.

Я потерла верхнюю губу и почувствовала, что в носу и в ушах стало яснее. Я также ощутила легкое онемение неба. Оно наблюдалось лишь несколько секунд, но у меня перехватило дыхание. У меня создалось впечатление, что передо мной вот-вот должно открыться что-то ранее неизвестное.

Потом Клара поводила указательными пальцами под подбородком, снова используя для этого быстрые пилящие движения. Она объяснила, что массаж точки, которая находится под подбородком, помогает успокоиться и сосредоточиться. Она сказала также, что мы можем воздействовать на эту точку и в положении сидя на полу, положив подбородок на низкий столик.

Следуя ее указаниям, я положила на землю подушку, села на нее и оперлась подбородком о деревянный подлокотник, который находился как раз на уровне моего лица. Наклоняясь вперед, я слегка нажала на ту точку, о которой говорила Клара. Через некоторое время я почувствовала, что мое тело расслабляется, а вдоль позвоночника поднимаются покалывающие ощущения, которые доходили до самой головы. Дыхание стало более глубоким и ритмичным.

- Еще один способ активизировать точку под подбородком, - продолжала Клара, - состоит в том, чтобы, лежа на животе, сжать руки в кулаки и подложить их под подбородок, поставив кулаки друг на друга.

Она сказала, что выполняя это упражнение, следует напрягать кулаки для того, чтобы создавать ими давление на подбородок, а затем расслаблять их, уменьшая это давление. Напряжение и расслабление кулаков, сказала она, создает пульсации, которые направляют энергию небольшими порциями в жизненно важный центр, который находится у основания языка. Она подчеркнула, что выполнять это упражнение следует осторожно, а то можно вызвать боль в горле.

Я снова села в плетеное кресло.

- Этот набор магических приемов, который я показала тебе, - продолжала Клара, - следует выполнять каждый день до тех пор, пока они не перестанут быть движениями, напоминающими массаж, и не превратятся в то, чем они в действительности являются: в приемы магии. Смотри на меня! - велела она.

Я посмотрела, как она повторяет всю показанную мне прежде последовательность движений с тем лишь исключением, что теперь ее руки и пальцы танцевали. Казалось, что ее руки то глубоко проникают в кожу лица, то легонько поглаживают ее, как бы касаясь ее поверхности и двигаясь так быстро, что их трудно было разглядеть. Я смотрела на ее ловкие движения, как завороженная.

- Этих знаний никогда не было в твоем складе, смеясь, заметила она, когда закончила. - Это - магия. Она требует намерения, которое существенно отличается от намерений, действующих в обычном мире. Проделывая все эти движения на своем лице, мы должны использовать какое-то другое намерение, если мы собираемся расслабить мышцы и воздействовать на центры, которые находятся здесь.

Клара сказала, что все наши эмоции отражаются на лице в большей мере, чем во всех других частях тела. Поэтому мы должны высвобождать накапливающееся здесь напряжение, используя для этого магические приемы и сопровождающее их намерение,

Какое-то мгновение она смотрела на меня, а затем заметила:

- Я вижу по напряжению на твоем лице, что ты серьезно поработала сегодня, занимаясь вспоминанием. Не забудь повторить все эти приемы перед тем, как лечь спать сегодня вечером для того, чтобы распрямить все складки на лбу.

Я призналась, что вспоминание вызывает у меня беспокойство.

- Все это потому, что ты проводишь слишком много времени в пещере, - сказала Клара, дружелюбно подмигивая мне. - Я не хочу, чтобы ты превратилась из девушки в летучую мышь. Мне кажется, пришло время начать изучение других вещей, ведь ты уже накопила достаточное количество энергии.

Она выпрыгнула из кресла так, словно ее вытолкнула из него пружина. Это выглядело так неожиданно - такая крупная женщина и вдруг движется так проворно, - что я не смогла удержаться от смеха. Затем я медленно встала сама, и можно было подумать, что я вдвое тяжелее ее.

Она посмотрела на меня и покачала головой.

- Ты слишком зажата, - заметила она. - Тебе нужно позаниматься специальными физическими упражнениями для того, чтобы открыть свои энергетические центры.

Мы направились к вешалке, где висела наша одежда и стояла обувь. Она находилась сразу же за дверью черного хода. Она вручила мне широкополую соломенную шляпу и повела меня на поляну, которая находилась недалеко от кухонного флигеля.

Ярко светило солнце. День был необычайно теплым. Клара посоветовала мне надеть шляпу. Затем она обратила мое внимание на небольшую грядку, окруженную забором из проволоки. На ней были ровными рядами высажены какие-то небольшие растения.

- Кто вскопал здесь землю и посадил эти растения? удивленно спросила я, потому что никогда не видела, чтобы Клара работала здесь. - Для этого пришлось немало потрудиться. Ты это все сделала сама?

- Нет, кто-то другой пришел и сделал это для меня.

- Но когда? Я проходила тут каждый день и ни разу не видела, чтобы здесь кто-то работал!

- В этом нет ничего необычного, - сказала Клара. Тот, кто возделывал этот огород, приходил, когда ты была в пещере.

Но ее объяснение не удовлетворило меня. Огород был так ухожен, что создавалось впечатление, что к нему приложилась больше чем одна пара рук. Прежде, чем я успела задать очередной вопрос, Клара заявила:

- Начиная с этого дня, ухаживать за ним будешь ты. Считай, что это твое новое задание.

Я старалась не показывать своего недовольства в связи с тем, что у меня появилась еще одна повседневная забота. Я думала, что когда Клара говорила о физических упражнениях, она имела в виду какие-то новые элементы боевых искусств, возможно, даже такие, которые требуют использования меча или длинного шеста. Увидев мой потупленный взгляд, Клара заверила меня, что возделывание огорода будет очень полезно для меня. Я смогу поработать физически и побыть на солнце, что нужно для хорошего здоровья и бодрости. Она заметила также, что в течение более чем шести месяцев, я не делала ничего, а лишь вспоминала то, что было со мной в прошлом. Забота о чем-то внешнем по отношению ко мне поможет мне стать менее мнительной. Только теперь я неожиданно осознала, что уже прошло полгода с тех пор, как я поселилась в Кларином доме. У меня было впечатление, что я попала сюда вчера, настолько разительно здесь изменилась моя жизнь.

- Большинство людей умеют заботиться лишь о себе, - заговорила Клара, прерывая мои размышления. - Хотя это им тоже удается не очень хорошо. Но вследствие такого сильного акцента их личность болезненно распухает, наполняясь настоятельными требованиями.

Мы вошли в деревянную калитку в заборе, окружавшем огород.

- Работа на этом огороде поможет тебе приобрести особую энергию, которую тебе не даст ни вспоминание, ни дыхательные упражнения, ни занятия кунг-фу, - сказала Клара.

- Что это за энергия?

- Энергия земли, - ответила она, глядя зелеными, как весенняя трава, глазами вокруг себя. - Она дополняет энергию солнца. Возможно, ты почувствуешь, как она втекает в тебя по рукам, когда ты обрабатываешь почву. Или, быть может, она начнет подниматься по ногам, когда ты сидишь на корточках.

Я никогда не работала на огороде до этого и не была уверена, смогу ли справиться с тем, что здесь нужно делать. Я попросила ее объяснить мне мои обязанности. Она уставилась на меня, словно решая, подходящего ли человека выбрала для этой работы.

- Земля все еще влажна после вчерашнего дождя, сказала она, нагибаясь для того, чтобы коснуться ее рукой. - Но когда она высохнет, тебе придется ведрами носить воду из ручья. Или если ты проявишь смекалку, возможно тебе удастся построить систему орошения.

- Скорее всего, я так и сделаю, - сказала я уверенно. - Я установлю электронасос, как в том доме в деревне, где я одно время жила, и подключу его к генератору. Тогда мне не придется таскать из долины воду ведрами.

- Неважно, как ты это сделаешь, лишь бы растения не оставались без полива. Кроме того, каждые две недели ты должна будешь удобрять землю компостом с кучи, что находится с той стороны огорода. Обязательно следи за тем, чтобы не оставалось сорняков. В этих местах они разрастаются со скоростью лесного пожара. И не забывай закрывать калитку, чтобы сюда не забрели дикие кролики.

- Хорошо, - заверила я ее без энтузиазма.

- Вот и прекрасно. Можешь начать прямо сейчас.

Она указала мне на ведро и велела наполнить его компостом, а затем подмешивать его к почве рядом с каждым растением. Когда я вернулась с полным ведром того, что не было, как я надеялась, землей, набранной рядом с отхожим местом, она дала мне инструмент для взрыхления почвы. Некоторое время она наблюдала за тем, как я работаю, предостерегая меня, чтобы я не копала слишком близко возле корней этих нежных растений.

По мере того, как я все больше сосредоточивалась на своей работе, я начала чувствовать, что меня окружает какое-то странное спокойствие и благодать. Земля казалась прохладной и мягкой, когда мои пальцы касались ее. Впервые за все время моего пребывания в доме Клары я почувствовала себя по-настоящему легко, безопасно и защищенно.

Энергия земли питает, - заметила она, словно объясняя мне, почему изменилось мое настроение. - Ты уже освободила в себе достаточно места с помощью вспоминания, и теперь какое-то количество этой энергии вошло в тебя. Ты чувствуешь себя легко, потому что начинаешь осознавать, что земля - мать всего. - Она провела руками над рядами растений. - Все исходит из земли. Она поддерживает и питает нас, а когда мы умираем, наши тела возвращаются к ней.

Она сделала паузу, а затем добавила:

- Если, конечно, нам не удается совершить великий переход.

- Ты хочешь сказать, что существует возможность не умереть? - спросила я. - Это серьезно, Клара, ты не шутишь?

- У каждого из нас есть шанс стать свободным, - тихо сказала она. - Мы сами решаем, воспользоваться им или отвернуться от него.

Она объяснила, что накапливая энергию, мы можем преодолеть свои предубеждения о природе реальности и нас самих, освобождая тем самым на нашем складе место для других возможностей. Одной из них является возможность не умирать. Она сказала, что лучшее объяснение этой необычной альтернативы предложили мудрецы древнего Китая. Они утверждали, что личное сознание может добровольно слиться со всеобъемлющим сознанием, или Дао. В этом случае после наступления смерти индивидуальное сознание не исчезает, как это случается обычно, а расширяется до масштабов великого целого.

Она добавила, что вспоминание нужно для построения коконообразного энергетического мешка, в котором я могу: накапливать и хранить энергию. Теперь мне пришла пора использовать эту энергию для упрочения своих связей с духом.

- Вот почему тебе следует поработать в огороде и вобрать в себя энергию земли и солнца, - сказала она. - Солнце дарует свою энергию земле и дает возможность всему на ней расти. Если ты открываешь солнечной энергии дорогу в свое тело, твоя сила тоже начинает расцветать.

Клара велела мне вымыть руки в ведре с водой и сесть на бревно, находившееся на поляне за забором, сказав, что она собирается показать мне, как начинать направлять внимание к солнцу. Она подчеркнула, что я всегда должна носить широкополую шляпу, чтобы закрывать от него голову и лицо. Она также предостерегла меня, чтобы я никогда не делала те дыхательные упражнения, которые она мне показала, более чем по несколько минут кряду.

- Какова роль этих упражнений? - спросила я.

- Намерение, изначально заложенное в них, направлено на то, чтобы передавать энергию, которую мы поглощаем из воздуха, туда, где сосредоточено наше внимание. Это может быть орган тела, энергетический канал или даже мысль или воспоминание, как в случае вспоминания. Всегда важно, что энергия передается, претворяя в жизнь заранее установленное намерение. В результате мы получаем подлинную магию, потому что каждый раз создается впечатление, что она появилась ниоткуда. Вот какова роль этих упражнений.

Клара приказала, чтобы я стала лицом к солнцу с закрытыми глазами, затем сделала глубокий вдох ртом, втягивая солнечное тепло и свет в живот. Я должна была держать их там как можно дольше, затем проглотить слюну и наконец выдохнуть весь оставшийся воздух.

- Воображай, что ты подсолнечник, - настаивала она. - Всегда обращай лицо к солнцу, когда выполняешь дыхательные упражнения. Солнечный свет заряжает воздух энергией. Поэтому старайся набирать его как можно больше, дыша полной грудью. Делай так три раза.

Она объяснила, что в этом упражнении энергия солнца сама по себе распространяется по всему телу. Однако мы можем целенаправленно направлять исцеляющие лучи солнца в любое место с помощью прикосновения к нему или сознательного направления туда энергии.

- На самом деле, если ты достаточно долго позанимаешься таким дыханием, тебе не нужно будет использовать для этой цели руки, - продолжала она. - Ты просто можешь визуализировать, как энергия струится в каждое конкретное место твоего тела.

Она предложила мне сделать еще три вдоха, но на этот раз дыша через нос и визуализируя свет, текущий вниз по спине и заряжающий энергией энергетические каналы проходящие вдоль позвоночника. Таким образом солнечные лучи заполняют все мое тело.

- Если хочешь, можешь полностью обойти дыхание через рот или нос, - сказала Клара, - и дышать прямо животом, грудью или спиной. Ты можешь насыщать тело энергией, поглощая ее даже подошвами ног.

Она посоветовала мне сосредоточиться на нижней части живота, на точке, которая находится сразу же под пупком, и спокойно дышать до тех пор, пока я не почувствую, что между моим телом и солнцем установилась связь.

Дыша так, как она мне велела, я почувствовала, что мой живот изнутри становится теплее и заполняется светом. Через некоторое время Клара предложила мне попробовать дышать другими частями тела. Она прикоснулась к точке, находящейся на лбу между глазами. Когда я сосредоточила здесь свое внимание, моя голова наполнилась желтым сиянием. Клара порекомендовала мне впитать в себя как можно больше солнечной энергии, задерживая дыхание, а затем перед выдохом вращая глазами по часовой стрелке. Я сделала так, как она меня проинструктировала, и желтое сияние стало еще сильнее.

- Теперь встань и попытайся дышать спиной, - сказала она, помогая мне снять куртку.

Я повернулась спиной к солнцу и попыталась сосредоточить внимание на тех местах, которых она касалась. Одно из них находилось между лопатками, другое - на затылке. По мере того, как я дышала, визуализируя солнце у себя на спине, я начала чувствовать, как теплые потоки движутся вверх-вниз по моей спине, а затем ударяют мне в голову. Началось головокружение, и я чуть было не потеряла равновесие.

- На сегодня хватит, - сказала Клара, возвращая мне куртку.

Я села. В голове мутилось так, словно я была немного пьяна.

- Свет солнца - это чистая сила, - сказала Клара. На самом деле, это самая концентрированная энергия, которая существует в природе.

Затем она сказала, что с макушки головы невидимые энергетические волокна устремляются вверх, в сферу небытия. Энергия может поступать к нам и из этой сферы через отверстие, существующее на самой макушке головы.

- Если хочешь, можешь называть это волокно ниточкой жизни, которая соединяет нас с высшим сознанием, сказала она. - Солнце, если уметь правильно им пользоваться, заряжает это волокно и приводит его в действие. Вот почему макушка головы всегда должна быть защищена.

Клара сказала, что прежде чем мы вернемся в дом, она покажет мне еще один важный магический прием, который включает в себя последовательность движений тела. Она сказала, что его следует выполнять как одно цельное движение, уверенно, точно и грациозно, но без напряжения.

- Трудно переоценить важность приемов, которые я тебе показываю, - сказала она. - Они являются незаменимыми помощниками вспоминания. Тот, который ты сейчас увидишь, сотворил когда-то со мной чудеса. Внимательно следи за мной. Посмотрим, увидишь ли ты моего двойника.

- Твоего что? - спросила я в ужасе. Я боялась, что упущу что-то очень важное, или что даже если увижу его, не буду знать, как к нему относиться.

- Смотри на мой дубль, - повторила Клара, отчетливо выговаривая слова. - Этот прием дает возможность его увидеть. У тебя уже достаточно энергии для того, чтобы наше совместное намерение позволило тебе успешно осуществить этот прием.

- Но скажи мне, Клара, что является в данном случае успехом?

Видение двойника. Тонкого тела. Продолжения физического тела, которое, как ты уже наверное знаешь или по крайней мере догадываешься, не является вымыслом.

Она вышла на такое место, где поверхность земли была ровной, остановилась, поставив ноги вместе. Руки свободно свисали вдоль туловища.

- Клара, подожди. Я уверена, что у меня еще недостаточно энергии для того, чтобы увидеть то, о чем ты говоришь, потому что я даже теоретически не понимаю, что такое дубль.

- Теоретическое понимание не играет никакой роли. Просто внимательно смотри, и может случиться так, что нашей общей силы окажется достаточно для того, чтобы с помощью намерения сделать видимым моего двойника.

Совершая самые грациозные движения, которые я когда-либо видела в своей жизни, она подняла над головой руки, сложенные вместе в жесте молитвы. Затем она наклонилась назад, согнувшись в ровную дугу и почти касаясь вытянутыми руками земли за собой. Затем ее тело начало двигаться влево так, что, не разгибаясь, она через мгновение уже стояла наклонившись вперед до самой земли. И прежде чем я успела открыть рот от удивления, она снова быстро наклонилась назад, дугой нависая над землей.

Она повторила это еще два раза, как бы хвастаясь передо мной своими быстрыми грациозными движениями, а может быть, для того, чтобы я заметила ее дубль. В один момент ее движения я действительно увидела ее очертания размытыми, так, словно она была фотографией женщины в натуральную величину, на которой было наложено друг на друга два кадра. Какую-то долю секунды существовало две движущиеся Клары, одна из которых будто чуть-чуть запаздывала.

Я была совсем сбита с толку тем, что увидела, и что, когда я задумалась над этим, могло сойти за оптическую иллюзию, возникшую из-за большой скорости ее движений. Но на уровне телесных ощущений я понимала, что мои глаза видели что-то невообразимое. Мне хватило энергии для того, чтобы не торопиться с выводами о том, как оно должно быть, а допустить возможность существования чего-то еще.

Клара прекратила показ своей искусной акробатики, а затем подошла и стала рядом со мной, даже не запыхавшись. Она объяснила, что этот магический прием дает, возможность телу объединяться со своим двойником, находящимся в сфере не-бытия, вход в которую витает над нашей головой и немного сзади от нее.

- Нагибаясь назад и вытягивая при этом руки, мы создаем мост, - сказала Клара. - И поскольку тело и двойник подобны двум концам радуги, мы можем с помощью намерения соединить их.

- Для выполнения этого приема существует какое-то определенное время? - спросила я.

- Этот прием предназначен для сумерек, - сказала она. - Но для того, чтобы успешно выполнить его, тебе необходимо большое количество энергии, и ты должна быть совершенно спокойна. Сумерки помогают достичь спокойного расположения духа и дают дополнительный прилив энергии. Вот почему конец дня - лучшее время для выполнения этих движений.

- Может, мне попробовать прямо сейчас? - спросила я.

Когда она с недоверием посмотрела на меня, я заверила ее, что в школе занималась гимнастикой и сейчас очень хочу попробовать сделать то же, что и она.

- Вопрос не в том, занималась ли ты гимнастикой в детстве, а в том, насколько спокойна ты сейчас, - ответила Клара.

Я сказала, что спокойнее, чем сейчас, я никогда не бывала. Клара недоверчиво засмеялась и заявила, что не возражает, если я попробую. Она сказала, что будет наблюдать за мной со стороны и следить за тем, чтобы неосторожными движениями я ничего не сломала.

Я уверенно стала на землю, согнула ноги в коленях и начала самый медленный и глубокий прогиб назад, на который только была способна. Но стоило мне перегнуться дальше определенной точки, как я потеряла равновесие и неуклюже свалилась на землю.

- Ты сейчас далеко не спокойна, - заключила Клара дружелюбно, помогая мне подняться на ноги. - Что тебя беспокоит, Тайша?

Вместо того чтобы рассказать ей о том, что было у меня на уме, я спросила, можно ли мне попробовать выполнить это еще раз. Но во второй раз получилось еще хуже, чем в первый. Я поняла, что именно мое психическое и эмоциональное беспокойство не давало мне возможности сохранять равновесие. Я знала, что эгоистические побуждения, как выражалась Клара, были во мне довольно сильны - они поглотили все мое внимание. Я не видела другого выхода, кроме того, чтобы рассказать Кларе все, о чем я думала. Я сказала ей, что больше всего меня беспокоит то, что мои занятия вспоминанием не могут сдвинуться с места.

- В чем причина? - спросила Клара.

Я призналась, что это было связано с моей семьей.

- Теперь я вне всяких сомнений знаю, что они не любят меня, - грустно сказала я. - Я и раньше об этом догадывалась, не без этого, и часто приходила в ярость. Но теперь, когда я просмотрела все свое прошлое, я не могу больше сердиться на них так, как когда-то. Поэтому я не знаю, что делать дальше.

Клара критически посмотрела на меня, отводя голову назад, чтобы видеть меня всю сразу.

- Ты не знаешь, что делать? - спросила она. - Ты сделала свое дело и обнаружила, что они не любят тебя. Прекрасно! Я не вижу, в чем здесь проблема.

Ее бесцеремонные слова расстроили меня. Я ожидала если не сочувствия, то хотя бы понимания и разумного совета.

- Проблема в том, - выразительно сказала я со слезами на глазах, - что я шокирована. Я знаю, что должна заглянуть глубже, чем вижу сейчас, но я не могу этого сделать. Я только сижу и все время думаю, что они меня ненавидели, а я любила их.

- Погоди, погоди. Разве ты сама не говорила мне раньше, что они ненавидели тебя? Я ясно помню, как...

- Да, я действительно говорила это, но тогда я не представляла себе, что могут значить эти слова. Я действительно любила их, и своих братьев тоже. Потом я научилась презирать их, но это было намного позже. Когда я подросла. А когда я была ребенком, мне больше всего хотелось, чтобы они обратили на меня внимание и играли со мной.

- Кажется, я догадываюсь, что ты имеешь в виду, сказала Клара, кивая головой. - Давай сядем и поговорим об этом.

Мы снова сели на бревно.

- Насколько я себе представляю, твои проблемы связаны с тем, что еще ребенком ты дала какое-то обещание. Ты помнишь, что это было за обещание, Тайша? спросила она, глядя мне прямо в глаза.

Я не припомню никаких обещаний, - честно ответила я.

Дружеским тоном Клара сказала, что возможно, я не помню его потому, что была очень маленькой, когда его давала, или потому, что это было скорее чувство, чем обещание, сформулированное с помощью многих слов. Клара объяснила, что в раннем возрасте мы часто даем клятвы, а затем оказываемся скованными ими, хотя и не помним уже, что когда-то их дали.

- Эти минутные зароки ограничивают нашу свободу, - сказала Клара. - Иногда мы становимся жертвой чрезмерной преданности или обязательства вечно любить кого-то, которое даем, едва осознавая это.

Она сказала, что в жизни каждого человека существуют мгновения, которых больше всего в раннем детстве, когда мы так сильно хотим чего-то, что непроизвольно сосредоточиваем на этом все свое намерение. Запрограммированное таким образом, оно остается неизменным до тех пор, пока мы не достигаем желаемого. Она развила свою мысль дальше и объяснила, что клятвы, зароки и обещания связывают наше намерение так, что начиная со времени, когда мы их даем, наши действия, чувства и мысли оказываются направленными на осуществление того, что было решено достигнуть, или на выполнение обязательств, которые мы приняли, независимо от того, помним ли мы тот момент, когда взяли их на себя или нет.

Она посоветовала мне во время вспоминания припомнить все обещания, которые я давала в своей жизни, и особенно те из них, которые я дала в спешке, неведении или руководствуясь ошибочными суждениями. Ведь до тех пор, пока человек сознательно не выпутает из них свое намерение, он не сможет свободно выражать его в настоящем.

Я пыталась думать о том, что она мне сказала, но в моем уме царило полное смятение. Внезапно я припомнила одну сцену из своего раннего детства. Мне тогда было, наверное, лет шесть. Я хотела, чтобы мама приласкала меня, но она меня оттолкнула со словами, что я уже не маленькая и что мне лучше было бы убрать в комнате. Но младшего из моих братьев, которому было на четыре года больше, чем мне, и который был любимчиком матери, она всегда обнимала и гладила. Я боялась тогда, что не буду никогда любить и уважать никого из них. И начиная с этого дня, я, по-видимому, сдерживала свае обещание и оставалась отчужденной от них.

- Если верно то, что они не любят тебя, - сказала Клара, - то значит такова твоя судьба: вырасти чужой среди родных. Прими ее! Кроме того, какое сейчас может иметь значение то, любили они тебя или нет?

Для меня это имело значение, но я не сказала Кларе об этом.

У меня тоже были проблемы, очень сходные с твоими, - продолжала она.

- Я всегда чувствовала, что у меня нет друзей, что я - толстая, несчастная девочка, но посредством вспоминания я обнаружила, что моя мать специально откармливала меня, начиная с первых дней моей жизни. Она думала, что полная, домашняя девушка никогда не покинет родительский дом, и хотела, чтобы я прислуживала ей всю жизнь.

Я была ошарашена. Это был первый случай, когда Клара рассказала мне что-то о своем прошлом.

- Я отправилась к своему учителю, который, несомненно, был величайшим из всех когда-либо существовавших учителей, и попросила дать мне совет, - продолжала она. - И он сказал: "Клара, я тебе сочувствую, но знай, что ты напрасно теряешь время, потому что тогда было тогда, а теперь есть теперь. Помни, что теперь единственное время, когда ты можешь быть свободна".

Видишь ли, я искренне считала, что мать погубила мою жизнь. Я была полной и не могла перестать есть. Мне понадобилось очень долгое время для того, чтобы понять смысл слов: Тогда было тогда, а теперь есть теперь. Помни, что теперь - единственное время, когда ты можешь быть свободна.

Психология bookap

Клара некоторое время помолчала, будто давая возможность дойти до меня смыслу своих слов.

- У меня есть единственный шанс обрести свободу, Тайша, - сказала она, слегка подталкивая меня локтем. Теперь есть теперь.