Часть первая. Мировая история наизнанку

VI. Включить в себя террориста


...

Призраки на войне

Демократические страны всегда занимают позицию, согласно которой все равны. Тем не менее они остерегаются террористов и игнорируют все, что связано с беспомощностью, удрученностью и яростью. Скрытые сигналы властей предержащих подразумевают следующее: «Я не хочу слышать о вас. Вы, вместе с вашими неприятностями, не имеете значения. Держитесь от меня подальше со своими проблемами».

Фасилитаторы должны уметь быстро распознавать такие маргинализирующие сигналы, жесты и поведение, потому что разрешение конфликтов невозможно до тех пор, пока бессознательное поведение не будет доведено до осознавания. Фасилитатор должен признавать войну, ведущуюся между призраками. Другие могут ее и не видеть, но она отравляет атмосферу и внушает всем страх.

Мейнстримовский призрак говорит: «Сидите спокойно и не высовывайтесь. Кто вас вообще сюда звал? Вам здесь не место».

Маргинализированный призрак отвечает: «Пробудись! Ты проходишь сейчас испытание! Если откажешься выслушать нас, я заложу бомбу в твоем собственном доме. Уж это-то наверняка заставит тебя пробудиться!»

Поскольку облеченные властью редко замечают, как и когда они сами третируют других, то, с их точки зрения, теракты несправедливы, они исходят от тех, от кого меньше всего этого ждешь, происходят в неожиданных местах и в неожиданное время, пользуются скрытными, неоправданно болезненными и жестокими тактиками.

Нас с Эми удивил наш недоброжелатель в Белфасте. Мы относились к нему всего лишь как к участнику семинара. Он же воспринимал себя человеком, вынужденным бороться за признание. Мы, сами того не желая, производили такое впечатление, будто считаем его недостаточно сведущим в вопросах разрешения конфликтов. Ни одна из сторон не понимала сигналов и сообщений другой. Мы чувствовали, что он не следует правилам этикета — проявлять доброжелательное отношение к своему гостю и не перебивать его, когда он выступает. С нашей точки зрения, он вел бы себя более уместно, если бы дождался своей очереди выступить, а дождавшись, не говорил бы неприятных вещей и не проявлял бы излишней горячности.

Те из нас, у кого есть привилегия жить вне конфликтных зон, порождают терроризм, считая ненормальными всех, кто живет в таких местах, как Белфаст. Читатели газет во всем мире с недоверием покачивают головой: «Как эти люди могут продолжать убивать друг друга? Мы бы так не поступали». «Мы» становимся призраком мейнстрима, живя в безопасных условиях, проецируя собственную насильственную натуру на других и одновременно наказывая их за воинственность.

Мы относимся к другим с такой высокомерной снисходительностью потому, что не осознаем своего собственного терроризма. Разрешение проблемы насилия и террора требует от всех организаций всех уровней — от индивида до ООН — не только проявления терпимости к гневу, обиде и потребности в трансформации, но и понимания их. С моей точки зрения, малые арены не менее важны, чем мир в целом. К мировым проблемам следует обращаться на местных форумах, где мы можем вести себя бурно и яростно и где, несмотря на это, нас выслушивают.

Наиболее фундаментальный такой форум — наше собственное сердце. Вы должны научиться — и как фасилитатор, и как человек — слышать себя в нем. Лишь тогда вы научитесь слышать других, когда они переживают гнев или обиды. Чем меньше мы слушаем других, тем больше они гневаются — не только на своих врагов, но и на нас. Если мы услышим то, что говорит террорист, — даже не находясь лично в позиции, позволяющей изменить характер социальной проблемы, — мы начнем воплощать в жизнь разрешение проблемы: осуществление глубокой демократии.