Часть первая. Мировая история наизнанку

II. Группы: невероятные учителя


...

Циклы духовного кризиса

Каждый из тех, кого интересуют тренинги по разрешению конфликтов, рано или поздно окажется в ситуации духовного кризиса, ускоренный тем фактом, что он постоянно является свидетелем попирания элементарных человеческих прав. Сталкиваясь с неподатливым конфликтом и с неявным угнетением меньшинств, я переживал смешанные чувства: страх перед необходимостью высказаться, гнев против угнетения, осознание своего собственного праведного поведения. Видя же, как группы меньшинств угнетают сами себя еще больше, я испытывал полную беспомощность. Великие мечты о нашем общем будущем мотивировали меня идти на риск, но, сталкиваясь с подобными проблемами, я расстраивался так сильно, что мне хотелось все это бросить. Мне часто приходило в голову, что работать с крупными группами на открытых городских форумах — занятие безнадежное.

Все травмы нашего детства снова дают о себе знать, когда вы работаете с конфликтом в большой группе. Сначала вы снова чувствуете себя ребенком в огромном, страшном, угрожающем вашей жизни мире. Кроме того, многое из того, что прежде было лишь частью вашего внутреннего развития, становится публичным, и в то же время общественные разногласия превращаются в вашу внутреннюю работу. Внешний мир нарушил границы вашей личной жизни и вторгся в вас, приняв форму внутреннего доминирования. Ваша внутренняя работа становится неотделимой от работы с миром.

Когда я оглядываюсь назад, мне кажется порой, что я узнал о себе из внешней работы не меньше, чем из внутренней. И я чувствую себя счастливчиком из-за того, что меня мотивировали великие мечты. Я прошел через много фаз личностного развития. Мне пришлось научиться принимать свою агрессию по отношению к верхнему звену среднего класса, когда оно сопротивлялась установлению справедливости для меньшинств. Я научился любить тех, с кем не соглашался. Это было нелегко. Лишь после того, когда я разрешил себе испытывать гнев, мне удалось пробиться через собственные обиды и фрустрацию, прошлые и настоящие, понять, что виноватых в действительности нет, что все нуждаются в совместном пробуждении.

Сегодня любой человек, вовлеченный в любой конфликт, кажется мне слабым. Те, у кого есть зримая социальная власть, ослаблены своей неспособностью осознавать критические проблемы людей, такой властью обделенных. Иногда мне даже кажется, что никакого мейнстрима не существует. Он подобен навязчивому, иногда движимому самыми добрыми намерениями, но тем не менее зловредному призраку. Люди, относящиеся к так называемому мейнстриму, кажутся могущественными, но в том, что касается правильного использования власти, они настоящие калеки.

Все мы, работающие с неподатливыми конфликтами и глобальной напряженностью, вынуждены постоянно задаваться вопросами о наших глубочайших убеждениях и о смысле жизни. Поиск ответов снова и снова кидает нас в духовный кризис. Я всегда считал эти кризисы очень ценными. Они лишают нас безопасности и делают нас уязвимыми, но они же и ведут нас к поиску вечности в наших мирских взаимодействиях.

Такой идеал, как умение уживаться с другими, сформулировать несложно. Работа с городскими форумами, уличными бандами, сообществами, бизнесами, университетами создает многостороннее напряжение. Вам приходится сталкиваться с такими поразительными ситуациями и встречаться со столь отличными от вас людьми, что в начале пути вам остается лишь попеременно то поражаться, то впадать в отчаяние, то испытывать шок.

Однако порой происходит что-то странное, и вы погружаетесь в эту работу с головой и позволяете ей разрывать вас. И начинаете понимать, что все эти неразрешимые ситуации способны сами оказаться вашими величайшими учителями.

Это значительное событие. Западная традиция может рассматривать в качестве потенциально священных отдельных людей, объекты или отдельные места. Но группы? Нет. Процесс? Пока нет. Однако сами эти группы, такие сопротивляющиеся, такие жесткие, такие негибкие, оказываются вашими духовными наставниками. Они не только рвут вас на части. И учат они вас не одним лишь фактам и теории, но и осознанности, и открытости невозможному. Вы преображаетесь вместе с ними, считая теперь себя не фасилитатором, а учеником, может быть, даже верным последователем того, что есть.

Все это само по себе означает, что жизненно важный урок уже усвоен. Сообщество не только худшая из ваших проблем, но и ваш самый священный учитель.