Часть вторая. Революция: старейшины в огне

XVI. Революция осознавания


...

Демократия: кровавый путь

Почему не произошло революции в нашей осознанности? Слово «демократия» происходит от греческого demokratia, что означает «власть гражданина». В условиях современной демократии во власти участвует больше народа, чем при монархических режимах, но мы не должны обманывать себя на этот счет. Более или менее такой же силой, как правитель в прошлые времена, сегодня обладает большинство. Демократии отнюдь не являются властью гражданина; это власть большинства или мейнстрима. Возможно, именно поэтому демократии оказываются не более миролюбивыми, чем диктатуры, которых они сменили. Как утверждают Смолл, Мелвин и Сингер в своей работе «Воинственность демократических режимов, 1816–1965 гг.»*, демократии развязывают войну так же часто, как и другие общественные системы.

Мы все еще живем в эру диктатуры. Путь к демократии залит кровью людей, и мы все еще идем по этому пути. Обратимся к примеру Великой французской революции. В 1791 году французские патриоты говорили о свободе и разуме; уже 1782 году они попрали эти идеалы, насаждая их с помощью гильотины. Хотя революционеры низвергли монархию и предприняли попытку установить свободу вероисповедания, они делали это, жестоко подавляя своих противников, включая и Католическую церковь. Они провозглашали всеобщее избирательное право, но только для мужчин, не для женщин. И не для туземцев, живших во французских колониях. Использование африканцев в качестве рабов повсеместно продолжало быть частью социальной политики. Революции, борющиеся за демократию, добиваются определенных изменений для некоторых, а не полного освобождения для всех.

Воюя на стороне революции, Наполеон дорос до должности бригадного генерала. Попытки мятежа сделали его сначала главнокомандующим, а затем первым консулом, облеченным высшей властью. В 1804 году он объявил себя императором. Во имя всеобщей свободы и воли Франция крушила своих врагов, захватив весь Европейский континент — от Атлантики до России, от Адриатического побережья до Северного моря. Наполеон освобождал крепостных и низлагал монархов. И его безмерно возмущало, когда эти страны, вместо того чтобы упиваться обретенной свободой, видели в нем тирана и восставали против него, полные решимости самостоятельно определять свою судьбу.

Английские философы Хьюм и Локк пытались пробудить людей к свободе, но они оказались популярнее во Франции и в новых колониях, чем у себя на родине. За американской Декларацией независимости последовали французская Декларация права человека и гражданина в 1789 году и конституция Соединенных Штатов Америки в 1789-м. Все они были основаны на идее неотъемлемых, универсальных и абсолютных прав — но не для всех, а для некоторых.

Более поздние революции в Алжире, Китае, России, Мексике, Вьетнаме, на Кубе, в Боливии, Анголе, Мозамбике и во многих других странах доказали, что в отношении неотъемлемых свобод отнюдь не существует всеобщего согласия. Аграрные культуры, ведомые крестьянами и образованной элитой, вмешивались в военное управление. Хотя правительства и администрации сменяли друг друга, проблема злоупотребления властью оставалась такой же, просто лучше скрытой. Видимые диктатура и монархия исчезли, но угнетение осталось.