Основные допущения.

1. В этой работе человеческий мозг рассматривается, как гигантский биокомпьютер, в несколько тысяч раз более сложный, чем любая вычислительная машина, сконструированная человеком к 1965 году из небиологических элементов. Число нейронов человеческого мозга оценивается приблизительно в 13 миллиардов, причем число глиальных клеток еще раз в пять больше.

Все части этого компьютера непрерывно работают, совершая миллионы вычислений параллельно и последовательно. Он имеет около двух миллионов визуальных входов и около ста тысяч акустических. Трудно сравнивать работу столь грандиозного компьютера с любым искусственным, существующим сегодня, в связи с его весьма совершенным и сложным устройством.

2. Определенные свойства этого биокомпьютера известны, другие же только еще предстоит найти. Одним из известных свойств биокомпьютера является огромная память, другим - программированное и контролируемое управление сотнями тысяч входов. Сюда же относится способность заносить в память и извлекать из нее сложные информационные комплексы, связанные с поведением, речью, слухом, зрением и т. п. Некоторые из менее обычных свойств этого компьютера рассматриваются далее в этой работе.

3. Некоторые программы встроены в трудных для доступа местах, например, в микроструктурах мозга. Низшим уровнем таких встроенных программ будут программы поиска пищи, питания, продолжения рода, приближения и избегания, определенные виды страхов, боли и т.д.

4. Программы различаются сроком существования. Одни мимолетны и легко стираемы, другие без видимых изменений работают десятилетиями. Среди быстротечных и стираемых программ можно выделить способность строить визуальные конструкции в помощь собственному мышлению. У детей такие программы встречаются значительно чаще, чем у взрослых. Примером программы, работающей десятилетиями, можно назвать программу, связанную с почерком, в течение долгих лет сохраняющим свои уникальные черты.

5. Программы могут приобретаться в течение жизни. В любом возрасте человек способен приобретать новые привычки. С возрастом это может быть труднее, но этот вопрос недостаточно исследован. Проблема здесь может быть не столько в освоении программ, сколько в мотивации такого освоения.

6. Молодой биокомпьютер приобретает программы по мере роста своей структуры. Некоторые из этих программ отвечают за возникновение внутреннего пространства. Примером такого приобретения программ в детстве может быть программа произношения слов. Она связана с родителями и ее весьма трудно изменить позднее. Действительно, у ребенка не существует серьезной мотивации к изменению произношения, если последнее удовлетворяет окружающих.

7. Некоторые из программ записаны в генетическом коде. Как они проявляются, известно лишь в небольшом числе случаев, связанных с отклонениями от обычных и ожидаемых паттернов развития, и таких, которые были подтверждены биохимически и поведенчески. Так называемый монголоидный фенотип является врожденным и проявляется в онтогенезе в определенное время.

Есть также несколько других интересных клинических случаев, генетическая природа которых была установлена. Чтобы реализовать все потенциальные возможности растущего биокомпьютера и избежать нежелательных, направленных против здорового роста программ, ранее включенных в него, требуется соблюдение специальных условий в окружающей среде.

8. В каждый момент жизни биокомпьютера врожденные программы накладывают верхние и нижние ограничения на все его проявленные и потенциальные качества. Здесь мы снова исходим из того, что растущий организм находится в оптимальных условиях в каждый момент его жизненного пути, но в реальности, конечно, это может быть совсем не так. И хотя такое исходное допущение, весьма вероятно, соответствует действительности, проверить это было бы трудно.

9. Основными проблемами исследования, представляющими интерес для автора, являются возможности стирания, модификации и создания программ. Другими словами, я заинтересован в отыскания метапрограмм, включающих методы и исходные данные, которые контролируют, изменяют и создают исходные программы человеческого биокомпьютера. Пока что неизвестно, можно ли в действительности построить какую-либо программу. Конфликтующие школы мысли исходят из крайностей вида "все хранится в биокомпьютере и никогда не стирается" или "только важнейшие данные и функции хранятся в биокомпьютере" и, следовательно, не существует проблемы стирания. Модификации уже существующих программ могут быть осуществлены с большим или меньшим успехом. Создание же новых программ - весьма трудная задача.

Как опознать такую новую программу, когда она создана? Представляется, что эта новая программа может быть лишь вариацией уже имеющихся.

10. Установление времени включения некоторых метапрограмм является затруднительным. Например, не ясно, когда включается программа обучения у младенцев. Сомнительно, что какая-либо метапрограмма может полностью удовлетворять исследователя. Некоторые из них можно лишь временно принять как удовлетворительные с точки зрения эвристики. Нелегко быть открытым по отношению к новой информации и в то же время жестко придерживаться каких-либо сущностных метапрограмм. В некотором смысле все мы жертвы ранних метапрограмм, которые были заложены другими людьми.

11. В своих границах человеческий компьютер обладает свойством, которое можно обозначить как наличие генеральной цели.

Определение генеральной цели включает в себя способность браться за проблемы, различающиеся не только количественными градациями по сложности, но и качественно по уровням абстракции и содержания, а также возможность быстро переключать внимание из одной области человеческой активности в другую с незначительной задержкой в перепрограммировании на новую деятельность. Чем шире спектр такого перепрограммирования, тем выше ранг по признаку генеральной цели у данного биокомпьютера.

12. Человеческий компьютер обладает свойством сохранения программ. Хранимые программы представляют собой набор инструкций, которые находятся в памяти биокомпьютера и управляют им, когда приходят соответствующие команды. Источником команды может стать любая другая система внутри того же биокомпьютера, или что-то, что находится вне его.

13. Человеческий компьютер в пределах, которые еще следует установить, обладает свойствами программировать самого себя и быть запрограммированным другими источниками. Это допущение естественно следует из предыдущего, но связано с системами ума, работающими на уровне абстракций выше уровня программирования. О метапрограммировании следует говорить буквально так же, как и о самопрограммировании. Это не означает, что можно представлять компьютер в целом как некое "я".

Только малая часть систем, работающих в данный момент, занимается метапрограммированием, направленным на себя. Из этого следует, что в биокомпьютере должно существовать место для гигантского хранилища программ встроенных схем процессов, реализующихся в виде инстинктов и т.д. Все это существует в дополнение ко всему другому, составляя лишь часть схемы компьютера, доступной для самометапрограмм. В следующем пункте делается акцент на этом аспекте.

14. Биокомпьютер обладает свойством самометапрограммирования в пределах, которые могут и должны быть уточнены. (Замечание: "Самометапрограммирование осуществляется сознательно на языке метакоманд. После этого идет подробное окончательное программирование, которое продолжается и за порогом осознания"). Точно так же каждый биокомпьютер обладает определенной способностью метапрограммирования других - не себя.

15. Такой взгляд на человеческий мозг и человеческий ум дает возможность переопределить старые классификации человеческих поисков, отдельные области науки и многие термины. Например, термин внушаемость часто использовался в ограниченном контексте самопрограммирования и программирования одного человека или многих людей со стороны кого-нибудь еще. Гипнотический феномен наблюдается, когда данный биокомпьютер позволяет себе быть более или менее запрограммированным кем-то другим. Метапрограммирование рассматривается в качестве более содержательного термина, нежели внушаемость. Метапрограммирование предполагает не только конечный результат действия, но и принимает во внимание источники, входы, выходы и протекание основных процессов. Внушаемостью можно назвать, скорее, только свойство принятия приказов и их выполнение, а не учет и рассмотрение источников, входов, выходов и основных процессов (см. Г.Борнгейм и Клара Халл).

16. Ум определяется, как общая совокупность всех программ и метапрограмм данного человеческого компьютера, вне зависимости от того, можно ли их немедленно вызвать, распознать и наблюдать в действии у себя или у других. Таким образом, в другой терминологии, ум включает в себя неосознаваемые и инстинктивные программы. Такое определение и основное допущение обладает различными эвристическими преимуществами в сравнении со старыми концепциями и терминологией. Разделение на ум и тело не является более необходимым в свете этой новой системы определений. Ум есть сумма программ и метапрограмм, т. е. средство программирования человеческого биокомпьютера.

17. Мозг определяется как видимая, осязаемая живая структура, включенная в человеческий биокомпьютер. Реальные связи биокомпьютера в человеческом теле не имеют еще полного описания (например, еще не описаны цепи обратных связей, биохимического или эндокринного типа с основными органами). Границы мозга можно рассматривать и как пределы распространения центральной нервной системы на периферии. Наряду с ЦНС сюда можно включить и так называемую "автономную" нервную систему.

18. В некоторых областях человеческого мышления и научного поиска возникает необходимость в третьей сущности, иногда предполагающей, а иногда не нуждающейся в компьютере мозг-ум. В этой сфере термины "дух", "душа" и им подобные относятся к чему-то нематериальному. Такие термины неизбежно становятся предметом дискуссии о конечном смысле существования, происхождении компьютера мозг-ум, исчезновении или сохранении нашего "я" после телесной смерти, о существовании или несуществовании умов, больших чем наши внутри или вне мозга-компьютера. Тогда и там, где это станет необходимым, эта экстракомпьютерная сущность может быть включена в эту теорию. (Я согласен, что такие допущения могут стать необходимыми, чтобы придать высший смысл Человеку как целому. Религия - это поле экспериментальной науки. Работа в этой области начинается с основных допущений великого психолога Вильяма Джеймса. В будущем определения предлагаемой теории можно будет распространить и на эту область. К тому времени можно ввести некоторый составной термин "мозг-ум-дух"). Пока же имеется проблема существования этой третьей сущности. Существуют как те, кто допускает ее существование, так и те, кто заявляет, что она не существует.

19. Определенные химические вещества обладают программирующим" и метапрограммирующим действием, т.е. изменяют работу биокомпьютера, одни - на программном, другие - на метапрограммном уровне. Некоторые вещества, представляющие интерес для уровня метапрограммирования, позволяют перепрограммирование, другие обеспечивают модификации метапрограмм. (Старые названия этих веществ перегружены диагностическими, терапевтическими, медицинскими, моральными, этическими и сопутствующими значениями). При научном использовании социальные оттенки смысла утрачивают актуальность. Такие термины, как "психофармакологически активные препараты", "психотомиметики", "транквилизаторы", "наркотики", "анестезирующие", "анальгетики" и т.д. здесь используются вне терапевтического, диагностического, морального, этического и юридического значений. Все эти области следует подвергнуть тщательной переоценке с новой точки зрения. Приложение данной теории к социальным процессам может помочь прояснить многие вопросы в этой противоречивой области. Например, термин "перепрограммирование" и "перепрограммирующие вещества" может быть применен для компонентов, аналогичных диэтиламиду лизергиновой кислоты (ЛСД). Для других веществ, подобных этиловому спирту, может быть использован термин "вещество, подавляющее метапрограмму". Подобным же образом предлагаемая теория может быть полезной в других областях классических исследований - в психофармакологии, нейрофизиологии, биохимии и психологии

Некоторые детали работы самого мозга можно описать оперативно, показав, как посредством паттернов возбуждения-торможения в коре головного мозга, ретикулярной формации, гипоталамусе и т.д. завершаются программы.

20. Я не собираюсь догматически настаивать на новых определениях и истолковании теории. Я предпочел скорейшую публикацию совершенствованию концепций и окончательному оформлению содержания. По мере роста теории может расти ее точность и приложимость. Здесь ударение делается на том, чтобы теория оставалась открытой настолько, насколько это возможно, не подменяя специфику расплывчатой всеобщностью. Язык изложения приближен к общеанглийскому насколько это возможно. По мере роста теории может развиваться соответствующая ей символика, что позволит сжато суммировать различные точки зрения, логически манипулировать ими и в подходящих случаях сделать аргументацию более наглядной.

Известно, что общий язык программирования мозга млекопитающих еще не открыт. Языком человеческого метапрограммирования является некоторая индивидуальная вариация общенационального языка. Определенные концепции работы биокомпьютеров, будучи введенными в конкретный компьютер "мозг-ум", быстро изменяют его метапрограммы. В процессе программирования язык обретает новую энергию и точность.

21. Определенные виды субъективного опыта проясняют некоторые аспекты работы биокомпьютера самому себе. Изменения в состояниях сознания помогают выделять определенные аспекты связей и ограничений этой работы. Специальная техника сделала возможным исследования обычно недоступных областей хранения данных.

Отдельные стороны хранимых программ могут быть прочувствованы, прослушаны, пережиты, проиграны, извлечены из устройств хранения средствами специальной техники или специальных устройств. Вызов программы может быть ограничен одним или несколькими сенсорными каналами с сопутствующей мажорной реакцией или без нее.

22. После или даже в процессе извлечения программ из памяти в определенных пределах могут быть осуществлены желаемые подавления, поправки, добавки и новые построения. В течение периода их полураспада (фиксированного, но еще не уточненного) их можно перевести в сознательное состояние и уже отсюда ослабить, модифицировать, или заменить по желанию. В течение этого периода полураспада могут быть извлечены из глубины подсознания некоторые виды программ, подчиненные противоречивым метапрограммам. Это означает, что в отношении уже существующих программ и метапрограмм приказы ослабить, изменить или заместить программу действуют как программа, которую можно назвать антитезисной.

23. Новые области осознания могут быть освоены за пределами сознательного понимания себя. С помощью мужества, силы духа и настойчивости можно пересечь прежние границы, доступные для переживаний, и выйти в новые области субъективного осознания и опыта. Внутренние исследования открывают новые знания, новые проблемы, новые загадки. Может оказаться, что некоторые из этих областей лежат уже за пределами работы компьютера "мозг-ум". В этих областях уже может возникнуть потребность составлять карты метакомпьютера, но здесь прежде всего необходимо отыскать искажения, вносимые самим биокомпьютером, а затем распознать их и перепрограммировать.

Новое знание часто оказывается не более, чем старым скрытым знанием, обнаруженным в результате зрелого и глубокого анализа.

24. Оказывается, что некоторые виды материала, извлекаемого из памяти, обладают свойством возвращать сознание во времени назад до начала появления данного тела к телам, которые, по всей видимости, являются его ближайшими предшественниками.

При этом создается впечатление, что вы имеете дело с передачей специфической информации от прошлых организмов к теперешнему, осуществляемой посредством генетического кода, но, не исключено, что это лишь удобная иллюзия, создаваемая для того, чтобы избежать самоанализа. Сделать допущение, что хранимое в памяти содержание выходит за пределы генетических комбинаций спермы-яйца, представляется невозможным, пока не удастся исключить создания биокомпьютером защитных фантазий, цель которых избежать безжалостного и объективного самоанализа.

25. Очевидно, не все программы можно подвергнуть пересмотру. Причины здесь оказываются различными. Некоторые из них, например, сохраняются благодаря обратной связи, установленной с другими биокомпьютерами, осуществляющими в этой жизни многочисленные программы - воспроизведение потомства, финансовое выживание, занятие бизнесом, научные исследования и т. п.

Другими недоступными пересмотру программами являются те, которые записаны в критические периоды ранних лет роста биокомпьютера. Программы, имеющие отношение к выживанию растущего "я", по-видимому, были записаны в спешке, в отчаянной попытке выжить, и оказывают наибольшее сопротивление преобразованиям.

26. Приоритетные списки программ могут функционировать как "метапрограммы". Некоторые программы в сравнении с другими обладают большей ценностью. При составлении таких списков появляется возможность пересмотреть порядок следования метапрограмм в соответствии с изменившейся важностью их в нашей жизни.

27. Базовые функции программ тела и ума и их различные формы, связанные с вербальным поведением (слово, речь и т. д.) детально описаны в психоаналитической литературе. Бегство, страдание и подавление - разновидности метапрограмм, имеющих дело с приоритетным списком программ. Метапрограммы, направленные на то, чтобы спрятать или подавить определенные виды хранимого материала часто обнаруживаются у различных людей.

Такой анализ ограничивается вербальной формой. Многочисленные формы взаимодействия с другими людьми в реальном мире являются источником еще более сильной модификации программ по сравнению с объектами психоанализа и самоанализа. Например, обучение сексуальному поведению не может быть передано лишь через вербальную форму.

28. Детальный обзор определенного вида невербальных программ обучения, отдельные методы представления таких программ и их частей представлены в работах И.П.Павлова и Б.Ф.Скиннера.

Некоторые из этих результатов состоят в обучении простым кодам с невербальными компонентами. (Гордон Паск, 1966).

29. Дихотомия поощрение-наказание и соответствующие компоненты в работе человеческого компьютера является особо важной. Необходимо принимать в расчет факт существования различных цепей ЦНС, являющихся системами наказания и поощрения и осуществляющих свою функцию через стимуляцию естественных и искусственных входов (Лилли, 1957, 1958, 1959). Эти процессы должны включать в себя, как мощное подкрепление, эмоции, связанные с "движением к и движением от" с усвоением кодовых символов. Такие символы обладают способностью устанавливать иерархию приоритетов основных операционных программ на разных уровнях с использованием вербальных и невербальных средств. Слишком часто оказывается, что "случайное" сопоставление с самого начала открывает путь ложным иерархическим отношениям, в результате чего приоритеты устанавливаются "первым попавшимся" спонтанным сочетанием, незапланированным и неподготовленным. При новом подходе и новой точке зрения с помощью планируемой "спонтанности" упорядоченных по времени событий соответствующие программные приоритеты были бы заложены с самого начала истории жизни биокомпьютера.

Сохранение и поддержание свойства генеральной цели с ранних лет до взрослого состояния является полезной программой. Положительные (связанные с получением удовольствия) и негативные (вызывающие боль и страх) аспекты программ и метапрограмм поражают самые корни источников мотивационной энергии биокомпьютера. Один из аспектов использования ЛСД заключается в знании, что оно предоставляет индивидууму всеобъемлющие положительно мотивированные позиции, когда он находится в ЛСД-состоянии. Это может обеспечить работу над модификацией программ, хотя может и способствовать поискам удовольствия как цели.

30. То, что человеческий компьютер должен функционировать в социуме, накладывает ограничения на выбор доступных аппаратных средств. Придерживаться принятых установок по отношению к реальности во всем ее многообразии и одновременно программировать новое состояние сознания трудно. Просто в человеческом мозге нет достаточного количества цепей, чтобы с достаточной степенью полноты выполнять обе работы. Поэтому для обнаружения и исследования новых состояний сознания нужны специальные условия, которые скорее приведут к более полному использованию всего биокомпьютера и позволят экспериментально показать возможности метода. Физическая изоляция (специально подобранные воздействующие факторы - Лилли, 1956) обеспечивает наиболее полный и законченный опыт внутренних переживаний. Одним из средств создания физической изоляции является ограничение сенсорных воздействий - постоянство уровня температуры тела, нулевой уровень светового потока, подпороговый уровень звука, минимальное воздействие веса, минимальная интенсивность внутренней стимуляции, уменьшение влияния дыхательных стимулов и т.д.

Эти условия могут привести к некоторым новым состояниям сознания, создать необходимый равномерный фон для их возникновения и развития. Это обеспечивает минимизацию энергетических затрат на обработку непрерывных запросов со стороны физической реальности и вытекающих из этого следствий. Исходя из принципа конкурентного использования различных отделов мозга, можно понять, почему, например, длительное "галлюцинирование" было бы недопустимым в нашем обществе. Если личность будет активно проецировать визуальные образы в трехмерное пространство, пользуясь имеющимися в памяти программами, ей может нехватить оставшихся мощностей мозга для того, чтобы в обыденной жизни предупредить опасности, связанные, скажем, с гравитацией или чем-то еще. Она может настолько погрузиться в созерцание проекций визуального поля, что информационные входы в биокомпьютер со стороны реальности останутся без внимания и реакция на них качественно ухудшится со всеми вытекающими отсюда последствиями. Очевидно, что опасность этого и учит нас подавлять "галлюцинации" у детей с раннего возраста.

31. Принцип конкурентного использования наличной структуры биокомпьютера в качестве следствия приводит к тому, что чем больше биокомпьютер, тем больше в нем может храниться метапрограмм и программ и тем больше места можно использовать для одной или более одновременно работающих программ. Чем больше количество активных элементов в мозге, тем больше возможностей для того, чтобы одновременно иметь дело с текущей программой внешней реальности и вызывать из памяти данные о прошлом. При прочих равных условиях качество проработки вызванных программ и качество взаимодействия с физической реальностью есть прямая функция от задействованного объема биокомпьютера.

Возможно есть люди, мозг которых способен одновременно проецировать визуальные образы из памяти и адекватно функционировать во внешней среде. Теоретически это возможно. Но, конечно, такое включение программ, рассчитанных на конкурирующие виды работы, должно быть включено в определение природы генеральной цели конкретного биокомпьютера.

32. "Программа сознания" способна в пределах структуры биокомпьютера расширяться или сужаться. В состоянии комы эта программа почти не работает. В обычном состоянии сознания нужно, чтобы функционировала значительная часть цепей мозга.

В состоянии расширенного сознания часть биокомпьютера, вовлеченная в работу по соответствующей программе, приобретает особую ценность. Если сознание смещено больше в область ощущений, то основанию моторики сложного взаимодействия остается лишь небольшая часть структуры, и обратно. Если же расширяется основание моторики, то снижаются сенсорные проявления. Если не расширяются ни моторная, ни сенсорная области, то больше пространства остается для познания и эмоций.

33. Точное определение ценности составляющих частей биокомпьютера в каждый данный момент принадлежит отдельной программе и является важным дополнительным свойством биокомпьютера. Ценность и место каждой части может меняться со временем.

34. В общих чертах можно наметить основные системы метапрограмм и программ, конкурирующих в конкретной ситуации. Методы классификации этих конкурирующих программ зависят от метапрограмм наблюдателя. Одна система делит программы на визуальные, акустические, проприоцептивные (Отвечающие за внутренние ощущения, сенсорные, эмоциональные, моторные, рефлексивные, обучающие, инстинктивные, запрещающие, разрешающие, поощряющие и наказывающие.. Эта система используется в нейрофизиологии и сравнительной физиологии.

35. Другая классификация разделяет конкурирующие программы на оральные, генитальные, анальные, защитные, сознательные, бессознательные, сексуальные, агрессивные, репрессивные, замедляющие, резистивные, тактические, стратегические, успешные, безуспешные, пассивные, активные, женские, мужские, программы удовольствия, страдания, регрессивные, прогрессивные, сублимирования (Преобразующие сексуальную энергию в творческий потенциал.), фиксированные, программы эго, суперэго, и др. Эта система классификации разработана в психоанализе.

Психология bookap

34. Еще одна классификация, используемая гуманитариями и интеллектуалами, разделяет программы на животные, гуманистические, моральные, этические, финансовые, материальные, социальные, альтруистические, профессиональные, свободные, программы богатства, бедности, прогрессивные, консервативные, либеральные, религиозные, программы силы, слабости, политические, медицинские, легальные, экономические, национальные, местные, инженерные, научные, математические, программы образования, детские, подростковые, взрослые, умные, глупые, глубокие, обширные, всеобъемлющие и т.д.

37. Классификация метапрограмм вышеприведенными методами иллюстрирует некоторые полезные принципы. Вероятно, существует набор лучших схем, чем вышеприведенные. Безусловно, необходимы новые систематизации. Принципы предлагаемой теории могут быть применены для разработки таких классификаций на любом уровне функционирования биокомпьютера.