5. ПОСМЕРТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ДУШИ


...

Ад и Чистилище


В равной мере распространены представления об аде или Чистилище — месте, где умершие подвергаются нечеловеческим мукам. В древнееврейской традиции страна мертвых — Шеол — изображается как огромная яма или окруженный стеной город под землей, «страна забвения», «мир безмолвия», где развоплощенные человеческие существа живут во тьме, в пыли, покрытые личинками, и забытые Яхве. Это страна теней, поскольку людей покинул «дух», или «животворное дыхание», посредством которого Бог дарует им жизнь. После поздней иудейской формой места загробной жизни грешников была Геенна — глубокая впадина с пылающим огнем, где грешники терпят жестокие мучения. Первоначально, Геенна представляла собой долину на юго-востоке от Иерусалима, где древние евреи с X по VII вв. до н. э. сжигали детей, принося их в жертву аммонитянскому богу Молоху. Образы сжигаемых людей послужили основой для представлений об «адском пламени» в иудейской и христианской эсхатологии.

Христианская картина Ада включает в себя иерархию злобных чертей, подвергающих грешников невообразимым пыткам физической болью, удушьем, жаром огня, и погружением в экскременты. Эти тяжкие испытания соответствуют наказаниям за семь смертных грехов — гордыню, зависть, гнев, леность, алчность, обжорство, и похоть. Ад находится глубоко под землей, и его вратами служат темные леса, кратеры вулканов, или разверстая пасть Лефиафана. В Книге Откровения упоминается горящее озеро из серы, куда после смерти попадают «трусы, неверующие, развращенные, убийцы, прелюбодеи, колдуны, идолопоклонники, и все лжецы». Реже, в качестве адских орудий пыток упоминаются холод и лед.

Римско-католическая вера также включает в себя понятие Чистилища — промежуточного состояния после смерти, в течение которого могут быть искуплены незначительные грехи, и восстановлены добрые отношения с Богом. В некоторых формах христианства проводится различие между Чистилищем, как местом временного наказания и очищения, и Лимбо — местом ожидания для таких людей, как язычники и некрещеные младенцы. Христианские учения о Рае, Аде, и Чистилище получили замечательное и мощное выражение в «Божественной Комедии» Данте.

Мусульманская картина Ада очень похожа на картину иудео-христианской традиции, от которой она произошла. Мирадж Наме — Описание Чудесного Путешествия Мухаммеда, упоминавшееся ранее в данной главе, изображает мусульманский ад, Геенну, каким его видел Мухаммед во время своего посещения вместе с Архангелом Гавриилом. Врата Геенны охраняет молчаливый ангел Малик, который во время посещения Мухаммеда сделал исключение, и нарушил свое молчание, чтобы поздороваться с ним. Природа Геенны безобразна и опасна; с покрытых шипами адских деревьев свисают ядовитые плоды в форме демонов. Обреченные подвергаются жестоким пыткам: их вешают и душат, им отрезают языки, их погружают в гной и кипящую воду, их тела поджаривают на огне, причем их кожа восстанавливается, и поджаривание продолжается, они переживают многие другие виды мучений, в зависимости от характера своих проступков. Кроме того, в исламской традиции имеется промежуточное состояние для душ — барзах (буквально, «барьер»), место или состояние, в котором и праведные и грешные души ожидают дня воскресения.

Зороастрийская картина Ада, графически изображенная в упоминавшейся выше Книге Арда Вирафа, выглядит особенно шокирующей и отвратительной. Ад находится далеко на севере, в глубинах земли; это мрачное, противное и вонючее место, кишащее демонами. Здесь обреченные души, «последователи лжи» пребывают после смерти в горе и страданиях, пока не будет уничтожен сам бог тьмы Ариман. Грешников мучают демоны, злобные твари (храфстары), змеи, и скорпионы. Их изводят голодом и жаждой, кормят отбросами, хлещут жалящими змеями, многократно разрывают на части, и подвергают бесчисленным другим кровавым и отвратительным пыткам. К числу причин для этих жестоких наказаний относятся содомия, нарушение менструальных табу, прелюбодеяние, и осквернение воды и огня. Согласно зороастрийской религии, ад не является вечным наказанием; мучения будут продолжаться только до победы Ахура Мазхды над Ариманом в Космической Битве, и последующего обновления мира (фрашегирд). В зороастрийской религии тоже имеется промежуточная область под названием хаместаган, предназначенная для тех, кто не заслуживают ни Рая, ни Ада, поскольку общий вес их благих мыслей, слов, и дел равен весу дурных. Эти души пребывают в своего рода чистилище — обители теней, где нет ни радости, ни мучений.

Древнегреческий загробный мир — Тартар или Гадес был подземельем, полным мрачной тьмы, которое Гомер описывал как «Владения Разрушения, повергающие в ужас самих богов». Главной рекой загробного мира был Стикс с вонючей болотной водой, через который умерших переправлял Харон за несколько монет. Мертвые в греческом загробном мире были бескровными копиями, тенями, которых приходилось оживлять вливаниями крови, меда, вина, и воды, чтобы они могли говорить. Вход в Гадес охранял громадный трехголовый пес Цербер.

Греческая мифология изображала архетипические фигуры, переживавшие поистине эпические вечные страдания за проступки против богов. Тех, кто наносили личное оскорбление Зевсу, заключали в бездонную яму Тартара, где они должны были подвергаться мучительным пыткам. Сизиф, пытавшийся обмануть смерть, должен был на самом дне Тартара бесконечно закатывать в гору тяжелый камень. Татал, который пытался проверить всеведение богов, подав им в качестве трапезы их разрезанного на куски сына Пелопса, был погружен о шею в бассейн с чистой водой под большой спелой гроздью винограда, и вечно мучался голодом и жаждой, не будучи способен достать ни до одного, ни до другого. Иксион, который пытался соблазнить Геру, был распят на огненном колесе, бесконечно кружившем по Гадесу. Прометей — титан, похитивший у Зевса огонь и давший его людям вместе со знанием ремесел и технологии, был прикован цепью к скале в горах Кавказа, где на него периодически нападал орел Зевса, который клевал и пожирал его печень.

Древнескандинавским загробным миром, носившим название Нифлхейм или Хелхейм, и находившимся под одним из корней Мирового Древа Иггдрасил, правила свирепая и беспощадная богиня Хел. Это был холодный, темный, и туманный мир мертвых, располагавшийся к северу от Пустоты (Гиннум-гагап), в которой был сотворен мир. Нифлхейм, также называвшийся Миром Тьмы, был разделен на несколько частей, одной из которых был Настронд — берег трупов. Здесь стоял обращенный на север замок, наполненный ядом змей, в котором мучались убийцы, прелюбодеи, и клятвопреступники, в то время как дракон Нидхогг сосал кровь из их тел. В Нифлхейме имелся источник, Хвергелмир, из которого вытекали много рек. Отважные воины, павшие в битве, отправлялись не в Нифлхейм, а к богу Одину, в Валгаллу — Чертог Убитых. В мировой мифологии встречаются и картины холодных адов. Они существовали в христианстве, а также составляют часть Тибетского загробного мира. Данте использовал средневековый образ холодной преисподней для самого нижнего круга Ада, и изобразил Сатану, сидящего в центре земли в озере из своей замерзшей крови.

Многочисленные виды и уровни ада существуют в индуизме и буддизме. Подобно разнообразным райским садам, они представляют собой не места вечного пребывания умерших, а всего лишь переходные стадии в цикле рождения, смерти, и возрождения. В буддизме Ады считаются творением ума, полным самообмана и эгоцентризма, и переживаемые там муки, по меньшей мере, столь же многообразны, жестоки, и изобретательны, как те, что описывают другие традиции. Помимо адских областей, где наказания включают в себя физическую боль и удушье, буддистская мифология описывает горячие Ады со стенами огня, реками расплавленного железа, и опаляющей вулканической лавой. Не менее красочно описаны холодные Ады, где грешники страдают от ледяного холода и болезненных обморожений.

Продолжительность прохождения через эти Ады соответствует количеству плохой кармы, которую необходимо уничтожить. В пользующемся дурной славой Аду Авичи (буквально, «без пространства»), грешники испытывают ужасающие мучения в течение бесчисленных кальп (Брахманических эонов). Когда они выходят из Ада, то вырождаются в животных, например, собак или шакалов, покрытых нарывами и струпьями. В буддистских Адах имеются судьи, определяющие судьбу умерших. Например, Эмма-О — персонаж из одного из горячих адов японского буддизма — судит с помощью двух отрубленных голов: красная докладывает ему о всех дурных деяниях умершего, а белая — о всех добрых делах. Он судит души мужчин, в то время как его сестра судит души женщин. В адах китайского буддизма имеется четыре, или, иногда, десять судей.

Загробный мир ацтеков — Миктлан — был страной полного мрака, которой правил ужасный Повелитель Мертвых Миктлантекутли. Его лицо было закрыто маской в форме человеческого черепа, его черные курчавые волосы были усеяны глазами, подобными звездам, а в его ухо была продета человеческая кость. В ацтекской традиции судьбу умершего определяло не его поведение, а его занятия и то, как он умер. Те из умерших, которые не были избраны для одного из Раев, подвергались в Миктлане ряду магических испытаний, в которых они должны были проходить через девять адов, прежде чем достичь своего окончательного места упокоения. Эти Ады не были местами, куда грешники отправлялись для наказания, а рассматривались как необходимые этапы перехода в цикле творения, поскольку в космическом процессе ацтекской традиции, все сотворенные вещи неизбежно окунались в материю и возвращались обратно к свету и своему творцу.

Я описывал загробные миры туземных культур, какими их переживают шаманы в ходе своих кризисов инициации и последующих путешествий. В этой главе, я также упоминал о различных загробных мирах при обсуждении архетипических фигур, представляющих смерть и возрождение, и их историй (см. Главу 3). Самые подробные описания посмертного путешествия души, включая сцены суда, можно найти в так называемых «книгах мертвых». Эти знаменитые эсхатологические тексты подробно рассматриваются в следующей главе.