13. Полет на крыльях намерения.

- Сделай усилие, нагваль, - заставлял меня женский голос. - Не проваливайся. Поверхность, поверхность. Используй технику своего сновидения. Мой разум начал работать. Я подумал, что это был голос англоязычного человека, и еще подумал, что если бы я использовал технику своего сновидения, мне необходимо было бы найти точку отсчета, чтобы сконцентрировать свою энергию.

- Открой глаза, - сказал голос. - Открывай их немедленно. Уцепись за любую вещь, которую ты сразу же увидишь.

Я сделал огромное усилие и открыл глаза. Я увидел деревья и голубое небо. Был день! Надо мной склонилось расплывчатое пятно лица. Но я не мог сфокусировать свой взгляд. Мне показалось, что на меня смотрела женщина из церкви.

- Используй мое лицо, - сказал голос.

Это был знакомый голос, но я не мог идентифицировать его.

- Пусть мое лицо будет для тебя отправной точкой; затем посмотри на все остальное, - продолжал голос.

Мой слух и мое зрение были абсолютно ясными. Я всмотрелся в лицо женщины, затем в деревья в парке, в железную скамейку, в людей, которые проходили мимо, и снова в ее лицо.

Несмотря на то, что ее лицо все время менялось, я продолжал всматриваться в него. Я начал пробовать уменьшать до минимума контроль над собой. Но когда моя возможность воспринимать действительность улучшилась, я осознал, что на скамейке сидела женщина, держа мою голову у себя на коленях. И это была не женщина в церкви, это была Кэрол Тиггс!

- Что ты здесь делаешь? - выдохнул я.

Мой испуг и удивление были такими сильными, что я попытался вскочить и убежать, но тело совершенно не подчинялось приказам мозга. Последовали жуткие минуты, когда я отчаянно, но бесполезно пытался встать. Мир вокруг меня был настолько ясным, что мне трудно было поверить, что я все еще в сновидении, тем не менее ослабленный контроль над способностью двигаться заставил меня заподозрить, что это действительно было сновидение. Кроме того, появление Кэрол было слишком неожиданным, оно никак не вытекало из логики предшествующих событий.

Я осторожно попытался заставить себя встать, как я это делал во сне сотни раз, но ничего не получилось. Сейчас от меня как никогда требовался объективный подход к происходящему. Одним глазом, насколько позволяло поле зрения, я начал тщательно осматривать все вокруг. Я повторил тоже самое другим глазом. Затем я сопоставил образы, увиденные каждым глазом, чтобы получить подтверждение, что я действительно нахожусь в реальности повседневной жизни.

Затем я стал изучать Кэрол. И в этот момент я заметил, что могу двигать руками. Парализована была только нижняя часть моего тела. Я дотронулся до лица и рук Кэрол; я обнял ее. Это было настоящее тело, и я поверил, что это действительно была Кэрол Тиггс. Мое облегчение было невероятным, потому что на мгновение у меня появилось жуткое подозрение, что это была бросившая вызов смерти маскирующаяся под образ Кэрол.

Кэрол очень заботливо помогла мне сесть на скамейке. Я лежал на спине - одна половина на скамейке, другая - на земле. Затем я заметил, что что-то было не в порядке. На мне были поношенные голубые джинсы и старые коричневые кожаные ботинки на мне была также джинсовая курточка и рубашка из грубой ткани.

- Подожди минутку, - сказал я Кэрол. - Посмотри на меня! Разве это моя одежда? Разве это я?

Кэрол засмеялась и тряхнула меня за плечи. Она всегда так делала, чтобы показать свое дружеское расположение, и становилась при этом похожей на мальчишку.

- Я смотрю на твою распрекрасную физиономию, - сказала она своим забавным сильным фальцетом. - О Господи, кто же это еще может быть?

- Какого черта я одет в эти Левисы и ботинки? - настаивал я. - У меня таких нет.

- Это моя одежда, - сказала она. - Я нашла тебя обнаженным!

- Где? Когда?

- Около церкви, примерно час назад. Я пришла сюда на площадь искать тебя. У меня была с собой эта одежда, как раз к месту.

Я сказал ей, что ужасно смущен тем, что разгуливал без одежды.

- Странно, но вокруг никого не было, - заверила она меня, но я почувствовал, что она сказала только чтобы подбодрить меня. Это подтверждала ее лукавая улыбка.

- Должно быть, всю прошлую ночь, а может быть и дольше, я общался с бросившей вызов смерти, - сказал я. - Какой сегодня день?

- Не волнуйся о датах, - сказала она, смеясь. - Когда ты сосредоточишься, ты сам посчитаешь дни.

- Не шути со мной, Кэрол Тиггс. Какой сегодня день? - Мой голос звучал грубо и, казалось, принадлежал кому-то другому.

- Сегодня день после большого праздника, - сказала она и дружески похлопала меня по плечу. - Мы все искали тебя со вчерашней ночи.

- Но что я здесь делаю?

- Я перенесла тебя через площадь в гостиницу. Я не могла нести тебя к дому нагваля; несколько минут назад ты выбежал из комнаты, и вот здесь мы снова встретились.

- Но почему ты не попросила помощи у нагваля?

- Потому что это касается только меня и тебя. Мы вдвоем должны разрешить эту проблему.

Это заставило меня закрыть рот. Она поставила меня на место. Я задал ей еще один вопрос.

- Что я сказал, когда ты нашла меня?

- Ты сказал, что ты так глубоко и так надолго погружался во второе внимание, что еще не пришел в себя. Все, что ты хотел, - это спать.

- Когда я потерял контроль над своими движениями?

- Только минуту назад. Ты обретешь его. Ты сам знаешь, что это совершенно нормально. Когда ты входишь во второе внимание и получаешь значительный заряд энергии, то теряешь контроль над речью или движениями.

- А когда ты перестала шепелявить, Кэрол?

Я застал ее врасплох. Она уставилась на меня и рассмеялась.

- Я долго работала над этим, - заверила она меня. - Я понимала, что это может вызывать сильное раздражение, - слышать, как шепелявит взрослая женщина. Кроме того, ты это просто терпеть не мог.

Согласится с тем, что мне не нравилась ее шепелявая речь, было нетрудно. И Дон Хуан, и я пытались вылечить ее, мы пришли к выводу, что она вовсе не была заинтересована в излечении. Ее шепелявость привлекала к ней внимание других, и дон Хуан считал, что ей это нравится и она не собирается от нее избавляться.

Мне было очень странно и приятно слышать, что она не шепелявит. Это доказывало, что она способна радикально измениться. В этом ни дон Хуан, ни я никогда не были уверены.

- Что еще говорил нагваль, когда он послал тебя за мной? - спросил я.

- Он сказал, что у тебя была схватка с бросившим вызов смерти.

Доверительным тоном я поведал Кэрол, что бросившем вызов смерти была женщина. Она небрежно заметила, что знала об этом.

- Как ты можешь знать об этом? - закричал я. - Никто никогда не знал об этом, кроме она Хуана. Он сказал об этом тебе сам?

- Конечно, - ответила она, не обращая внимания на мой крик. - Ты упустил из виду, что я тоже встретила женщину в церкви. Я встретила ее еще до того, как с ней встретился ты. В церкви мы довольно долго и дружелюбно беседовали с ней.

Я поверил, что Кэрол говорила мне правду. Ее описание было очень похоже на то, как это сделал бы дон Хуан. Он, по всей вероятности, мог послать Кэрол как и разведчика, чтобы выяснить что и как.

- Когда ты видела бросившую вызов смерти? - спросил я.

- Пару недель назад, - ответила она многозначительным тоном. - Это не было для меня большим событием. У меня не было энергии, чтобы дать ей, а может, не было того достаточного количества энергии, которая этой женщине было необходимо.

- Тогда зачем ты виделась с ней? Неужели встреча с женщиной-нагвалем тоже является соглашением между бросившей вызов смерти и магами?

- Я виделась с ней, потому что нагваль сказал, что ты и я взаимозаменяемы, - и только по этой причине. Наши энергетические тела много раз сливались разве ты не помнишь? Мы с этой женщиной разговаривали о том, с какой легкостью мы сливаемся. Я была с ней три или четыре часа, пока не пришел нагваль и не забрал меня.

- Ты все время была в церкви? - спросил я, потому что мне с трудом верилось, что они стояли там на коленях в течение трех или четырех часов, говоря только слиянии наших энергетических тел.

- Она взяла меня в другой аспект своей сущности, - заключила Кэрол после минутного раздумья. - Она позволила мне увидеть, как она избегает своих захватчиков.

Затем Кэрол рассказала самую интригующую историю. Она сказала, что, судя потому, что показала ей женщина в церкви, каждый древний маг неизбежно становился жертвой неорганических существ. Неорганические существа, захватив их, передавали им силу, чтобы они могли быть посредниками между нашим миром и их реальностью, которую люди называют адом.

Бросившей вызов смерти был, как и остальные, с неизбежностью захвачен в сети неорганических существ. Кэрол утверждала, что ему, по всей вероятности, пришлось провести тысячи лет в плену, пока не появилась возможность трансформировать себя в женщину. Он четко увидел, что покинуть этот мир можно только таким способом. Неорганические существа рассматривают женское начало как вечное. Они верят, что женское начало настолько гибкое и многообразное, что женские особи не попадают в ловушки и их трудно взять в плен. Трансформация мага была такой полной и такой детальной, что он был извергнут из реальности неорганических существ.

- Она говорила тебе, что неорганические существа все еще преследуют ее? - спросил я.

- Безусловно, они следят за мной, - заверила меня Кэрол. - Женщина сказала мне, что она должна охранять себя от преследователей каждую минуту своей жизни.

- Что они могут ей сделать?

- Я думаю, что они могут понять, что она была мужчиной и снова взять ее в плен.

Мне кажется, что ее страх бесконечно превосходит любой страх, который мы способны вообразить.

Кэрол сказала мне, что женщина в церкви была в курсе моего столкновения с неорганическими существами, знала она также и о голубом лазутчике.

- Она знает о тебе и обо мне все, - продолжала Кэрол. - И не потому, что я ей что-то рассказала, а потому, что она - часть нашей жизни, нашего происхождения. Она говорила, что всегда следила за всеми нами, особенно за тобой и мной.

Кэрол привела мне примеры тех ситуаций из нашей совместной работы, о которых знала женщина в церкви. Пока она говорила, я стал ощущать безумную ностальгию по человеку, который был передо мной - о Кэрол Тиггс. Я отчаянно захотел обнять их. Я потянулся к ней, но потерял равновесие и упал со скамейки.

Кэрол помогла мне встать с тротуара и тщательно осмотрела мои ноги, глаза, шею спину. Она сказала, что во мне еще чувствуется остатки энергетического заряда. Она положила мою голову себе на грудь и качала меня, как маленького ребенка.

Немного спустя я почувствовал себя лучше и даже стал понемногу обретать контроль над движениями.

- Как тебе нравится моя одежда? - неожиданно спросила Кэрол. - Одета ли я как надо? Я тебе нравлюсь?

Кэрол всегда одевалась исключительно хорошо. Что в ней действительно было, - в одежде. И действительно, все время, что я ее знаю, дон Хуан и все остальные постоянно шутили, что ее единственным достоинством было менее покупать красивую одежду и носить ее со вкусом и грацией.

Я нашел ее вопрос очень странным и спросил:

- Почему ты так волнуешься о своей внешности? Это никогда не волновало тебя раньше. Ты что, хочешь поразить кого-нибудь?

- Конечно, я хочу поразить тебя, - сказала она.

- Но сейчас не время, - запротестовал я. - Сейчас имеет значение не твоя внешность, а бросившая вызов смерти.

- Ты удивишься, насколько важна моя внешность, - засмеялась она. - Моя внешность - вопрос жизни и смерти для нас обоих.

- О чем ты говоришь? Все это напоминает то, как нагваль устраивал мне встречу с бросившей вызов смерти. Я чуть не свихнулся от загадочных намеков.

- Оказались ли его загадочные намеки уместными? - просила Кэрол очень серьезно.

- В известной степени - да, - согласился я.

- То же и моя внешность. Скажи мне, как ты меня находишь? Привлекательной, непривлекательной, средней, отвратительной?

Я подумал немного и сделал определенные выводы. Я находил, что она очень привлекательна. Мне это казалось очень странным. Я никогда сознательно не думал о ее внешности.

- Я нахожу, что ты чертовски хороша, - сказал я. - На самом деле, ты ошеломительно хороша.

- Тогда это, должно быть, правильно выбранная внешность, - вздохнула она.

Я старался понять, что она хотела этим сказать, но она заговорила снова.

- Как ты провел время с бросившей вызов смерти? - спросила она.

Я подробно рассказал ей о моей встрече, особенно о первом сновидении. Я сказал о своем впечатлении, что бросившая вызов смерти показала мне этот самый город, но в другом времени - в прошлом.

- Но это невозможно, - сказала она. - Во вселенной нет ни прошлого, ни будущего. Есть только мгновение.

- Я знаю, что это было прошлое, - сказал я. - Это была та же церковь, но другой город.

- Подумай немного, - настаивала она. - Во вселенной есть только энергия. А у энергии есть только здесь и сейчас, бесконечное и всегда присутствующее здесь и сейчас.

- Тогда что же случилось со мной, как ты думаешь, Кэрол?

- С помощью бросившей вызов смерти ты пересек четвертые врата сновидения, - сказала она. - Женщина в церкви взяла тебя в свой сон, в свое намерение. Она взяла то, как она видит этот город. Вероятно, она визуализировала его в прошлом, и эта визуализация осталась невредимой. Как и ее визуализация современного города.

После продолжительного молчания, когда я не мог произнести ни слова, она задала мне еще один вопрос:

- Что еще делала с тобой та женщина?

Я рассказал Кэрол второе сновидение. Сновидения о городе каков он есть сейчас.

- Ну вот, - сказала она. - Женщина взяла тебя не только в свое прошлое намерение, но и помогла тебе пройти через четвертые врата, заставляя твое энергетическое тело пропутешествовать в другое место, которое существует сегодня, но в ее намерении.

Кэрол сделала паузу и затем спросила меня, объяснила ли мне женщина в церкви, как намереваться во второе внимание.

Я помню, что она говорила об этом, но не объясняла, что значит на самом деле намерение ко второму вниманию. Кэрол обратилась к концепции, о которой никогда не упоминал дон Хуан.

- Откуда у тебя эти новые идеи? - спросил я, откровенно любуясь ей.

Уклончивым тоном Кэрол заверила меня, что многое об этих странных запутанных вещах объяснила ей женщина в церкви.

- Сейчас мы погружены во второе внимание, - продолжала она. - Женщина в церкви ввела нас в сновидение, тебя - здесь, а меня - в Таксоне. А затем мы снова заснули в нашем сне. Но ты не помнишь этой части, а я помню. Секрет сдвоенной позиции. Вспомни, что сказала тебе женщина; второй сон начинается во втором внимании - это единственный путь переступить в четвертые врата сновидения.

После длинной паузы, во время которой я не смог сказать ни слова, она произнесла:

- Я думаю, что женщина в церкви в действительности сделала тебе подарок, хотя ты и не хотел его получать. Ее подарком было то, что она присоединила свою энергию к нашей, чтобы передвигаться туда и назад в здесь и сейчас энергии вселенной.

Это очень взволновало меня. Слова Кэрол были точными и мне нечего было возразить. Она дала определение чему-то, что я считал невозможным определить, хотя и не знал, что же именно она определила. Если бы я мог двигаться, я бы вскочил и обнял ее. Она улыбалась своей прекрасной улыбкой, в то время как я судорожно продолжал размышлять над смыслом ее слов. Я еще раз отметил, что дон Хуан никогда не говорил мне ничего подобного.

- Возможно он не знает, - сказала Кэрол примирительно, не чуть не обижаясь на дона Хуана.

Я не стал с ней спорить. Какое-то время я оставался в неподвижности, глубоко погрузившись в свои мысли. Затем мысли и слова посыпались из меня, как при извержении вулкана. Люди шли по площади, кое-то даже остановился посмотреть. Должно быть, мы представляли собой то еще зрелище: Кэрол Тиггс целовала и ласкала мое лицо, в то время как я еще и еще разглагольствовал о ясности ее ума и о моей встрече с бросившей вызов смерти.

Когда я смог идти, она проводила меня через площадь в единственную в городе гостиницу. Она убедила меня, что у меня еще недостаточно энергии, чтобы идти в дом к дону Хуану, но что все там знают, где мы находимся.

- Как они могли узнать, где мы? - спросил я.

- Нагваль - старый хитрый маг, - ответила она, смеясь. - Это он сказал мне, что если я найду тебя энергетически ослабленным, то мне следует отвести тебя в гостиницу, а не рисковать, таща на буксире через весь город.

Ее слова и особенно ее улыбка заставили меня почувствовать такое облегчение, что дальше я продолжал идти в блаженном состоянии. Мы обошли угол и прошли пол квартала вниз по улице ко входу в гостиницу, который был расположен как раз напротив церкви. Мы прошли через фойе, поднялись по цементным ступенькам на второй этаж прямо в номер. В столь не приветливых гостиничных номерах мне раньше бывать не приходилось. Кэрол сказала, что я уже был здесь; тем не менее у меня не было никаких воспоминаний ни о гостинице, ни о номере. Хотя настолько устал, что просто не был способен думать об этом. Я просто упал на кровать вниз лицом. Единственное, чего я хотел, - это спать, хотя и был очень взвинчен. Было так много несвязанных концов, хотя внешне все выглядело достаточно упорядоченным. Вдруг я почувствовал внезапный прилив нервного возбуждения и сил.

- Я никогда не говорил тебе, что не принял подарок бросившей вызов смерти, - сказал я, повернувшись к Кэрол. - Откуда ты знаешь, что я не принял его?

- Но ты сказал мне об этом сам, - запротестовала она, садясь рядом со мной. - Ты так гордился этим. Это было первое, что ты сказал мне, когда я тебя нашла.

Как не странно, это был единственный ответ, который не удовлетворил меня. То о чем она сообщила, не выглядело как мое утверждение.

- Я думаю, что ты неправильно меня поняла, - сказал я. - Я просто не хотел принимать ничего, что отклонило бы меня от моей цели.

- Ты хочешь сказать, что не чувствуешь гордости за свой отказ?

- Нет. Я ничего не чувствую. Я неспособен больше что-либо чувствовать, кроме страха.

Я вытянул ноги и положил голову на подушку. Я почувствовал, что если бы я закрыл глаза или прекратил говорить, я бы тут же заснул.

Я рассказал Кэрол, как я спорил с доном Хуаном в начале моего знакомства с ним, о его убедительных мотивах следовать по пути воина. Он говорил, что страх поддерживает его, чтобы идти прямо и что больше всего он боится утратить нагваль, абстрактное, дух.

- По сравнению с утратой нагваля смерть - это ничто, - говорил он с искренней страстью в голосе. - Мой страх потерять нагваль - это единственная реальная вещь, которая у меня есть, потому что без этого я буду хуже, чем мертвец.

Я рассказал Кэрол, как я тут же возразил дону Хуану, гордо заявив, что поскольку мне неизвестен страх, то если бы мне пришлось выбирать такой путь, - силой, подвигающей меня на это, для меня была бы любовь.

Дон Хуан заявил, что когда приходит критический момент, то единственным стоящим состоянием для воина является страх. Втайне я возмущался узостью его взглядов.

- Колесо сделало полный оборот, - сказал я Кэрол. - Посмотри на меня сейчас. Я могу поклясться тебе, что единственное, что заставляет меня держаться, - это страх утратить нагваль.

Кэрол как-то странно взглянула на меня. Такого взгляда я у нее раньше не замечал.

- Я позволю тебе не согласиться, - сказала она мягко. - Страх ничего не значит по сравнению с любовью. Страх заставляет двигаться как попало, любовь заставляет двигаться разумно.

- Что ты говоришь, Кэрол Тиггс? Разве маги сейчас любят?

Она не ответила. Она легла рядом со мной и положила голову ко мне на плечо. Мы оставались там, в этой странной неприветливой комнате долгое время в полной тишине.

- Я чувствую, что чувствуешь ты, - вдруг сказала Кэрол. - Теперь постарайся почувствовать, что чувствую я. Ты можешь это. Но давай сделай это во тьме.

Кэрол протянула вверх руку и щелкнула выключателем над кроватью. Одним движением я сел прямо. Толчок страха пронзил меня как удар электрическим током. Как только Кэрол выключила свет, в комнате наступила ночь. С огромным беспокойством я спросил ее об этом.

- Ты еще не в себе, - сказала она подбадривающе. - У тебя был грандиозных размеров припадок. Войдя так глубоко во второе внимание, ты как бы немного не в порядке. Конечно сейчас день, но твои глаза не могут еще привыкнуть к тусклому свету в номере.

Более или менее, я снова лег. Кэрол продолжала говорить, но я не слушал. Я чувствовал простыни. Это были настоящие простыни. Я пробежался руками по кровати. Это была кровать! Я наклонился и дотронулся пальцами до холодного пола. Я встал с кровати и проверил каждый уголок в номере и ванной. Все было обычно, естественно. Я сказал Кэрол, что когда она выключила свет, у меня появилась абсолютная уверенность, что я сплю.

- Сделай перерыв, - сказала она. - Прекрати этот бред, или иди в кровать и отдохни.

Я открыл занавеси на окне и посмотрел на улицу. Был день, но когда я закрыл их, в номере была ночь. Кэрол умоляла меня лечь в постель. Она боялась, что я убегу на улицу, как сделал это раньше. В этом она была права. Я вернулся в постель, не заметив, что ни одной секунды я не потратил на то, чтобы указать на что-нибудь мизинцем. Как будто бы это стерлось из моей памяти.

Темнота в номере этой гостиницы была необычной. Она навевала на меня чувство мира и гармонии. Она также принесла мне чувство глубокой грусти, тоски по человеческому теплу, по обществу. Я чувствовал себя более чем разбитым. Ничего со мной никогда не было. Я лежал в постели, пытаясь вспомнить, была ли эта тоска чем-то таким, что я уже знал. Нет. Тоска, с которой я был знаком, была не по человеческому обществу. Тогда это было чем-то абстрактным, скорее что-то вроде грусти о том, что я не сделал чего-то неопределенного.

- Я распадаюсь на части, - сказал я Кэрол. - Я сейчас расплачусь по людям.

Я думал, что она посчитает мое заявление смешным. Я и представил его как шутку. Но она ничего не сказала. Казалось она согласилась со мной. Она вздохнула. Мое состояние было невероятно нестабильным, я полностью отдался эмоциям. Я повернулся к ней в темноте и прошептал что-то такое, что в обычное время было бы для меня совершенный вздор.

- Я обожаю тебя, - сказал я.

Такие разговоры среди магов дона Хуана были немыслимы. Кэрол Тиггс была женщиной-нагвалем. Между нами двумя не было необходимости проявлять любовь. На самом деле мы даже не знали, что чувствуем друг к другу. Дон Хуан учил нас, что у магов не было необходимости и времени для таких чувств.

Кэрол улыбнулась мне и обняла. И я настолько переполнился любовь к ней, что даже заплакал.

- Твое энергетическое тело движется вперед на светящихся волокнах вселенной, - прошептала она мне на ухо. - Нас несет подарок намерения бросившего вызов смерти.

У меня было достаточно энергии, чтобы понять, о чем она говорит. Я даже спросил ее, понимает ли она сама, что все это значит. Она успокоила меня и прошептала на ухо:

- Я понимаю: подарок бросившего вызов смерти для тебя был крыльями намерения. И с ними ты и я сновидим себя в другом времени. Во времени, которое еще придет.

Я оттолкнул ее и сел. То, как она произносила такие сложные магические понятия, выбивало меня из колеи. Ей не было дано серьезно воспринимать схематическое мышление. Мы всегда шутили между собой, что она не обладала философским умом.

- Что с тобой? - спросил я. - Ты - новое открытие для меня - Кэрол - маг-философ. Ты говоришь как дон Хуан.

- Еще нет, - она рассмеялась. - Но это приближается. Оно катится, и когда наконец оно достанет меня, для меня самым легким в мире будет стать магом-философом. Ты увидишь. И никто не сможет объяснить этого, это просто произойдет.

В моем мозге зазвонил будильник. - Ты не Кэрол! - закричал я. - Ты бросившая вызов смерти, замаскированная под Кэрол. Я знал это!

Ничуть не взволнованная моим обвинением, Кэрол засмеялась.

- Не неси чепухи, - сказала она. - Ты собираешься пропустить урок. Я знала, что рано или поздно ты отдашься своему индульгированию. Поверь мне, я Кэрол. Но мы делаем то, чем не занимались раньше: мы собираем намерения во втором внимании, как делали маги древности.

Она не вполне убедила меня, но у меня не было больше энергии, чтобы отстаивать свои доводы, потому что я начал погружаться во что-то вроде водоворота своего сновидения. Я едва слышал голос Кэрол, который шептал мне на ухо:

- Мы сновидим нас самих. Сновидь мне свое намерение! Намеревай меня в будущее! Сконцентрируй намерение меня в будущее!

С огромным усилием я сформулировал выплывшую из глубины мысль:

- Останься здесь со навсегда, - произнесенное мною звучало, как замедленная запись на пластинке. Она ответила что-то непонятное. Я хотел засмеяться, но меня закружил вихрь.

Когда я проснулся, в гостиничном номере никого не было. Я не представлял, как долго я спал. Я совершенно растерялся, не найдя Кэрол рядом с собой. Быстро одевшись я спустился в фойе поискать ее. Кроме того, я хотел развеять странную дремоту, которая еще владела мной.

За столом управляющий сказал мне, что американка, которая сняла номер, ушла минуту назад. Я выбежал на улицу в надежде догнать ее, но ее нигде не было видно. Был полдень. На безоблачном небе светило солнце. Было жарко.

Я пошел в церковь. Мое удивление было искренним, но притупленным, когда я обнаружил, что видел эти архитектурные детали в сновидении. Без особого интереса я сам сыграл роль своего собственного адвоката дьявола и развеял сомнения. Возможно мы с доном Хуаном и осматривали заднюю часть церкви снаружи, но я не помнил этого. Я подумал, что это не имеет значения. Мои веские доказательства не имели для меня никакого значения - я слишком хотел спать.

Оттуда я медленно отправился к дому дона Хуана, продолжая искать Кэрол. Я был уверен, что найду ее там, что она меня ждет. Дон Хуан принял меня так, как будто я вернулся из лап смерти. Он и его компаньоны были в сильном возбуждении, с любопытством меня осматривая.

- Где ты был? - требовательно спросил дон Хуан.

Я не мог понять причины всей этой суеты. Я сказал ему, что провел ночь с Кэрол в гостинице у площади, потому что у меня не было энергии вернуться из церкви к нему домой, - но ведь они и сами об этом знали.

- Мы ничего об этом не знали, - сказал он.

- Разве Кэрол не сказала вам, что была со мной? - спросил я с тупым подозрением, и если бы я не был таким уставшим, то меня бы охватила тревога.

Никто не ответил. Они смотрели друг на друга. Я повернулся к дону Хуану и сказал, что я думал, что это он послал Кэрол найти меня. Дон Хуан ходил взад-вперед по комнате, не говоря ни слова.

- Кэрол Тиггс вообще с нами не было, - сказал он. - А тебя не было девять дней.

Только моя усталость спасла меня от шока при подобном заявлении. Тон его голоса и уверенность, которую продемонстрировали другие, доказывали, что все это серьезно. Но я был настолько ошеломлен, что ничего не мог сказать.

Дон Хуан попросил меня рассказать им подробно, что произошло между мной и бросившей вызов смерти. Я был удивлен, что так много помнил и смог рассказать, не смотря на усталость. Напряжение было снято, когда я рассказал, как сильно смеялась женщина над моим бессмысленным криком в ее сновидение, о моем намерении видеть.

- Способ указывать мизинцем работает даже лучше, - сказал я дону Хуану без всякой попытки обвинения.

Дон Хуан спросил, была ли у женщины еще какая-нибудь реакция на мой бессмысленный крик, кроме смеха. Я не помнил ничего, кроме ее веселья и ее слов о том, как он ее не любит.

- Нельзя сказать, что я не любил ее, - запротестовал дон Хуан. - Я просто не люблю методы принуждения старых магов.

Обращаясь ко всем, я сказал, что лично мне очень нравится эта женщина, безмерно и без предубеждений. И что я люблю Кэрол Тиггс так, как не любил никого и никогда.

Казалось они не одобрили того, что я говорил. Они смотрели друг на друга, как будто я вдруг сошел с ума. Я хотел говорить еще. Но дон Хуан, как мне показалось, чтобы я больше не наговорил глупостей, выставил меня из дома и отправил обратно в гостиницу. Он пошел вместе со мной.

В гостинице был тот же управляющий, с которым я говорил раньше. Он выслушал наши описания Кэрол Тиггс, но с абсолютной уверенностью отрицал, что когда-либо видел ее или меня раньше. Он даже позвал горничных; они подтвердили его слова.

- Что все это может значить? - спросил дон Хуан вслух.

Казалось, что его вопрос был обращен к себе самому.

Он тихонько вывел меня из гостиницы.

- Пойдем из этого запутанного места, - сказал он.

Когда мы вышли на улицу, он велел мне не оборачиваться и не смотреть на гостиницу или церковь через дорогу, а идти с опущенной головой. Я посмотрел на свои ботинки и понял, что на мне была уже не одежда Кэрол, а моя собственная. Но как бы я не старался, я не мог вспомнить, когда я переоделся. Я вычислил, что это, должно быть, было, когда я проснулся в гостинице. Очевидно, тогда я надел свою собственную одежду, хотя ничего не помнил об этом.

К тому времени мы дошли до площади. До того, как мы перешли ее, чтобы направиться домой к дону Хуану, я рассказал ему про свою одежду. Он ритмично покачивал головой, внимательно слушая каждое слово. Он сел на скамейку и полным уверенности голосом сказал, что с этого момента я должен забыть, что было во втором внимании между женщиной в церкви и моим энергетическим телом. Мое общение с Кэрол Тиггс в гостинице было чем-то вроде айсберга.

- Невозможно представить, что ты был во втором внимании девять дней, - продолжал дон Хуан. - Девять дней - это секунда для бросившего вызов смерти, но вечность для нас.

Прежде чем я смог что-то возразить, или объяснить или сказать что-нибудь, он остановил меня.

- Если ты до сих пор не можешь вспомнить всего, чему я тебя обучал во втором внимании, - подумай, насколько труднее должно быть воспоминания того, чему учил тебя бросивший вызов смерти. Я только учил тебя менять уровни осознания; бросивший вызов смерти заставлял тебя менять вселенные.

Я чувствовал себя разбитым. Дон Хуан и два его компаньона заставляли меня сделать невероятное усилие, чтобы вспомнить, когда я переоделся. Я не смог. Моя голова была пуста: ни чувств, ни воспоминаний. Каким-то образом я не был полностью с ними.

Нервное напряжение дона Хуана и двух его компаньонов достигло максимума. Я никогда не видел его настолько обеспокоенным. Он всегда подшучивал как будто хотел чтобы я не воспринимал его слишком всерьез. Но это был не тот случай.

Я снова попытался собраться с мыслями, чтобы пролить свет на все это; и опять мне не удалось, но я не чувствовал поражения; меня охватила волна оптимизма. Я почувствовал, что все идет так, как и должно быть.

Дон Хуан утверждал, что он ничего не знал о моих сновидениях с женщиной в церкви. Сон в гостинице, в городе, сон с Кэрол Тиггс были для него лихими проделками сновидений старых магов, которые только засоряют воображение людей.

Дон Хуан развел руками и наконец улыбнулся, как обычно.

- Мы можем только сделать вывод, что женщина в церкви показала тебе, как это делать, - сказал он медленно, с расстановками.

- Для тебя это будет серьезной задачей - найти смысл в бессмысленном действии. Это было мастерское передвижение по шахматной доске, выполненное бросившим вызов смерти в образе женщины в церкви. Она использовала твое и Кэрол энергетические тела, чтобы подняться, освободиться от своих мертвых якорей. Она поймала тебя на твоем предложении отдать ей свою энергию.

То, что он говорил, не имело для меня никакого смысла, но это много значило для двух его компаньонов. Они пришли в сильное возбуждение. Обращаясь к ним, дон Хуан объяснял, что бросившей вызов смерти и женщина в церкви были разным появлением одной и той же энергией; женщина в церкви была более сильной и сложной из двоих. Используя энергетическое тело Кэрол Тиггс и проделки старых магов, она создала Кэрол Тиггс в гостинице. Дон Хуан добавил, что Кэрол и женщина могли прийти во время встречи к некоему энергетическому соглашению.

Казалось, что какая-то мысль вдруг осенила дона Хуана. Он неуверенно взглянул на своих двух компаньонов. Их глаза бегали, они смотрели друг на друга. Я уверен, что они не искали соглашения, они просто сразу что-то вместе поняли.

- Все наши размышления бесполезны, - сказал тихо дон Хуан ровным голосом. - Я уверен, что нет больше Кэрол Тиггс. Нет никакой женщины в церкви. Обе слились и улетели на крыльях намерения, я уверен, - в будущее.

Причина, почему Кэрол Тиггс из гостиницы так волновалась о своей внешности, заключается в том, что она была женщиной из церкви, заставляя тебя думать, что она Кэрол Тиггс другого плана, более сильная. Разве ты не помнишь, что она говорила? - "Сновидь свое намерение на меня. Намеревай меня в будущее".

- Что это значит, дон Хуан? - спросил я.

- Это значит, что бросивший вызов смерти видел свой путь во вне. Она поймала тебя на прогулке. Твоя судьба - ее судьба.

- Что ты имеешь ввиду, дон Хуан?

- Я имею ввиду, что если ты обретешь свободу, она тоже обретет ее.

- Как она сделает это?

- Через Кэрол Тиггс. Но не волнуйся о Кэрол.

Он сказал это до того, как я смог выразить свое понимание.

- Она способна и на тот маневр, и на многое другое.

Слишком много всего на меня свалилось. Я ощущал этот ужасный вес. В момент некоторого облегчения я спросил дона Хуана, что из всего этого выйдет.

Он не ответил. Он осмотрел меня с ног до головы. Затем он медленно сказал:

- Подарок бросившего вызов смерти состоит из безграничных возможностей сновидения. Одно из них было твоим сном о Кэрол Тиггс в другом времени, в другом мире; в мире более просторном, безграничном: в мире, где невозможное становится реальным. Дело в том, что ты не просто сможешь пользоваться этими возможностями, но и в один прекрасный день сможешь понять их.

Мы встали и пошли к его дому. В моей голове безумным хороводом кружились мысли. Это были даже не мысли, а образы, смесь воспоминаний о женщине в церкви и Кэрол Тиггс, разговаривающей со мной в сонной темноте гостиничного номера. Пару раз я почти смог сконцентрировать эти образы в чувства моего теперешнего "я", как обычно, но сдался; для такого задания у меня не было энергии.

Перед тем, как мы вошли в дом, дон Хуан остановился и повернулся ко мне. Он снова тщательно осмотрел меня, как-будто искал какие-то знаки на моем теле. Затем я почувствовал себя обязанным направить его прямо к главному: я был уверен что он смертельно ошибается.

- В гостинице я был с настоящей Кэрол Тиггс, - сказал я. - В какой-то момент мне самому показалось, что это был бросивший вызов смерти, но после внимательного осмотра я отверг это подозрение. Это была Кэрол. Каким-то непонятным, странным образом она была в гостинице, как, впрочем, и я сам.

- Конечно это была Кэрол, - согласился дон Хуан. - Но не та Кэрол, которую мы знаем. Это была Кэрол сновидения. Я говорил тебе - Кэрол, сделанная из чистого намерения. Ты помог женщине в церкви осуществить это сновидение. Ее мастерство заключалось в том, чтобы сделать этот сон в высшей степени реальным: искусство старых магов, самая опасная вещь. Я говорил тебе, что ты получишь в сновидении королевский урок, не так ли?

- Как ты думаешь, что случилось с Кэрол Тиггс? - спросил я.

- Кэрол Тиггс ушла, - ответил он. - Но однажды ты найдешь новую Кэрол Тиггс, ту, из сновидения в гостинице.

- Что ты имеешь ввиду, говоря что она ушла?

- Она ушла из мира, - ответил он.

Я ощутил чудовищный спазм в солнечном сплетении. Я просыпался. Мое осознание постепенно возвращалось ко мне, но у меня еще не было полного контроля над ним. Тем не менее, оно начало пробиваться сквозь пелену сновидения; это была смесь незнания того, что происходит, и телесного ощущения, что что-то несоизмеримое находится сразу за углом.

Должно быть, мое лицо выражало недоверие, потому дон Хуан добавил повелительным тоном:

- Это сновидение. Ты должен знать, что это последнее перемещение.

Психология bookap

- Но куда же она ушла как ты думаешь, дон Хуан?

- Туда же, куда ушли древние маги. Я сказал тебе, что подарок бросившего вызов смерти заключался в безграничных возможностях сновидения. Ты не хотел ничего конкретного, по этому женщина в церкви дала тебе абстрактный подарок: возможность летать на крыльях намерения.