Часть первая. Случайные встречи.


. . .

Гурджиев.

Росла моя духовная алчность. После неизбежных периодов неудач и разочарований в своей духовной практике, после очередного застоя, меня неизбежно настигала следующая волна, а впереди рисовался новый поток сознания. И он, как и все остальные, обещал мне новые открытия. Требовал свежей и дополнительной духовной пищи и мой ненасытный интеллект. Мне ещё было нужно очень много объяснений, ответов, понимания. Остановиться было невозможно! Ведь везде, сплошь и рядом мне мерещились и подмигивали своими зелёными и красными огоньками секреты, тайны...

И, однажды, меня всецело захватили идеи Гурджиева.

Лукавый и непредсказуемый хитрец-суфий, бритоголовый кавказец с громадными усами как у таракана прищёлкивал пальцами, смачно причмокивал губами... Георгий Гурджиев очень быстро приворожил меня глубиной своего учения и стилем познания.

А моя духовная жадность в контексте его мистических знаний имела самый естественный и положительный аспект и называлась формированием "магнитного центра".

Я начал двигаться след в след за учеником таинственного кавказца, за Петром Успенским.

У чистого сознания нет временных связей. Некогда старые переживания Успенского в далёком прошлом стали переживаниями моими собственными в моём настоящем. Как и любое сформированное эзотерическое учение, система Гурджиева-Успенского содержит и дала мне (в разное время) очень много оригинальных идей и толчков к дальнейшему духовному развитию. Но впервые так впечатляюще сильно меня поразила такая очевидная и для большинства так трудно понимаемая центральная идея учения - САМОВОСПОМИНАНИЕ. Человек не помнит себя, не осознаёт, не вспоминает о себе...

Ну и что же, чего тут особенного? Мы все, люди, живём в такой ситуации и это привычно-нормально. Конечно же, у всех у нас есть самосознание, ведь каждый человек - разумная социальная личность, и она существует..., - произнесёт обыватель.

Но ситуация не нормальна!!!

Вслед за Успенским, которого впервые поразило положение отсутствия у человека осознания, и который бродил по улицам старого Петербурга, пытаясь сохранить это осознание, я с этой же идеей в кармане отправился шататься по проулкам своего родного, подмосковного городка (Подольска).

Некоторое время мне удавалось помнить о себе, и этот период казался длительным. Но уже через несколько минут! я думал совершенно о других вещах. Поймав себя на мысли отсутствия осознания (через 15! минут), я взял ситуацию под более волевой контроль. Однако, таковой непрестанно нарушался бестолковыми всяческими и глупыми мыслями. Я не давал им вмешиваться в самовоспоминание, но тем не менее минут через 20, я самым естественным образом отвлёкся на проходящую симпатичную девушку. В последующем неожиданно я поймал себя на воображаемым разговоре со своим другом и на отсутствии самоконтроля уже почти через целый час! Да, что же это такое???

Всё! Буду осознавать себя ещё более жёстко. Моя основная задача, цель, смысл моей жизни - самовоспоминание. Я зашёл в магазин, осознавая себя и мысленно повторяя: я в магазине... Я осознанно внимал своему телу, своей походке, другим покупателям, прилавкам. Я также осознанно вышел из магазина, ступая ногами по асфальту. - Очень странное ощущение. Кардинально меняется всё качество жизни! Существование непостижимым образом преображается. Оно приобретает невыразимую глубину!... Приблизительно через полчаса я в очередной раз с досадой обнаружил, что вовсе не осознаю себя, а размышляю о самовоспоминании и темой с ним связанной. В это время я заходил во двор своего дома. Как я попал сюда? И где я был всё это время после того, как вышел из магазина???

Это не нормально, когда человек вспоминает о себе всего несколько секунд за сутки! (Я думаю, что речь в действительности идёт даже не о секундах, а об их десятых долях). Никто себя в действительности не осознаёт, не помнит! И даже при намеренной волевой попытке осознания - это практически почти не возможно!

Я загорелся своим новым духовным открытием. Несколько недель я пытался работать с самовоспоминанием практически. Увы! До сих пор я совершенно не представлял, насколько это трудно и насколько абсурдна моя бесконтрольная мыслительная деятельность, непрерывно пережёвывающая бесполезную, бестолковую, умственную жвачку, бесплодную информацию. Человеческому разуму свойственно работать и тратить ментальную энергию вхолостую!

Некогда мне попались дневники Льва Толстого, в которых отразились его мысли, философские размышления, настроения... На одной из дневниковых страниц я наткнулся на описание про то, как Толстой делал влажную уборку в своём кабинете. Он по кругу протирал мебель и вещи мокрой тряпкой. В какой-то момент он останавливается и не может сообразить, замкнулся ли круг и протирал ли он уже ранее в этом месте? Далее он размышляет: если я об этом не помню, то в независимости от того, протирал ли я или нет на самом деле, этот факт отсутствует в моей памяти, то есть в моём сознании. А если это отсутствует в моём сознании, то, следовательно, для меня - этого не было!

Этого не было... Озадаченный фактически гурджиевской идеей самовоспоминания, Лев Толстой записывает свои размышления в дневник. Но очевидно, что дальше и глубже в своём познании литературный и философский гений не идёт.

Многие гениальные и признанные историей люди подходят очень близко к сокровенным открытиям, но их же интеллект начинает запутывать и усложнять проблему, вести в интеллектуальный тупик. В дневнике Толстого приблизительно следующее: Что я сейчас думаю? - Я думаю о том, что я сейчас думаю. А вот сейчас какие мысли занимают мою голову? Я думаю о том, что подумалось о том, о чём я сейчас думаю. Далее... Нет, это невозможно, так можно сойти с ума! - заключает гений.

С тех пор, как я начал увлекательное путешествие внутрь себя, многие признанные гении перестали быть для меня гениальными людьми. (Толстой, Кант, Достоевский, Вернадский, Менделеев, Фрейд, Леонардо да Винчи...). Они стали обыкновенными, и даже остались робкими, несмышлёными детьми, - все они умерли как самые обычные люди, так и не реализовав свою удивительную, неповторимую и уникальную возможность подлинной духовной трансформации. Духовное самопознание поднимает сознание человека на немыслимые высоты...

Человек не помнит себя! - посмеивается бритоголовый Гурджиев, хитро покручивая свои гигантские, длинные усища. Но что этот очевидный факт означает?!

Единственный оперативный инструмент, которым располагает каждый человек - это его внимание. Оно может быть спонтанным, случайным, преходящим, а может быть волевым, намеренным, осознанным. Но что собою представляет внимание человека? Оно, безусловно, связано с сознанием.

Внимание - единственный критерий человеческого существования. Если я обращаю внимание на что-то, то это "что-то" (предмет, идея, событие, объект...) обретает в моих глазах реальность, достоверность, подлинность, обусловленную очевидность. Если нечто не попадает в поле моего зрения, то это полностью - отсутствует. Толстовское: "этого не было"...

Значит, если я, погруженный в суету быта и в свои повседневные мысли, не обращаю внимание на этот окружающий меня внешний мир, то этого мира как бы и нет. А если... (В своё время эта идея меня просто ошпарила, пробила током, возгорела неистовым пламенем, взметнулась в голове яркой молнией озаряющего понимания).

Если я не обращаю внимание на себя, на свою жизнь, то этот "Я" и моя жизнь - ОТ-СУТСТ-ВУЮТ! Я в действительности (а равно, как и все люди!) не живу, не существую!!! И бродят живые галлюцинации и сонные сомнамбулы по Земле...

Самовоспоминание вырывает практикующего из иллюзий ума и возвращает его к реальности, к действительности, к переживанию жизни во всей её полноте, к настоящему всегда свежему мгновению.

Самовоспоминание дарует человеку - целую жизнь. Вдумайтесь! Ни дополнительное некое ощущение или переживание, а натурально - ЖИЗНЬ, в своей фактической данности как она есть! Но оно, осознание, наделяет ещё более нечто ценным, сущим, непостижимым и волшебным...

После своих длительных опытов самовоспоминания под руководством Гурджиева я понял, что данная практика гораздо и гораздо сложнее, чем мне казалась на первый взгляд. Намного хуже, безысходней, безнадёжней и изначальная духовная ситуация человека, чем представлялась ранее. Человек пребывает в такой глухой, глубокой, непреодолимой и бессознательной яме, дыре! Но этого не понимает и кичится тем, что он будто бы какой-то там царь зверей, повелитель природы, существо разумное...

На длительное, по возможности, непрерывное практическое осознание по системе Успенского-Гурджиева у меня не хватало ни сил, ни воли, ни терпения, ни энергии, ни искусства и умения духовной практики. Гурджиев оказался бесполезен. Я расстался с ним и кинулся к мудрым буддийским источникам. В этих писаниях наиболее детально и хорошо было запечатлено сложнейшее искусство осознавания.

Морально устав от духовной практики самовоспоминания, я временно отпустил тормоза и погрузился в хлопотную суету своей обычной повседневной жизни, в бытовые проблемы.

Через некоторое время самовоспоминание обнаружилось "само"...

Я сидел на кухне, пил чай и ел бутерброд, конечно же, в обычном человеческом состоянии, то есть - в бессознательном. Фактически ничего не было: ни кухни, ни чая, ни бутерброда, ни меня самого... И, вдруг!

Ох, это "вдруг"! Читатель ожидает, по меньшей мере, какое-либо неожиданное событие: обрушился потолок, начался гром с молнией и градом за окном, автора хватил удар...

Случилось более нечто значительное. Произошло чудо. И оно сопровождалось и ударом, и громом, и молнией. - Самовоспоминание нахлынуло на меня. Оно САМО стало проявляться, показывать себя без моего волевого контроля и намеренного участия! Я, вдруг, увидел-прозрел-ощутил-почувствовал, что Я НАХОЖУСЬ НА КУХНЕ И ЕМ колбасу с хлебом. (Вы можете не поверить, но я ощутил неповторимый вкус продукта!).

Самовоспоминание "двинулось", накрыло меня и... Мгновенно высветился, обозначился, появился и мир вокруг, и "Я" сам: всё вместе стало таким живым, реальным, достоверным! Переживание было необыкновенным. Это похоже на то, как если б ты умер, а потом стал живым, ожил к новой и к такой простой и в тоже время удивительной жизни! Если поражает сам "простой" и будничный факт своего пребывания на кухне, то какой же неописуемой и поразительной глубиной должно быть переживание познания божественного, высоких энергий, самого Бога?!

Затруднительно передать словами подробней этот явленный мне процесс настоящего самовоспоминания. Я не видел никаких ослепительных световых вспышек вокруг себя, и в то же самое время всё вокруг будто преобразилось, высветилось моим внутренним духовным светом, всё стало ясным, видимым, отчётливым, контрастным, живым. Может быть, произошедшее со мной событие, неведомое, незнакомое прежде прозрение лучше будет сравнить с работой телевизора. Представим себе неотрегулированное изображение экрана. Картина с множеством помех; туманна, рябит, расплывчата, непонятна. - Обычная и привычная ситуация человеческого восприятия. И вот кто-то относительно постепенно и одновременно резко, быстро! наводит ручку настройки и вы, вдруг, - ВСЁ ВИДИТЕ!

Данное духовное переживание (а оно такое было самое первое) запомнилось ещё и тем, что я уловил эту самую настройку в своём сознании. Она ощущалась очень отчётливо как ДВИЖЕНИЕ... Это двигалась та самая точка сборки! в учении толтеков, та самая точка локализованного света моего индивидуального сознания, которую я обнаружу нескольким позже. Обнаружу, выявлю и даже научусь её сдвигать. Сознание - реальный, живой, локализованный свет!

Психология bookap

Как радостно рождаться и появляться в этом обновлённом, свежем мире! И как печально пропадать, исчезать в нём...

Отныне после встречи с великим Гурджиевым я буду непредсказуемо влезать, вторгаться в этот зачарованный и таинственный мир и также загадочно и бесследно в нём растворяться. Ну, что за чудесные и неожиданные метаморфозы?!