Master of dreams (мастер снов).

Что это за чудо, русская печка! Особенно, когда за окном сыро; нудно и долго стучит дождь. Если ещё дополнительно ты, побывав на улице, подсырел и подмёрз. И вот в натопленной комнате пьёшь горячий чай из самовара с конфетами и умиляешься разлитой по телу теплоте, шипению и бульканью воды, и любовно поглядываешь на рубиновые, мерцающие драгоценно угольки. Они хрустально потрескивают.

Вот она, это и есть жизнь. Ты её чувствуешь в себе. Она смешалась с физическим блаженством, с тихой любовью. И ум, мысли, текут плавно, медленно и останавливаются вовсе...

Нам подавай чудо, мы хотим волшебства. А разве всё это, и уже ты сам, всё вокруг - не есть подлинное чудо?! Тебя не было прежде и, вдруг, ты - есть! Надо только почувствовать, осознать это - так просто... Печально, что люди живут и умирают, зачастую, так и не спев своей основной песни любви, не станцевав главного танца любви и экстаза.

Тсс... Тихо... Я вижу его. (Опять включился пресловутый 3-ий глаз). Я вижу мастера. Я сновижу себя в будущем.

Дедушка Дримс... (В жизни мы получаем то, к чему стремимся, чего хотим, что мыслим и представляем сознательно или бессознательно).

...Мастер снов живёт в городе среди людей и ничем не отличается от остальных. Разве что, любит поспать дольше обыкновенного. Может быть, он работает дворником и живёт с тобой в соседнем подъезде. Он любящий, осторожный, внимательный и немного чудак. Его двойник плотно насыщен невидимым светом любви - ты этого не видишь. Дедушка Дримс никому не мешает жить и не лезет к людям со своей помощью. Но, иногда, он залетает в детские сновидения и как дед Мороз дарит детям подарки, которые потом случаются наяву, или защищает от страхов. Да и взрослые для мастера, что дети. Ещё этот старый сновидящий любит гулять в стране жёлтых тараканов - любимом мире дон Хуана.

Пройдя путь любви, путь одинокого воина, мастер к старости сделался совершенно обыкновенным человеком. И умрёт он тихо и мирно, как во сне (!), не забирая с собой своё физическое тело и оставит свою плоть как подарок земле. К чему эти трюки? Добрый волшебник во снах, он обычный наяву. Иногда, кажется странным чудаком. Он по-прежнему одинок и не одинок одновременно. Через молитву ему открылась любовь вечная и он совсем под старость выжил из ума - попросту спятил. Он стал пьяницей. Пьяницей божественного. Всё забыл про путь снов, про всяческие знания о чакрах, матрицах и точке сборки, про самого одинокого воина. Его не беспокоит, что будет завтра, он даже не знает, что будет сегодня.

Старый сновидец по-прежнему любит ездить в деревню и ходить босиком по дорогам и нет в нём тоски, а тихое блаженство и благодарность ко всему. Всё стало единым, одним, и одинокий воин, и одинокий странник. Мастер снов на этом своём пути обрёл любовь, и всё стало простым и незатейливым, что уму здесь больше делать нечего, да и рассказывать не о чем...

По всем духовно-энергетическим законам первый учитель Мастера Дримса дон Хуан сейчас безвременно проживает в страшном, чёрном мире, но автор, охваченный снисходительной ностальгией к своей прежней магической деятельности позволит себе значительный художественый допуск. Всё не так, как будет описано ниже. Всё не так, как я оканчивал эту книгу ранее. Но мне не хочется менять конец. Хотелось бы, чтобы так было. Нет дьявол никогда не почувствует раскаяние и сердечную печаль. Но пусть в пространстве моего сердца сейчас всё будет следующим и по-прежнему. Продолжу.

И не было проблем у дедушки Дримса, кроме одной. Ему надо было обязательно разыскать дона Хуана и передать нечто важное для него и для людей, идущих по его следу, пути. Сбылась давнишняя мечта мастера. Его вела любовь и, однажды, он нашёл дона Хуана. Мастер разыскал старого нагваля не в стране жёлтых тараканов, а далеко-далеко в одном из миров, затерянных в лабиринтах космических дорог бесконечности.

Пройдёте млечный путь, свернёте налево, далее за проходом сквозь чёрную, космическую дыру попадёте в звёздную галактику. Здесь живут супернеорганические существа, похожие на птиц. Так вот, в эту галактику не входите, а обогните её справа и войдите сразу за ней в 1-ю антисферу. Здесь мастер Дримс и обнаружил дона Хуана. У "старого" индейца давно уже не было никакого физического тела. Он неплохо "обеспечил" себе "старость" на 3,5 млн. лет существования в виде большущей точки сборки (на этой планете все живут так долго).

Мастер и нагваль обменялись телепатическим свечением. В их дублях не было возраста. И они быстро пришли к пониманию, ведь мастер знал всё о пути снов, о доне Хуане, о Карлосе, о группе магов. Дон Хуан, чтобы вспомнить прошлое, выделил из своей большой точки сборки свой дубль - себя старого нагваля. Правой рукой, движением как будто снимают маску, он снял своё лицо и оказался человеком с головой вороны, размером с человеческую...

Сделав ещё подобный жест, он снял и этот образ и стал красивой тёмно-карей индианкой.

Ну, хватит, хватит, - сказал Дримс, - знаю твои фокусы. Ты хочешь сказать, что здесь тебе живётся хорошо?

Угу, - виновато и комично кивнул дон Хуан, уже успев надеть своё "нагвальное" лицо.

Рассмеялись. Мастер достал маленькую коробочку с 2-я жёлтыми тараканами и подарил её старому индейцу. Казалось, тот был тронут и загрустил. Но снова, тряхнув костяшками (был слышен подобный звук), загримасничал - "спасибо". Не забыли поговорить и о Карлосе и посмеяться над его выходками.

Затем мастер снов напомнил дону Хуану, как тот сетовал, что не может вызвать к себе любовь своих учеников. И передал нагвалю главное, что его абстрактный, холодный, неподкупный и безжалостный Дух оказался вовсе не таким, каким он себе его представлял. Мастер рассказал, что этот самый великий и безличный Дух оказался столь бесконечно любящим его, дона Хуана, что устроил всё так, что там, на далёкой планете Земля, его полюбили миллионы и миллионы читателей и путников. Не несколько человек, а много-много людей горячо его любят.

Дон Хуан по обыкновению хотел рассмеяться и уже скорчил гримасу, но неожиданно для себя и для мастера заплакал.