Видение Бога (шаблон16).

Куда же ты смотришь, Господи, на что попускаешь? Нельзя мне вот так после стычки с дьяволом дальше саморазрушаться. Я же и так смертельно больной весь. Забыл что ли?!


16 Шаблон - в магии толтеков энергетическая структура, первичный слепок человека, как вида, но это всё - ОБМАН!!!


Мескалито мой в узел меня закручивает, в тиски задавливает. Помру же! Верил в тебя. Сердце про тебя рассказывало... Сейчас не знаю, не вижу тебя, не чувствую. Куда ушел ты?

Пригляделся в зеркало, седина в виски стала пробиваться. Не замечал раньше, до встречи известной. На грудь словно валун большой, каменюку навалили. Нет, не прошла бесследно моя встреча с дьяволом! Тело сделалось истощенным, нервным. Спать не могу, дергаюсь. Вся энергосистема парализована! Спазм главных энергий сердца! В общем, весь двойник и дубль мой полностью поражён оказался и болен серьезно.

Я весь в ожидании - может отпустит? День жду, неделю, вторую, на месяца счёт пошел... Всё терплю. А оно чуть-чуть утихнет, да потом с новой силой возобновляется.

И уехал я умирать в деревню. На землю встал босыми ногами. Земелюшка, родимая, закороти меня, прими удар на себя...

И здесь тоже!

Ка-рр, ка-рр! Не спасешься ты! - ехидно и назло мне кричали надрывно вороны.

Пропадеш-ш-шь... - мотает длинной, повислой прической берёза.

Кон-чил-ся Те-рен-тий Смир-но-ф-ф-ф! - поёт ветер в печной трубе.

Веру в Бога теряю. Сам уже: Не-ту - те-бя! - с расстановкой и грозно машу-тыкаю пальцем в небо.

Была раньше супротив болезни какая-преникакая надежда на свою энергетическую работу. И токи были в теле и тепло, а тут парализован окончательно, и нет тебе никакого проблеска. И жрёт меня болезнь, да ещё чавкает. В такой дальний и чёрный угол судьба меня загоняет, что и представить себе не мог раньше. Безысходность жуткая, невыносимая. Просто какая-то вселенская, космическая безнадежность и одиночество глухое. Хоть выходи ночью поздней в чёрный лес и вой на луну вместе с волками.

Известный голосок блеющий, стал мне нашептывать, чтоб, мол, руки на себя наложил. Ухмыльнулся я в ответ. Знаю тебя. Меня так просто не возьмёшь. Поганка ты мерзкопакостная, чтобы мне такое предлагать. Я всю жизнь свою на Бога положил. Смыслом своим его сделал. Не может быть, чтобы не было его! Если нет его, значит жизнь моя ровно ноль стоит. Я ставку свою сделал. Я на карту свою жизнь целиком поставил! А нет сейчас, так будет. Память о нём жива моя. Да такая память, что слёзы умиления сами льются, радость накатывает только от воспоминания одного и любовь...

Энергия это возвышенная, чистая, божественная, созидательная. Излечивает она раны, болезни души и тела. Вот только, где она? ...

Жду я Бога. Одичал совсем я в этом ожидании. Словно заросший и волосатый Робинзон, на необитаемый остров заброшенный. И 20 и 30 лет прошло, а он всё надежды на избавление не теряет. Чуть парусник белый на горизонте мелькнет - он кричать, прыгать и вопить: Я - здесь!!! В глазах дикий блеск, слёзы, в надежде сердце колыхается, бьёт в рёбра, жажда на лице, жадность до свободы.

Таким я временами становился... Нет Бога. Нет корабля спасения, нет парусника на горизонте. Мираж это, моя галлюцинация. Помощи нет. Всё наоборот, однако, не могу отойти от энергии другого порядка - демонического. Что ж, сам залез, вызвал на себя - сам и получай.

Когти дьявола действовали во всю. Оправдалось тогда моё видение, ощущение моё, что я - жертва беспомощная, обречённая. Жутко мне. Ужас ещё в том заключается, что не имею я возможность возопить, воззвать, крикнуть о помощи - сдвинуть точку сборки с этого страшного места.

Скован и парализован. И нудно всё это долго тянется, день ото дня, изо дня в день переливается, и будто нескончаемо это продолжаться будет! У меня даже ощущение возникло, что дьявол тот типа садиста (их, как известно, целая иерархия тёмных сил) наслаждается где-то моим мученичеством.

О, как бы я хотел пронзительно возопить к Богу! Я стал бы весь молитвой, весь отчаянной последней надеждой, весь устремлением к Господу, весь любовью, весь верою. И ты не смог бы не ответить мне! Я б такой молитвой застонал, что все святые на облаках заёрзали бы. Из мрака отчаяния, из глубины темницы, подземелья для пыток сатаны, пробился бы мой жалобный плач из сердца, и ты даровал бы мне освобождение и спасение.

Но я не могу даже этого! Рассыпаются в пыль крохи надежды на тебя, Бог мой. Я в железных, стальных когтях дьявола заключён. И он меня тискает в подвалах сырых и упивается болью моею. Что за реальность зловещая!? В фильм ужасов жизнь моя обратилася.

Затянулось время, в губительную вечность превращается. Адовы муки нескончаемые. И сам я себе - ад.

И одним долгим, мучительно длинным вечером, продолжая переживать страшный опыт воздействия реального зла, задумался я поглубже об учении дона Хуана и его тёмно-магических силах. О его демагогиях, о добре и зле, Боге и дьяволе задумался. Об их убедительности. И страшно мне стало. Не за себя страшно - за людей, которые всем этим прониклись, клюнули на эту удочку, заглотили ядовитую наживку, пленились и обольстились учением. И понял я окончательно, что это сам дьявол, хитрый и коварный, всё это и придумал. Сердце моё в сострадании к этим обманутым и несчастным людям чуть приоткрылась. Не мог я им ничем помочь. Сам погибаю. И в любви и жалости к этим людям, в удивлении перед силой, коварством и хитростью дьявола, (как мирового носителя зла) так и заснул я.

В эту ночь я увидел Бога.

Провалился в тяжёлый сон. Тело отдохнуло и через несколько часов вышел в осознание себя. Всё тот же мрак. Серая зима. Безлюдная улица. Стою, одинокий, посредине. Глянул в небо. Пелена густая, чёрная, облачная его застилает, больше даже не на облака, а на дым плотный с гарью походит.

Взмолился я в отчаянии (во сне). Да так сильно, всем остатком своей незагубленной энергии, всем своим телом снов. Острое, сердечное чувство пронзило меня с головы до пят. (Чувства в ясном сне много раз острее) Устремился взглядом ввысь, в любовном ожидании, предвосхищении. Ну?!.. Возопил и замер в отчаянии. Вдруг, вижу чёрное облако медленно откатывается, отворачивается; полоска голубая, чистая в небе пробивается, всё небо постепенно, как занавес, открывается. И всё больше открытое, светлое пространство становится. Небо раздвинулось на широкую панораму, по краям неровные клочья чёрных облаков ещё остались. Но и те рассеиваться продолжают. Издалека, сверху, с чистого неба стал ко мне человек приближаться. О, я сразу узнал его!

На меня хлынул такой неимоверный поток радости, любви, умиления, покоя и благоговейной благодарности, что слёзы будто сами захотели и двумя ручьями полились из меня. Лёгкий я стал, блаженный весь, и одновременно поднимаюсь в пространстве воздушном, двигаюсь как перышко на встречу к Иисусу Христу, весь в чистом порыве к нему любовном. Да! Да! Это он был!!! Светлый такой, непередаваемо красивый в одеждах-мантиях бело-голубых, как на иконах изображают. И неописуемый покой, свет и любовь излучает. Знаю, сознание моё начало движение в область неведомую, тайную, восхитительную, чудесную...

Психология bookap

В голове шевельнулась предательская мысль, доном подло Хуаном испорченная, - шаблон... Тут же движение обоюдно-встречное замедляться стало - прекратилось, и я проснулся, потрясённый, понимая, что прорыв произошёл в сознании, и в смятении одновременном.

Нет! Придёт помощь. Обязательно придёт. Врут маги тёмные. Весь изнемог я в страданиях: она не может не придти... Верую!!!