Память о первой любви.

Прости ...

 

Первая любовь, она как море - большое, чистое, прозрачное, зелёно-голубое. Но волны памяти по краям пузырятся морскими, зубастыми коньками, их гривами.

Спустя много лет пусть догонит тебя моё тихое, осторожное, нежное "прости...". Волны морского побережья смывают и смывают следы одинокого, пустынного бродяги, пока не сотрут совсем. Волны моего сердечного биения никогда не смоют ностальгии по невозвратному в розовой дымке прошлому, печали по безалаберной, нераскаянной юности моей.

Прости ...

Может - быть - случайно - ты - прочтёшь - эти - строки - и - простишь -меня.

Может - быть - я - найду - тебя - и - скажу - тебе - эти -слова - сам.

Я один у моря. В трудные минуты жизни, готовый к отчаянным, дерзким поступкам, оборачивался - кто-то тихо и нежно касался моего плеча. Невидимо. Всё ты...

 

Где ты сейчас? Какая? Вспоминала ли меня? Как?

 

Я очень долго хранил твоё последнее письмо. Оно поддерживало меня, вдохновляло, согревало. Твои две фотокарточки, "подаренные на память" - в - моей - памяти. Стоит закрыть глаза... Опять ты... Твоя любовь сберегала, провела, защитила.

Я уже отправился искать тебя в сновидениях. Я - морская перелётная птица. Я летал в этот город - город моей юности и первой любви, - который нам с тобой обоим хорошо знаком.

Я готов целовать улицы этого города, целовать дорожный асфальт, стены его домов. Город-сказка, город - большая цветочная клумба, город - май, город свободы и какого-то сумасшедшего счастья и... город глубокой, синей грусти.

Таким я запомнил наш с тобой мир. Но я не нашёл тебя во сне в этом городе. Был шторм, я выбился из сил, намокли крылья... Я не нашел тебя.

 

Прости ...

 

Всё равно я приеду туда тебя искать наяву. Знаю, ты замужем, дети. Как просто крикнуть приморскому, сельскому киномеханику в тесном клубе: "дяденька, промотай кусок назад, прокрути этот фильм по новой !.."

Не прокрутить кинопленку. Не запустить ленту жизни заново. Киномеханик "Дяденька" ловит рыбку в море, может быть, заболел, или сломался аппарат.

 

Прости ...

 

Ты приехала в чудный город из не менее волшебного места, из украинского села - Диканьки. Лёгкая, чистая, нежная. Ты ...

Ах, вечера на хуторе, близ Диканьки!..

 

А что за вечера начались у нас с тобой! Сначала за городом. Ты была на практике в колхозе. Я руководил..., впрочем, ты помнишь, кем я был тогда. Мы встречались с тобой толи в заброшенном и заросшем цветами санатории, толи почему-то в совершенно пустом пионерском лагере. А, может быть, этот был вовсе сказочный мир декораций, где готовили кино про любовь. Потому что было очень много искусственного света. Залпы цветных прожекторов - жёлтых, оранжевых, синих, пересекали полночный мрак. Помню твоё юное живое дыхание рядом. Нескончаемую нежность, отделившуюся от улыбки и тающую в темноте. И весь воздух вокруг был живым, волнующим, тёплым дыханием. Много-много цветов. Ветра не было, и ароматы зависали в пространстве, держались как приклеенные, стояли, будоражили... Я ошалел от оборвавшейся на меня неожиданно бесконечной свободы, был пьян до сумасшедствия от счастья, от самогонки, которую кто-то из моих подчинённых приносил с деревни. Я орал песни под гитару, неизвестно откуда взятой напрокат. Было море, было! Море счастья и любви! Первый поцелуй влажных губ в тёмной беседке. Доверительный шепот в ночи.

 

Прости ...

 

Потом жадные, отрывистые встречи в городе. Снова ты. Мои ночные, рискованные, тайные побеги к тебе. Дрожащие, возбуждённые руки. От бега, от разлуки, от первой страсти.

Ты помнишь? Я одержим был каким-то буйным ветром перемен, смутным предчувствием громадного счастья. Потащил за собой тебя. "Мы - итальянцы!" (почему-то). Помнишь? Писал белые стихи...

 

...Большая сладкая горячая весна! Душистый теплый воздух обмахивает случайных прохожих. Ты приходишь тихо. Осторожно, на цыпочках проходишь на кухню. Случайно гремишь посудой и... вновь тихо. Я делаю вид, что сплю. Я жду тебя. Ты входишь - неожиданно - я просыпаюсь, и мы забываем про свою усталость и пьём медовый сок любви...

или

...бешеный от поцелуя бег. Залит счастьем. Кричу о чём-то в небо!..

 

А как я запоздало летом примчался к тебе в общежитие. Все разъехались на каникулы. Уехала и ты в свою Диканьку. В помещении ещё держался запах свободы уезжающих и собирающих наспех чемоданы и сумки твоих сокурсниц. И я, как одинокий зверь, почуяв его, этот запах, - затосковал, загрустил нечеловечески, тянул из воздуха твой аромат и был готов бежать по следу на поиски тебя, куда и как угодно далеко, за любовью и свободой... Всё ты...

 

Прости...

 

В той бессознательной юности своей я был занят непонятными даже самому поисками неясной, будоражущей душу свободы.

Свобода от чего, от кого? Начал тебя всё больше придумывать, создавать свой туманный образ и встречался впоследствии уже не с тобой, а со своим воображаемым идеалом. Разве могла ты тогда соответствовать моим полубредовым, полусумасшедшим представлениям о не существующей мифической женщине-героине? О той, которая будет подле меня, искателя свободы. На море дуют ветра! Ветра гнали меня. Я помчался дальше в поисках своего обманчивого идеала.

 

Прости меня ...

 

Я чувствовал твою искреннюю любовь. Твоя любовь - это мятежное море. Это необъятная синь неба над морем. Это зарево солнца, встающего из-за бесконечного горизонта. Это парусник надежды, белеющий вдали. Это солёные брызги слёз. Это горячий песок твоего тела... Я окунулся в твою нежность, теплоту, участие, живое сопереживание. Такое всё самое первое, чистое, юное, свежее. Бог отвалил мне целую ТЕБЯ! Это был царский подарок! Вот же оно! Спускалось, давалось. Всё ты... - Не взял, пренебрёг, потерял. Уехал, ты помнишь, потом заграницу. Кажется, что-то наобещав. Тосковал на чужбине, вспоминал вновь тебя, - тебя так не хватало! - Снова приезжал, подкидывал надежды, окрылял...

О, боже, что я пропустил. Сквозь что прошёл мимо!? Говорят, мужчина носит в себе печать первой женской любви. Да, это так. То, что шло от тебя, не было фальшивым. Я это понял позже. Я это искал потом всю жизнь, да так и не нашел! Иногда женская любовь восходит, воспаряет до божественного уровня... Это была - единственная - ты - для - меня!

Мог ли я предположить тогда, что сразу столкнусь, войду, прикоснусь к настоящему, подлинному переживанию любви и отопью от чаши бессмертия ?!

...Утрачено. Не вернуть. Поздно. Сердце моё сжимается и плачет, плачет, плачет о потере...

 

Но мне в жизни повезло. Я повстречался с Богом. Теперь я вижу - Ты! - готовила меня к встрече с Ним, показав любовь истинную, тихую, смиренную, страдающую, не требующую выкупа, оплаты. Любовь человеческая приближает нас к Богу.

Я уже разделил и несу твою ношу... Мне страшно вспоминать ту боль, перенесенную тобой, когда ты осознала, что я уеду один, без тебя, насовсем. Как ты была ранена, милая, бедная моя! И не роптала. Вынесла всё и выстояла. Вышла замуж за знакомого милиционера, - любила ли ты его?! - сменила именитую фамилию Дейнека, родила...

 

Прости меня, Ольга!

 

Ещё год спустя мы встретились последний раз. Я был проездом в твоем-нашем городе. Обнаружил тебя врачом в больнице, где ты работала. Ты пригласила домой, показывала своего грудного ребенка. Боялась ревности мужа, косо поглядывала на меня твоя тёща, у которой вы жили. Пробыл у тебя недолго...

 

Песочные часы ссыпали вниз последнюю горстку золотого песка. Прошло много лет.

Где ты теперь? Постарела сильно?

 

Ох, и бросали же меня волны бурного, житейского моря! Скоро выезжаю к тебе. В цветочный город. Я буду тебя искать. И если тебя не будет в городе, я приеду в твою Диканьку, слышишь? Где летают черти и ведьмы. Мне нечего терять.

Меня не узнаешь. Я далеко не юный, с длинной бородой, наверно, похож на молодого дедушку. Я другой, или такой же? Из меня уже начинают лепить духовного учителя. Но мне ничего не нужно. Вот только - ты ...

Мне скоро уходить, очень далеко, надолго, навсегда. Не надо ничего, только посмотреть на тебя. В прощальный раз, сказать тебе, что я всю жизнь носил тебя в себе. Что по-прежнему меня мучит жажда, тоска и очень хочется пить. Жадно глотать свободу и необъятную любовь к Богу. Что ранен тобою, кровно, неизлечимо, навсегда.

А твои сухие, затвердевшие, заросшие давно раны я нежно промою. Просто - увидеть - тебя - снова - в этой - жизни - в самый - последний - раз.

 

Произнести и повторять тебе тихо и бережно одно слово, с которым ты меня отпустишь.

 

Это море расставания, печали, разлуки и любви. Оно не волнуется. Оно спокойно. Волны, волны морские пенятся, шуршат галькой песочной, бьются о берег. И шипят пришипётывают:

прости... прости...