Блаженство.

(Нет этого у дона Хуана, - нет! Не добрался он до этого!)

Последнее время, замечу, стал я опасным человеком. Заболел. Причем всерьёз и надолго, и заразить могу любого. Да не то, про что ты думаешь, и про что я описывал. - Блаженством я болею...

Эпидемии ходят в городе страшные. Где народ скоплен. Грипп тяжелый быстро развивается, гепатит, туберкулёз и другие болезни. Но более всего заразительны и смертельно опасны эмоции отрицательные. Гнев, скука, депрессия, зависть и злоба, раздражительность, особенно в толпе густой. Точат они человека долго, почти ежедневно, всю жизнь, как черви. Здоровье непоправимо разъедают. Бесы этому очень способствуют, радуются бесы этому. В общем, это те же самые володёры-летуны у Кастанеды, что сознание наше жрут. Каждый день у них многоразовое питание. Режим. И поскольку в пище этой нет недостатка - жиреют они, сыто ухмыляются. И люди против этого бессильны.

Сначала, потому что про всё это не знают, а потом уж потому, что не ведают, как с этим бороться, и беспомощны они...

И совсем, казалось, безнадёжная ситуация была бы. Но вот на счастье наше, светлое и прекрасное тоже распространяться может и передаваться друг другу. Блаженство заразительно.

Была у меня в гостях женщина одна, одинокая, не старая, дальняя родственница моя. Совсем плоха приехала. Отец и мать почти одновременно померли, сын в тюрьму попал. Приехала такая, что сама помереть может. От отчаяния жуткого, безнадёжности и депрессии. Пожила у меня с недельку. Уезжать стала - не поверите - другой человек. Заразил её блаженством, вселил веру, проблемы как разрешить намекнул. Уезжала - пела, чуть ли не в танце на автобус садилась. Я тогда специально ей ничего не делал, не выдумывал. Но после её отъезда - понял. Передались ей от меня микробы блаженства. "Инфекция" эта положительная тоже заразительную силу имеет. Я жил обыкновенно: обедал, спал, дрова колол, в огороде возился, воду таскал. Единственно что - в сновидения её вовлечь сумел...

Не перестаю женской способности к сновидениям удивляться и легкостью, с которой они сложные вещи там сразу проделывать начинают...

Да..., - задумался я. Как же это всё просто. Люди! Давайте бесов-летунов и чертей разных молитвой отгоним и друг друга начнём блаженством заражать, любовью и радостью делиться, счастье всем окружающим передавать! Как, да как, опять, - через молитву же сладостную!

Давайте на земном шарике нашем такие мировые пожары инфекцией раздуем, такие эпидемии массовые организуем. - Все друг друга блаженством перезаразят, любовью сладкою. Люди вокруг танцевать и петь начнут от счастья, и это нескончаемо передаваться начнёт дальше, в другие страны, континенты...

Широко мысль моя шагает. Штаны ей-ные рвутся. Если б всё так просто было...

Опять-таки, знакомый мой старый, Странник, который, значит, меня первый заразил. Он человек неугомонный, всё в поиске, в дорогах русских, пыльных или белых, сугробных, в путешествиях. Ему на месте не сидится. Сблизились с ним шибко. Он дальше пошёл. Я на месте остался. Ещё встретимся.

Но, посетил меня как-то ещё один человек. Расскажу. Человек этот исконно русский, не так что бы широк в плечах да очень крепок и велик - обыкновенный - но силён он молитвой, и блаженство от него исходит. Борода по-русски, строен.

Младший брат он мастера сновидений, который позже обнаружится. Человек тот высоко летает - далеко видит. В такие тайны заглядывает - жутко становится. Такие прозрения его прошибают. И не отличается он повышенной энергией, но на путях любви возможно такое. Полюбил я этого человека за простоту и покой, от него исходящие. Живёт он незатейливо, не суетится.

Всё на одном месте пребывает. Пришёл он к цели уже, понимаешь? Некому больше дёргаться и волноваться. На самом деле, всё проще простого. Печаль пришла - не всё радость - и покручиниться можно. А смерть придёт - помирать будем. Во как! Дошло, что за человек этот? Конечно, всё не так просто, на тайне им постигшей всё устроено, на любви. И не святой он - обыкновенный, даже будничный. Но есть в нём ещё нечто потаённое, дивно блаженное и сладостное. Отшельник он в миру. Как это? - спросишь. А вот как. Живёт он в самой гуще событий, в мире социальном, в толпе людской. И не затрагивает это его, не от мира сего он одновременно. И странный парадокс: чем больше человек отстранен от жизни, тем глубже в неё он погружается, постигает. Тем полнее его бытиё, качественнее, насыщеннее. Многое мой знакомый понял и вымел лишнее из своей жизни. Вот так отшельником среди людей и живет. Делает всё осознанно, не спеша, с расстановкой, вдумчиво, любовно как-то - смотреть на него уже сладко!

Хошь в деревне живи, хошь в городе. Ничего не заботит. А как это, а как это? У нас: идеи, мысли разные, планы, беспокойства, страхи. А, вдруг, это не получится, вдруг, то случится, - нет у него этого, разумеешь? В деревне всё-таки лучше...

Встал босой, землю живую тронул-прикоснулся. Помолился - любовью окутался. Дрова наколол, траву покосил не спеша. Молочка парного со свежим ржаным хлебом поел. Если надо печку истопил. Какие проблемы? Чего лезть своим умом, извращённым и изворотливым, чего выстраивать, городить теории?

Главное, конечно, не это. Это всё следствие. Как подобное состояние достигается?

Вот многие спрашивают про всё, рыскают в духовном, столько наузнают, напридумывают, наупражняются. Всё очень и очень просто, оказывается. Чего выдумывать? Молись - всё получишь. Молись - всё будет.

Что в городе? - Колбасу тот человек в городе ест - вот что. В городе блаженство его обостряется. Там жизнь кажется насыщеннее, плотнее. Людей, событий, информации вроде, больше. Человеку-отшельнику тому ещё блаженней становится. Это надо почувствовать. Блаженство никуда не лезть, не выставляться, ни во что не вмешиваться. Всё само собой наладится. Проблемы возникают - сами разрешаются, без его участия. Блаженство не выбора здесь сильно увеличивается. Блаженств всевозможных, знаешь, сколько? Купайся - перекупайся во всяком, всех оттенков не испытаешь. Да всё в простом находится. Ты когда-нибудь удовольствие получал от того, что вкусно поел?

Даже не в самом процессе - это трудно. А после еды, я имею в виду. А ты попробуй получи, да по-длительнее. Не всяк в высоком пребывать. Но и в этом удовольствие найдёшь. Вроде бы дело обыденное, а тонкое блаженное состояние можно открыть.

Всё красиво и, может быть, впрямь, хорошо про человека ты рассказал, - скажешь. Да, уж очень как-то скучно. Ест, спит, работает...

Да, не скучно, в том то и дело! Ты на таком мешке с золотом и несметными сокровищами сидишь, что сам не знаешь. У тебя есть целое твоё необъятное, "большое", бесконечное тело! Исследуй его внимательнее, столько найдёшь здесь всего необычного и волшебного! Кончик носа один чего стоит. Изучишь его - волшебником станешь по части запахов. Да, это только одна точка, а всё остальное? Не тело, а океан фантастических возможностей! Вон Кастанеда ягодицами книги читал - прикладывал на ночь... Отправляйся-ка, дружок, на поиски чудесного и немедленно. Смерть не за горами. А то так и помрёшь, ничего не зная и не ведая... Мне, например, не надо денег и всё, что на них можно купить. Мне тела моего и так уже очень много. Смеюсь я над "новыми" русскими, бизнесменами разными, которые всю жизнь свою на деньги положили - бумагу пустую. Острова себе покупают, виллы, мерседесы. - Глупенькие детки, зайчики плюшевые. Не знают они про сокровища подлинные, нефальшивые, настоящие, что внутри нас! Счастья с Богом не ведают...

А точки сборки - сознания, ты обладатель. Знаешь, что это? Это же громадный, прегромадный бриллиантище, алмаз, цены не имеющей. Это - целый миллиард долларов! Да, что я опять о мелочах. С чем бы сравнить значительным?!

 

А коли блаженства ты того человека понять не можешь никак. То пойми, что за блаженством тем человек этот в сказочной вселенной живет, в сказке неразгаданной. В сновидения отправляется, с добрыми существами дружит разумными, со злом борется, чертям и бесам противоборствует. Путешествия и приключения испытывает невиданные и неслыханные. А ты, говоришь, скучно ему. Он - вся вселенная! Сновидения подвластны ему. Вот и у тебя сокровища те же, а не используемые и забытые - сны твои, - а ведь спишь каждую ночь, поди...

А, если уж будет дано тебе самого Бога узнать, и он прикоснётся к тебе своей чистой возвышенной и неповторимой любовью - тут нет у меня слов. Здесь бессильны слова будут - сам всё поймешь. Дон Хуан, великий и загадочный, для тебя сразу в мальчика обратится, который только ещё на мостик взошёл, а ты его перейдешь и дальше отправишься в невообразимую высоту и ширь. Обойдешь самого дона Хуана, значит, переплюнешь. Не веришь? Не вру я. Вот, что русскому человеку возможно. Такие высоты подвластны с Божией помощью. А он пусть себе в ворону превращается, бегает по верхушкам деревьев. Подумаешь, эка, невидаль. Это все детские игры по сравнению с тем, чтобы Бога самого познать и узреть, представляешь?!

...Больной и неудачник. Хилый и немощный, одинокий и брошенный, обиженный и потерявшийся, несчастный и страдающий - Бог доступен тебе! Он выше нагваля всякого тебя поднять может!

 

Я бы Бога узнанного не променял ни на какие сверхъестественные способности и трюки донхуановские. Чудеса, Богом данные, другого порядка, другие свойства имеют. Заметь, более возвышенные.

Там, где Бог - там и блаженство не передаваемое. Путь к нему один - в сердце. Там находится потаённая дверца, и тайный вход расположен, который маги искали. Нет блаженства у магов чёрных, нету! И быть не может. Промахнулись они. Так и не нашли ту самую дверцу секретную - к бессмертию. Увязли все - сгинули.

А блаженство, ну, как тебе его передать ещё?

Оно без крайностей всяких, без восторгов и озарений. Оно тихое, потому огромадное, - падает себе незаметно сверху. Глубокое, необъятное очень и бесконечное. Пьётся винный нектар небесный, вроде лёгкого опьянения воздушного, божественного. Мягко, бархатно, нежно, любовно, покойно. И как-то всё в тихую - сласть! Когда мёду много - тоже приторно. А здесь в легкую. Безмятежность охватывает, как у ребёнка грудного в колясочке. Блаженство ещё характерно тем, что беды, болезни, неудачи в радость обращает, - всё ни почем! Вот оно какое! Не поверишь, болезнью своей тяжелой стал наслаждаться. Не достать ей меня подлинного! Не затрагивает она меня внутреннего, сновидного, а только внешнюю оболочку разрушает.

Для блаженства ничего не нужно, только тело своё - подарок родителей.

Я, знаете ли, люблю наслаждаться, блаженствовать люблю. А вы любите? Я в эту жизнь пришел однажды. Она у меня в руках единственная. И прожить её хочу - не стонать, ныть и печалиться, не смотря на беды и невзгоды. А в радости и удовольствии, наслаждаясь жизнью. Я взошёл в эту жизнь для счастья. А счастье, оказывается, без Бога не бывает...!

Не переставай любую мелочь, незначительное в жизни обращать в удовольствие. Вкусная еда, хорошая погода, красивая природа, чья-то улыбка..., и вся жизнь, однажды, начнёт изливаться радостью и счастьем - переполниться ими.

...В общем, неповторимый аромат и неописуемый вкус блаженство имеет. Это то самое бессмертное тело духа, тело блаженства, тело нирваны, которое чёрные маги донхуановские в себе заблокировали и не развивали...

 

Человек, про которого я тебе долго рассказывал, знает про всё это больше. Я с ним поближе ещё познакомлюсь и тебе расскажу потом.

Психология bookap

Я, конечно, не такой ещё, как друг мой новый, ум мой ещё много теорий любит, мыслей и идей выдает. Но в блаженство проваливаюсь не редко.

...Хорошо здесь у нас среди природы. Люди в городах в своих домишках тесно понатырканы, спрессованы, а человек для жизни своё пространство должен иметь. Пространство любви. Да вы приезжайте к нам в деревню, сами всё увидите и поймете!