Возвращение в сказку.

Сказка начинается в детстве. И заканчивается она, к сожалению, тоже в детстве. Но более позднем, когда расстаёмся мы с ним и взрослеем.

"Куда уходит детство, в какие города

и где найти нам средство, чтоб вновь попасть туда..."

Живу я сейчас в маленькой деревеньке, миниатюрной такой, среди русской природы. Где вольготно гуляет ветер, где смертельно опасна гроза, и яростно раскалывает небо гром: оно трещит как гигантский грецкий орех.

Где тишь, да гладь в речушке извилистой, небольшой, узенькой нежной и милой. Где солнышко не яркое, а родное, окатывает всех светом рассеянным - тепло!

Птички поют разные, щебечут тонкими голосками. А насекомые всевозможные гудят, жужжат, шелестят. Весело всем!

Лес мохнатый на горке, ласковый, зелёный, стоит себе стеной, как богатырь русский, раскинув плечи широкие. Как друг большой, надёжный, сильный - защищает.

Куда ни глянь, сердце от красоты и волшебства замирает. Вот взять траву луговую на полянах и по склонам леса. Ну, растёт себе и растёт. Так нет же! Она так любовно и нежно-зелено, мягко землю нашу русскую покрывает, что глаз радует - не оторваться! Ниже к речке обрывы обсыпные, многослойные с ласточками-береговушками, норушницами. Чуешь, как земля наша пахнет?

А в небо бы вовсе смотрел часами - к нему моё устремление. Какие облака-чудовища битвы там свои ведут. Какое колдовство там творится и бои меж добром и злом происходят.

А деревенька моя знаете, как называется? Сейчас мне совсем сказочно и сладко станет который раз. - Рож-де-ст-во!

 

Христос родился ... Вижу грудного младенца святого, золотым светом он исходит, всех людей озаряет, которые склонились возле. И всех других человеков, к нему руки невидимо простирающие через пространства и века. Грядет всем помощь! И человеки сие постигают через него вместе сразу всё, и любовь, и блаженство, и рай вечный, благоухающий.

Да, всё это же рядом, здесь и сейчас уже находится. В райской деревеньке нашей - в Рождестве! Только пройти надобно ещё поглубже сквозь воздух, внутрь себя, ближе к сердцу, и окунуться в эту сласть благодатную, блаженную, любовную...

Я почему-то сегодня и проснулся с тем ощущением, предвосхищением чего-то волшебного, сказочного, как в детстве...

Достану-ка из альбома своего "Собрание блаженств" несколько событий-воспоминаний.

...Банька наша деревенская стояла на пригорке в лесу, от деревни минут десять ходу через речушку к лесу. (Позже сгорела). Мылись и топили её "по чёрному", всё больше в послеобеденное время, ближе к вечеру. Дед, бабка и я, шестилетний пацан. И вот идём мы после помывки деревенской вместе, я чуть поодаль, впереди. Бабка и дед распаренные, лица розовые, довольные, во всем чистом одетые - в горошек да цветочек. Иду и я разгоряченный. И вот обычно знаешь, где тело твоё кончается, а где дальше воздух, окружающий тебя, начинается. И граница эта очень чувствительная. И я, шестилетний, уже это хорошо различал и понимал: где тело, а где не тело моё... И надобно сказать, что воздух, деревенский, лесной, привольной - упоительный очень, даже чуть сладкий привкус имеет. А в этот вечер ранний после баньки он свою силу особенную показывал. Просто кушать его хотелось, и всё больше и больше. И ведь насыщение было, как от еды! Он мёртвого мог бы оживить! Живительный воздух сей вместе с дыханием в каждую клеточку, в каждую пору кожи моей детской проникал, действовал и границы между мною и пространством окружающим раздвигать начал.

Иду, дышу, кушаю воздух. Сладко мне, радостно и чувствую - нет меня. Потерял я тело своё! И вовсе не мальчик я маленький и не передвигаюсь я ножками по земле, а плавно так лечу-перемещаюсь, парю вдоль земли вместе с воздухом, и сам я - воздух! Но только воздух особый - радостный!

Повторялось это неоднократно. А позже и в более старшем возрасте было. Бегали мы с пацанами по поляне. Там же недалеко, возле леса. Было мне лет десять. Помню, во что-то играли, гонялись друг за дружкой. Помню, очень интересно и весело мне было. Вечер. Тепло. Темнота только начинала сгущаться. Туман всё более сходился на поляну нашу. Заметил я этот туман и захотелось мне его поймать, окружиться, укутаться им. Бегал за ним. То смотришь - рядом он, подбежишь - нет его. Он всё дальше и дальше от тебя убегает.

Бегал за туманом, туман от меня. Разгорячился и, вдруг, растворился сам в тумане. Слился с ним, опять тело своё потерял. Я - душа, чистое сознание! Нет тела, а есть моя любовная радостная душа, плывущая в тумане ...

Переживаний подобных было значительно больше, но два этих были особенно сильные. Опять я их спрячу и в свой альбом блаженств положу. Но достану еще одно.

 

Опять-таки приблизительно всё в том же самом месте, но чуть подальше, за банькой нашей егерь-охотник жил. Тогда ещё, как сейчас, Дом Охотника кирпичный для начальства из города построен не был. А у егеря того построек разных было не мало. Хозяйство большое. И всё в лесу да на окраине. Папа с мамой в тот день приехали в деревню. Гуляли мы втроем в том лесу, недалеко от егеря. Мне также - лет пять.

Родители мои о чём-то разговаривали, но внимание своё на меня обращали, давно меня не видели. Мне и так интересно в лесу было, сказочно. А тут папа и говорит, а мама подтверждает. Гляди, показывают, - избушка на курьих ножках. Мне до этого сказки читали и представления свои детские я имел о героях сказочных. Смотрю, действительно, избушка маленькая среди леса дремучего явилась, и стоит она на куриной ноге!

И снова неожиданно невидимую черту пересёк я и прямо в сказку попал. Знал и чувствовал и верил со всей своей абсолютной, детской, чистой верою - живёт в этой избушке настоящая баба-яга, колдунья. Восторг тихий во мне, любопытство детское, первозданное и страх небольшой. И решил я зайти в эту избушку.

Папа и мама рядом были, меня подбадривали. Поднимаюсь по ступенькам, дверцу небольшую открываю и ... ну?.. Глаза мои широко-широко раскрываются. Как встретит меня баба-яга? Вот здесь в этот самый миг я не я был. А главный герой, где сказка, чудо и волшебство передо мной разворачиваются, и неизвестно, что дальше происходить будет.

...Вижу пол дощатый, сено навалено. Где колдунья-то? Отошла поди, бродить по лесу, да мальчишек любопытных ловить. Медленно я из сказки этой к папе, маме возвращался, переходил назад опять ту самую черту запредельную. Не было резкого разочарования.

Знаю теперь, что точка сборки моя, как у всех детей, подвижная была, восприимчивая, и многие сказочные миры ей тогда доступны были.

А избушка такая действительно была. Её тогда тот егерь мастеровитый по плотницкой части умышленно под сказочную и соорудил за место сарая под сено...

Сейчас живу в доме старом померших давно деда с бабкой. Я да кошка Мося - всё население. Деревня Рождество внешне - деревня обыкновенная. И все события здесь происходят ничем не примечательные.

Но нет - необыкновенная она! Невидимого здесь много, волшебного. Да, она откроется даже просто глазу внимательному, не то, что сновидящему.

 

Август люблю очень за ночи звездные. Такой космос сгущается и напрягает деревеньку мою, - она, аж, вся съёживается, сжимается, делается ещё меньше - не в силах описать я. Растворяется сама деревенька наша в космосе и летать сама начинает. Да ... Поднимается вместе с домишками в небо и летает... Потом на место её ставят.

И миры звездные, бесчисленные, галактики небесные, как начнут кружиться и хоровод водить. Звёзд знаете сколько? Да нет, не миллионы и даже не миллиарды. А бог его знает, сколько звёзд, - вот сколько! И половина их, не поверите, ссыпается к нам в Рождество, в один сарайчик за деревней, - подсмотрел я. Все сараи за деревней, как сараи, так ... - неведомы зверушки, обыкновенные для сена. Стоят себе в полумраке живыми существами, нахохлившись, шевелятся! А этот один сарайчик небольшой такой, - с крышей продырявленной. Вот в эту самую дыру звёзды и ссыпаются по августу. Да, сыпятся со звоном тонким, хрустальным. И когда под потолок полно наберётся, тонкий звон тот, голубой и звездный, всё продолжает неслышно стоять и разливаться по полям.

...Комета, бывало, с гигантским хвостом багровым на полнеба, как полоснёт.

А луна, уж больно очень круто-круглая. Просто не бывает такой округлости как у нашей луны. Так мало этого. Лицо бабы полной, деревенской, удивленной это, а не луна. Видно всё: и брови и глаза и рот и нос маленький, курносый. Внизу нарядно одета в сарафан расписной, но не видать. И широколицая баба эта - луна, толи дует на блюдце с горячим чаем, щёки раздувает, толи, взаправду удивляется красоте нашей неописуемой, рождественской.

Оборотись, посмотри вокруг - живое, оказывается, всё. И земля наша, и деревья, и трава. Всё имеет своё сознание, точку сборки. А значит, думает, разговаривает, дышит - живёт одним словом! И войти в диалог можно, со всем прикоснуться, соединиться в любви ...

Как же мне отблагодарить матушку-природу мою дивную за любовь ко мне ответную?! Не знаю... Я на том самом мостике небольшом, оказывается, стоял ещё в детстве, к которому дон Хуан в конце своей магической жизни лишь подошёл. Вела меня любовь по жизни, страховала. А я её терял - утерял. В трясинах болотных, судьбинских тонул, задыхался, помирал неоднократно ... Знаю теперь, кто спасал меня. Она же, любовь, со Странником - человеком исконно русским, меня и познакомила. И Странник открыл мне многие тайны, а сколько ещё впереди ...

 

Мир невидимый пуще того. Сразу почему-то старое кино вспоминается: "Вечера на хуторе близь Диканьки". Как ведьма сельская на метле летала, воровала звёзды с неба, да в мешок складывала. И чёрт с рожками мохнатый и с длинным хвостом летал, помогал ей... Не зря Гоголя великим духовидцем России называют.

Знаю теперь, не поверит мне кое-кто ещё, - правда всё это! Сам многое видел, - факт! Существуют, оказывается, ангелы, черти, феи, ведьмы, лешие и домовые. Доказать могу. Я в полном здравии и уме, современный городской человек, в науке психологии знаю толк, со всей ответственностью заявляю - есть, проживают невидимо, водятся существа разные, сказочные. Не каждому они доступны в восприятии - это другое дело. Но действуют в мире они нашем. Увидеть их можно через сновидение.

И над деревней Рождество увидеть много можно чего невидимого. Даже чёрта, - но лучше с хорошими дружить. Я в сказку возвратился. И радостно мне живётся, любовно, счастливо, интересно и радостно, как в детстве...