Деревенский калейдоскоп (похороны).

От областного города едете на машине минут 40, у одного большого села с дороги свернёте влево, и километров 15, мимо нескольких мелких деревенек. Доедете до другого посёлка, небольшого. Дальше немного пешком, еще км. 5, и, как выйдете из леса по просёлочной дороге, левее увидите вереницу домов 15-20, не больше. Это моя деревенька. Так вот, ещё не всё. Если стоять спиной к речке, а лицом навстречу этой деревне, то надо пройти за неё и идти по полю. Пройдёте один лес, дальше будет другой. Надо не сворачивать, а идти прямо через пролесок. И вот, за полянкой, перед озером в одном уютном местечке и увидите - мою могилку...

Не каждый человек может похвастаться такой тщательной подготовкой к своим похоронам и своим собственным захоронением так, как я. Спланировать и провести самопогребение редко кому удаётся. У меня получилось. Воистину, нет ничего невозможного для человека! Поскольку, был я одиноким воином и со всеми распрощался уже давно, на похороны свои я решил никого не приглашать. Единственной моей отрадой было то, коли случится мне лежать в моей могилке навеки, что похоронен я буду на своей милой и родной земле, где лежат мирно мои дед и бабка.

Тщательная подготовка к этому важному мероприятию заключалась в том, что я по плотно составленному плану отрабатывал целую серию кастанедовских и шаманских практик на природе в течение всего лета. И последним пунктом плана значилось собственное захоронение в земле. Своими похоронами я предусматривал следующий ряд задач. Провести краткий и основной пересмотр своей жизни и "захоронить", скрыть своё прошлое в земле, которое мне мешает на пути к свободе. Второй и важной задачей была работа со смертью, т.е. войти во всё более глубокие уровни её постижения. Поскольку, она есть духовная и невыразимая тайна, которую я должен был понять, максимально приблизиться. Поэтому похороны должны были приближаться к настоящим... И последней задачей стояло - подлечить свою пробоину в коконе земляной энергией. Известно, что земля лечит. (д. Х.)

С кастанедовскими практиками работал долго, жёстко и упрямо. Много чего было... Близятся мои похороны. Начинают происходить некоторые странные вещи. Через сновидения вхожу в союз-контакт с земной энергией-сознанием, и вылезают символы чёрной магии. Странно, думаю, помыслы мои чисты, стремлюсь я к свободе, не надо мне ни денег, ни власти над кем, а почему-то магия получается чёрной. Спишем пока на ошибки народной интерпретации.

Пишу в дневнике - похороны свои планирую на послезавтра, в воскресенье. И как-то от этой записи хорошо стало на душе. Вот ведь смертью своей могу распоряжаться, планировать, как великий йог. Взял с собой 2 литра молока (выходил на полное голодание), нашёл местечко поукромнее, чтоб никто не набрёл на меня и не мешал "умирать". И начал копать могилу. Похороны - дело не шуточное, тем более, когда они твои; явление в народе не частое. Копал добросовестно, глубоко, по-настоящему, разные слои земли проходил. Мысли разнообразные. Вот она земелюшка родимая, нас вырастила и забирает себе. Я хотел, чтобы всё было подлинно. Чтобы всё прочувствовать не спеша. А хитрый мой ум, подлая обезьяна, начал вперед забегать, фантазировать, как я уже в этой могиле хоронюсь, всё постигаю, возрождаюсь из пепла, и лечу на крыльях свободы мимо Орла в гордом своём духовном величии.

Если под умом понимать любую неконтролируемую мыслительную деятельность, то чем больше я выслеживал свой ум, тем больше удивлялся обезьяньей его природе... Недаром индийские мудрецы называли его обезьяной. Он прыгает взад и вперёд, кривляется и передразнивает сам себя - не даёт нам истину постичь.

Копал я долго. С непривычки все руки истёр, сухожилия вздулись, а выкопал всего половину могилы. Из графика вышел. Непростое это дело.

Пишу: "похороны мои переносятся на понедельник"...

На следующий день докопал, ещё лучше продумал своё обустройство: дно чуть ветками обложил, напилил веток потолще и сделал "крышу" так, чтобы плотно к телу было, насыпь могильную сделал большую, крест из прутьев поставил. А там где ноги, оставил малюсенькую щель для воздуха, которую потом плотно листьями загородил. В общем, могила вышла хорошая. Не понравилось, что мальчишки деревенские на меня набрели. И здесь люди. Умереть спокойно не дают! - "Чего, дядь, копаешь?" - спрашивают. "Да ловушку на кабана" - отвечаю. Ушли. Сходил в дом, простился мысленно, записку на всякий случай родственникам в шкафу оставил, где мою могилку найти. Мало ли что случится. Игры со смертью дело не шуточное. Ближе к полночи, тайком от деревенских - знаете как в деревне, ничего не утаишь, всё про всех знают - ушёл "умирать". Иду, темно, ночной лес другой, нежели днём. Тверские леса большие, с болотами и зверями. То над головой что-то сорвётся, то кто-то ломанётся недалеко, - страшно. "А чего, думаю, мне бояться. Я ж умирать иду!" Встал перед своей могилкой на колени, молиться начал по русскому обычаю, а сзади крик резкий, ночной, звериный или птичий, как в сказке. Решил, не буду оборачиваться, плохая примета. Залез, захоронился хорошо, без пищи и воды, но потеплее оделся. И вот лежу я в могиле...

Словом, умер я. Всё по-настоящему, глубоко под землёй. Прохладно. Земелька сырая, тело погребенное. А всё-таки живой я! Всё слышу. Не могу пока понять этого. Ритмы временные чувствовал. Только на третьи сутки ночь и день стал путать, - то слышу, зверь какой-то цапает что-то наверху, то, один раз показалось, разговор человеческий - грибники, наверное, проходили. Птицы какие-то кричали. Ветер. Всё как в былине. Дождик, слышно было, как по насыпи бьёт. И тут меня сильный испуг и страх прошиб. Показалось мне, что крышу свою я сделал недостаточно прочную, не из толстых веток. А насыпь на могилу сделал большую, крутую. Сейчас, думаю, песок намокнет, ветки не выдержат и меня "готовенького" на самом деле и засыплет. Вот и выйдет всё по-настоящему, всерьёз, как и спланировал... Я читал где-то, что если кто, как я, начинает со смертью заигрывать - добром это не кончается. Нет, думаю, не буду вылезать, будь, что будет. Суждено мне помереть здесь - значит так надо. Тем более, всё у меня как раз готово. Жизнь свою прошлую я быстро прошёл мысленным взором и жду уже без страха.

Никогда не думал, что звуки всяких букашек, червячков и жуков земляных могут быть такими громкими. Потом начались шуршания и шорохи вовсе непонятные. Кто бы это мог быть? Далее спал и о смерти думал - вот и вся моя работа. Но земля потихоньку мою точку сборки смещает. Ага, вот и гости земляные. Вижу, не во сне, как появились какие-то человечки. Оговорюсь, никогда психически не страдал, галлюцинаций и видений не было. Сознание ранее не помутнялось. Всегда разумно различаю свои состояния, тем более отличаю сон от яви.

Человечки эти маленькие подземных сфер. Выглядели они уродливо, злобно, но на меня посматривали с любопытством. Есть, думаю, всё, и жизнь здесь и миры разные земляные. Это только поверхностный слой земли, а уйди глубже, наверняка, то самое пекло и ад обнаружишь. Оказывается, не враньё всё это в христианстве, а мы насмехались. Выходит, правильно - душа грешника тяжелая, вниз, в землю проваливается. А там его поджидают. Святые подвижники к небу взлетают. Верно, писал Д. Андреев, что тело физическое нам служит вроде спасательного круга. Отмирает оно, и душа тонет, уходит на дно адово.

Символика чёрная из снов предыдущих понятна мне стала. Уродцы-карлики несколько раз приходили, глядели на меня и уходили. Не лезли ко мне. Думаю: а я чего буду лезть на рожон? У меня другие задачи. Я о смерти размышляю и земле свою точку сборки сместить дальше не даю. И если открою я тайну смерти, то тайна жизни сама передо мной распахнётся. Сны интересные были...

Лежу я захороненный, а - есть я! Существую! Как же смерть постичь? Мой ум думает и не может понять, принять смерть. Ум есть - смерти нет. Смерть на самом деле придёт - ума не будет. Как смогу узнать смерть я? Неразрешимая загадка. Размышлял, думал, входил во всё более глубокие слои. Не умом думаем - сознанием! Не мыслительная эта деятельность, а медитация на смерть. Будда посылал своих учеников на кладбище медитировать, размышлять о смерти. Разум наш бессилен понять истину и смерть. А сознанием своим постичь можно и нужно...

...Есть не хотелось, а пить желательно бы (я напился перед захоронением). Близилось время Возрождения. Сказал себе - Пора? Вылез кое-как из могилы, - оказалось раннее утро, часов 5-6. Чувство непередаваемое. Иду босой по тёплым лужам, радуюсь, что вот я живой опять, возродился и, действительно, что-то оставил в земле. Птицы лесные поют, солнышко милое восходит, тепло и хорошо необыкновенно. Добрался до дому, напился, поел, записку свою предсмертную прочёл - глупой и наивной она показалась - сжёг. А когда лёг спать, такое блаженство меня охватило неописуемое! В виде кожного удовольствия соприкосновения тела с постельным бельём. Не знал я, что такое бывает.

Радость и жизненное счастье можно из таких мелочей черпать, а мы, сухие и бесчувственные, ничего не замечаем вокруг, только нудим и недовольство проявляем.

Деревенские откуда-то пронюхали про некую могилку. Ко мне почему-то с расспросами. Это, говорю, случайно видел, как деревенские мальчишки собаку свою захоронили. И отстали от меня. Теперь на могилку свою гуляю ежегодно.

Психология bookap

А я вот он, жив пока!

Р.S. Практика эта очень серьёзная и её самостоятельно проводить никому не рекомендую. По многим разным причинам...