Как я был оборотнем (снова сдвиг вниз).

В далеких, потаённых тайниках человеческой психики дремлет зов предков, тайна поколений людского рода, дикая животная природа, буйные, звериные инстинкты. Моя точка сборки снова падает вниз.

Раскачав свое сознание шаманскими практиками, я добрался туда. Попробовал ещё одну. Туда, где мрак и хищная ночь. Где все поедают друг друга. Где цокают, хрюкают, рычат и чавкают. Где острые когти и клювы раздирают сухожилия, глотки, и рвутся вены. Льётся кровь. Где под давлением тяжелых зубов ломаются кости, вонзаются клыки в чужую, красную плоть, и ночь оглашается воплями и яростным рёвом. Туда, где идёт невидимая, ночная борьба за жизнь.

Да имей чуткое ухо, проницательный глаз, светящийся в темноте, острый нюх - и ты можешь выжить!

Там в густом, ночном лесу вершатся свои трагедии, победы и спасения. Там действует вечное правило "охотник-жертва" и правит великий закон джунглей. Там идёт нескончаемая, великая охота! Там всё охвачено намерением: я тебя съем!

Ночь. Луна низко вывалилась над деревней. Так низко, что деревня напряженно сжалась, стала меньше и затаилась в ожидании... Замер в подозрительном молчании мой деревянный домик. Мне не спится. Луна не даёт мне спать. Она лезет ко мне в окно. Она будоражит странные энергии. Она насильственно вваливается в комнату и заливает меня своим жутким, синим светом. Луна призывает меня к безумству. Я весь залит её фосфоресцирующим светом. Я наполнен им. Я беспокоен, нервен, возбужден. Я - синяя тень, призрак. Я сладострастен. Луна поднимает меня с постели. - Иду! - отрывисто и хрипло поддаюсь я луне. Нет, не сошел я с ума - знал, что делаю. Но близок к безумию. Моя точка сборки могла легко выбиться из-под контроля. Невидимая, манящая в лес сила выталкивает меня из дома и уводит в густой мрак. Я становился оборотнем пока ещё в человеческом теле.

Я продирался сквозь толщу кустов и веток деревьев. Дикие, животные энергии постепенно наполняли меня. Эти силы стремительно росли. Стал терять своё тело. Меня охватило Намерение. Я стал хищным, кровожадным и опасным. Дикие, необузданные, звериные энергии поднимались во мне и разворачивались животным экстазом. По телу бежала мистическая, сладострастная дрожь.

Я вышел на лесную поляну. Голубой воздух светился. Здесь круглая, полная луна обрушилась на меня, и я... завыл. Сначала протяжно, жалобно, словно от голода. Будто заклинание, песня-прелюдия к охоте. Но потом мой вой стал нечеловеческим, душераздирающим, звериным криком и сменился страшным рёвом. Я жаждал кровавой битвы.

Я сидел по волчьи, расставив "лапы", и, обезумев, драл свою глотку звериными, отчаянными звуками. Я вложил в них всё, что накопил за долгие годы своей жизни. Всё, что опускалось на дно моей психики, что подспудно тревожило и грызло меня незаметно. Меня не стало. Остался только мой крик. В свои дикие вопли я вложил вызов судьбе и смерти, все свои накопленные страдания и отчаяние, боль потери, неудовлетворённость, бесконечное одиночество. Здесь были плач и рыдания, тоска по свободе, жажда жизни и смерти. Это была первобытная песня о своей судьбе...

Дикие энергии продолжали изливаться из меня. Пальцы напрягались, изгибались и выворачивались. Спина вытягивалась. Глаза расширялись и закатывались. Я по-прежнему сидел на задних лапах и чувствовал себя одиноким, раненым и страшным зверем - волком. Я ощущал себя оборотнем, волком-оборотнем. Да я и был по сути им!

Я чувствовал в себе такую мощную силу, что готов был разодрать медведя в клочья. И словно пьяный, или будто робот-убийца со встроенной смертельной программой стал бродить по ночному лесу в поисках кого-нибудь...

Трещали и хрустели под ногами ветки. Птичьи крики вопили и предупреждали об опасности. Опасным был я. Полубезумный и с рёвом я продирался всё глубже в лес. Я жаждал соперника, крови, я неистово желал битвы...

Никого не было. Я распугал всех лесных жителей в округе на многие километры. Возможно, они понимали, что это кричит человек. Они чуяли мой запах. Это было столь необычно для них. Незнакомое опасно и всегда пугает. Оборотни очень опасны. (Ха, ха серебряная пуля может вылечить...)

Мой рев в ночном лесу простирался в тишине на десятки километров и вселял ужас и страх в его обитателей.

Наполненный животной силой, продолжая рычать, я вывалился к озеру. За камышиной чащей мой острый глаз заметил огонек. Я потянул воздух и учуял дымок. Там возле костра сидели люди, туристы. Злым и коварным замыслом прониклась моя голова. Я осторожно и хищно стал пробираться к ним...

Напуганные ревом одинокого "раненого медведя", туристы сидели тихо, вслушиваясь напряженно в тишину. Настороженно переговаривались. Среди них был охотник или просто человек с ружьем.

Он выстрелил наугад в темноту, где хрустнула ветка, и стоял уже я - так хищник подстерегает свою жертву в засаде. И тогда я ломанулся оттуда вглубь леса, услышав за спиной еще два выстрела и эхо от них. Погони не было, меня боялись. Не помню, как бежал и добрался до дома. Но уснул быстро, внезапно обессилевший. Спал крепким, беспробудным сном. Оборотень во мне больше не просыпался и не задирал свою пасть.

Но теперь я знаю, что он существует...*


*Комментарий к практике:

На Западе Артуром Яновым разработана методика, именуемая терапией первичного крика. Через такой первичный, первобытный крик зачастую происходит эффективное очищение различных слоев подсознания.

Негатив - применяемая неправильно, без специалиста или часто и регулярно, развивает отрицательные энергии, способствует деградации сознания (сдвиг точки сборки вниз), может привести к безумию, одержанию, маниакальным состояниям);

Позитив - очищает, освобождает от психических травм прошлого, снимает тяжелые блоки, выводит из самых глубоких депрессий, хорошо раскачивает точку сборки с прежнего, привычного положения, приводит в итоге к состоянию покоя и равновесия (более эффективна при работе в группе).