Встреча (Часть II-я).

Пустынные, индейские муссоны и мексиканские ураганы рвали и теребили моё тело сновидений. Они кидали меня то в холод, то в жар, оставляя короткую передышку в затишье. Я ел экзотические, мексиканские блюда, смачно сдабривая их острым соусом "Чили". Я бродил с доном Хуаном по Соноре среди гигантских кактусов, и большое, метровое сомбреро защищало меня от палящего оранжевого южного солнца-диска. Я расшевеливал далёкой, тропической экзотикой свои притуплённые, засорённые чувства и хотел всё больших приключений и остроты жизни. После острой чужой пищи росла моя жажда ...

Но, вдруг, подул... Даже не подул, а тронул теплом, обнял с нежностью, знакомый до боли, родной, свежий, милый ветерок. Он окутал меня своей прозрачной, воздушной, любовной тканью и позвал домой...

И я вернулся. Вернулся, как блудный сын и припал к русской земле.

Здесь русский Дух, здесь Русью пахнет!

И здесь на русских просторах, в необъятной шири полей и лесов, на извилистых, ухабистых, широких дорогах я встретил Странника...

О Страннике сём сказ простой и краткий. Он ходит по дорогам России с молитвой Иисусовой и ищет Бога. "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго". Всё!

Однажды в осознанном сне, много позже самой встречи со Странником, тот самый лёгкий, русский ветерок показал мне свою силу. Он бережно поднял и понёс меня вначале осторожно, но потом со скоростью космической ракеты...

Об этой встрече писать сложно. Это была даже не книжка, а книжонка, купленная случайно, походя, в киоске у метро. И ощущение, что нечто произошло очень и очень важное, осмыслено было только спустя годы. Настолько влияние это незатейливое, осторожное, бережное и ненавязчивое. Совсем не сравнимо с ураганной Силой - ветром дона Хуана.

В то время я активно следовал практике духовно-оздоровительной системы П.К.Иванова. Зима. Морозы. Отдыхал в санатории на окраине Москвы. Притарабанил с собой 2 больших ведра, и, под удивлённым взглядом отдыхающих, выходил в любую стужу босяком в одних плавках на снег и обливался холодной водой. Не ходил несколько дней в местную столовую - голодал всухую (без воды), то обжирался едой и просил добавки у официанток.

Я ездил по музеям и читал всю "эзотерику" подряд. Попавшаяся под руку у метро книжонка называлась "Откровенные рассказы странника духовному своему отцу". По христианству я ничего до этого не читал. Оно мне казалось скучным, нудным и неинтересным. И вот - Странник. Он сошёл со страниц книги и ожил передо мною. И странное ощущение, что я был с ним знаком очень и очень давно, но потом всё позабыл.

Мне почему-то так захотелось этой русской удали, тоски, свободы и любви по Богу, что я, не задумываясь, отправился с ним. И не откладывая, начал совершать, творить Иисусову молитву в сердце.

Сколь это было смешно и наивно тогда, но со мною что-то сделалось. Ночью, сквозь сон я почувствовал своё сердце, любовь к чему-то такому далёкому и одновременно родному и близкому. И в последующие дни в конец превратился в одержимого человека и отправился на поиски неясного и непонятного зова. Я стал, вдруг, ездить по московским монастырям и скупать подряд всю христианскую литературу, которую считал для себя полезной. Сам же думал - что это со мной, "крыша" поехала? Но заключил для себя: разумно было бы, наконец, поглубже познакомиться и с христианской религией, нашим русским православием.

Кончился отпуск. Я вышел на работу, но от случая к случаю продолжал эксперименты с Иисусовой молитвой в сердце, как Странник.

Сколько благодатных ощущений, вдруг, стало стучаться в меня! Сколько открытий, пришедших неизвестно откуда! Все напряжённости, тревоги, заботы, волнения исчезли разом. Я прикоснулся к знанию Бога и привычно давившая меня многопудовая тяжесть - настолько привычная, что я за многие годы не отделял её от себя, слился с нею - сбросилась мгновенно. Я стал лёгким, как воздушный шарик. Нежный трепет и благоговение, необъятная волшебная любовь и озарение - как раньше я был слеп?! Лёгкость, невесомость в теле и невыразимая абсолютная внутренняя свобода! Как сухи, чёрствы и бессильны здесь слова! И я зашагал по дорогам России с молитвой вместе со Странником. И лихая забубённость счастья и полной свободы, некая дикая удаль охватили меня! Ведь, вот у меня есть сердце и это так много (!), что больше ничего не надо, ни еды, ни денег, ни красивой одежды... И буду я бродить босой по земле и ощущать Бога. Бог есть всё - и жизнь, и смысл, и счастье, и любовь. Так буду я его искать в глубокой тоске вместе со Странником и отдам ему всю свою жизнь без остатка...

В другой раз, приехав, домой после электрички, в которой творил сердечную молитву, меня, охватило такое глубинное блаженство, что жалко было ложиться спать. Было очень поздно, а я сидел на кровати с потаённой дуринкой в глазах в сладком оцепенении и неизвестно, отчего был счастлив...

Многое открылось мне через другие христианские книги. Я стал читать, думать и размышлять. Странник оставлял меня, но уходил не надолго. Периодически я то продолжал, то прекращал свои эксперименты с сердечной Иисусовой молитвой. Меня несло и бросало к другому. Я был щепкой в бурной, горной реке.

Потихоньку начинал пробовать соблюдать православные посты и молитвенное регулярное "правило". Параллельно всё же делал йогу и читал Кастанеду.

Я творил молитву на ходу, и сладкий холодок держался в моём сердце. Ощущение новое, свежее, сладкое. Что за сласть такая, эта молитва?! Словно медовая эссенция разливается от сердца по телу, всё вокруг сладко, и сам делаешься сахарным, приторным. Чувство столь неописуемое. Горячие токи заходили по телу.

Иногда сердце раскрывалось настолько, что я обнаруживал в себе новые и незнакомые реакции. Как-то на рынке я увидел бедного, без ног, инвалида, собирающего милостыню. Боль и сострадание к нему пронзили меня настолько сильно, что мне сейчас, здесь, в сию же минуту захотелось отдать ему всё, что я имею - все деньги, вещи, квартиру, снять с себя одежду. Если бы не вмешался мой трезвый и скептический ум, я бы отдал ему все деньги, которые были при мне на рынке. Подал милостыню больше обычного...

Очень похожее, но несколько иное чувство охватило меня в церкви, на службе, когда я смотрел на скульптуру распятого Христа, в особенности на его голову, охваченную колючей терний. Моей голове почему-то сделалось также больно, как было больно ему, в тех же местах. Словно у меня тоже на голове колючая проволока и я испытывал её уколы...

Бывало не раз, после молитвы весь воздух делался упоительным, дышащим теплом, нежностью и бесконечной любовью. Я шёл сквозь эту прозрачную невидимую волшебную ткань, сливался с нею, терял ощущение физического тела, растворялся и совместно с тихим блаженством утрачивал чувство времени...

Иногда, сердце моё смолкало и становилось притуплённым и бесчувственным. Но глядишь, вскоре оживало.

Наконец, я начал свой 1-ый длительный пост совместно с молитвой. Никогда не забуду, как после благодатной, трепещущей молитвы, я вышел гулять, и что со мною сделалось. Вдруг, такая неповторимая радость напала на меня, и извне, и откуда-то изнутри в меня вселилась - не могу вам описать! Я шёл по улице, и был город. И он гремел, звучал, и были прохожие, которые ни о чём не догадывались и не подозревали, что я даже могу сойти с ума от счастья. И я был безумно и бесконечно счастлив и радостен от обычного факта, что я есть, жив, существую. Оказывается, всё это так просто. И этого так много. Это так необыкновенно много, что у меня есть сердце. Что есть истина, правда, Бог! И что Бог есть любовь! И какой я был смешной и глупый дуралей раньше, что об этом ничего не знал. А сейчас, неожиданно, это всё мне открылось, хлынуло необычайным, бесконечным потоком, что я не вынесу, быть может, не понесу сразу столько радости и любви. Не смогу вытерпеть такого большого счастья. Столько веселья, и всё мне одному! А они, эти люди, прохожие, ходят мимо и ничего про всё это не знают, не замечают, не подозревают, не догадываются и даже не могут себе представить, что счастье рядом, близко от них, стоит протянуть руку, стоит только заглянуть в своё сердце... Это как прорыв гигантской плотины. Живёшь обыкновенно, в незнании, делаешь всё, что все делают, испытываешь умеренные "средние" чувства - смеёшься, грустишь, спишь, волнуешься о мелочах быта. "Неосторожно" молитвой открываешь своё сердце, оно распахивается настежь и, вдруг, такая лавина возвышенных и благодатных чувств! И удивлялся я.

Саму книжонку "Рассказы странника" в порыве любви я подарил случайному знакомому. Кинулся купить такую же себе - её уже не было. Наконец, через год нашёл, и повторилось - тут же снова подарил. Купил в 3-й раз, дал почитать "Рассказы" - не вернули. А мне не жалко, а наоборот, любовно. Спустя время снова приобрёл и отдал на время - затерялись "Рассказы". Необычная какая-то это книга. Странный этот сам человек - Странник.

На работе шум, суета, нервозность. Я закроюсь в кабинете ото всех, помолюсь, выйду. Иду и, будто я волшебный король из сказки: кругом все галдят, спешат, раздражительность в воздухе; а на меня словно сверху обрушился царственный, величественный, божественный покой, и люди вокруг меня спокойными и умиротворёнными делаются...

Незабываемая эта встреча со Странником вышла. Всё та же цепь случайных неслучайностей опутала, окружила меня. И встреча эта длилась поначалу долго. И влияние Странника было сильное, но умудрилось стать незаметным и ненавязчивым. "Встреча" происходила, не оторвано и отдельно от всего со мной происходящего, а как бы "случайно", незатейливо вписывалась и вплеталась в мою жизнь.

Уже рвали и теребили меня мексиканские ураганы, и терял в вихре и чужеродной пыли я Странника. Но глядь, вдалеке на дороге, кажется, вновь он, опять маячит. К нему снова бегу. Он такой незамысловатый, простой, ничего не говорит, а идёт себе по дороге и тоска в глазах по Богу, и слеза...

Кинусь к нему в ноги, как к вновь обретённому другу и кровному брату. Прости, говорю, что бросил тебя. А он не в обиде, весь любовью и молчаливым пониманием окутанный.

Я 1-ый свой большой пост 2 месяца держу, всё блаженство, радость, покой да удаль. Кончился пост - я молитву свою не бросаю. Какие чудные сны мне снились! Залы белые зеркальные, солнца и яркого света много, птицы пели, музыка волшебная играла, а чувства непередаваемые! И наяву сильные, страстные, любовные порывы испытывал. (Угли горящие жаром снились). Господи, услышь меня! Уверовал, узнал через молитву, что ЕСТЬ БОГ!

...Вскоре после поста, ни с того ни с сего, а может быть, закономерно, такое вселенское уныние на меня нашло, такая безнадёжность этого всего моего молитвенного делания, что руки опустились устало. Тело разбитым сделалось, утомлённым, горло ломить начало. Сердце - тупое, бесчувственное, неприятное. Жизнь мгновенно оказалась пресной, скучной, бессмысленной. Всё опротивело, ко всему охладел. И чего-то, думаю, я в дурь попёр, в христианство.

В этот самый момент ко мне и подошёл дон Хуан. - Объявился! Смеяться начал он надо мной. "Дух, - сказал он мне, - безличный и абстрактный. Его умолить и упросить ни о чём невозможно. Таких дураков, которые молятся в церкви, и у нас в Мексике хватает. Сновидение - вот реальная Свобода. Мы, маги, практичны, мы видим энергию!"

Я сразу послушался дона Хуана. Бросил христианскую практику и о Страннике даже не пожалел. Один без меня он снова зашагал по дорогам России в поисках своего Бога. А я стал искать свободу...

"Кастанеда" - полоса тёмных, "туалетных", напряженных снов. Мало в них солнца и света.

Много разного со мной чего происходило - всё не опишешь. Только напало на моё тело вскоре состояние плохое, болезненное. Ничего конкретно одно не болит, а сразу всё тело ломит-крутит, тяжестью предсмертной наливается. Подумал - может смерть моя близится? В Пскове "случайно" оказался на экскурсии в Псково-Печёрском, Свято-Успенском монастыре. Нашло на меня спросить отрока здешнего, монастырского. Нет ли здесь у вас, спрашиваю, какого-нибудь старца местного - ясновидящего, чтобы сказать мог, что со мною происходит и чего меня ожидает в будущем. Поморщился снисходительно отрок. Есть говорит, такой старец, только не принимает, а на письма отвечает и всё-всё по письму наперёд рассказывает. И не ясновидящий называется, а прозорливый (будущее прозревает). Я с сомнением - неужели ответит?! Он мне, с явным пренебрежением к нашей мирской, грешной жизни, - у нас такого не бывает, чтоб не отвечал.

И про всё незамедлительно я старцу отписал. По приезду в Москву по знакомству попал к опытной бабке-гадалке. Та картишки старенькие, чуть ли не до дыр протёртые раскинула, свечечку зажгла. Воск расплавленный на воду стала лить, он в узоры и картинки превращается. По всему выходит, что жить мне осталось мало, смерть моя близка. Я, бормочет старая гадалка, никогда не обманываю. Вот, тыкает в карты, смерть в твоей квартире. А здесь, парень тот самый, рыжий, видишь, убийца твой, - показывает на восковую фигуру на воде. Смотрю, действительно, получается парень с рыжей шевелюрой, рубашка в клетку с короткими рукавчиками. Ну, дела! Бабке опытной за 80, придумывать и врать не будет, тем более что денег за услугу не берёт. Вылетел я от неё в смятении. Видать, интуиция про смерть свою меня не подвела. (Интуиция - это наше тело снов после вещего сна, оно уже знает, считало информацию о будущем важном событии. Поэтому наяву мы начинаем догадываться, подозревать что-то...).

Со страхом и надеждой ждал я томительно письма от старца из монастыря. Пришло, наконец, послание. Читаю жадно, помимо всего прочего, про смерть тоже указывается! Но в отличие от бабки не так грозно и конкретно, а понимать можно по-разному. Листок печатный вложен о загробной жизни, намёки в письме на смерть. Крутил я, вертел информацию и от бабки и от старца и получается мне скоро умирать, но вроде есть небольшая надежда.

Сник я, плохо спать стал. Мысленно прощаюсь с жизнью, а не хочу гибнуть-умирать, да и всё! Чувства предсмертные проносились. Беспокойство, страх, сопротивление, неприятие. Зависть к людям. Какая несправедливость, - я умру, а они жить будут продолжать!

Но бабка-гадалка дала заговор, да и старец кое-чем обнадёжил. Я с работы возвращался всегда поздно и как разведчик в стане врага был ко всему вокруг внимательным. Худо дело, но опасность кое-как миновала. Оговорился и сберёг себя молитвами. Но смерть в моей квартире случилась - умерла старая, пожилая женщина - соседка...

Старец тот православный, христианский, прозорливый от Бога (ясновидящий) оказался всем старцам - старец. Он, отец Иоанн, известен на всю Россию и есть в единственном таком числе и высоком масштабе.

Повезло мне случайно!

Смерть мимо прошла. Беды и несчастья на пути снов на меня рушились. И однажды не выдержал и снова отцу Иоанну письмо написал.

Вот тут, тот самый лёгкий русский ветерок меня поднял и со скоростью ракеты во сне унес. Ответил старец, предупредил об одной серьёзной опасности, наставил и другое. Не все рекомендации его выполнил, но стал я регулярно практиковать христианскую молитву и уже сам многие свои заблуждения увидел, ошибок и опасностей дальнейших избежал. Со Странником больше не расставался. Я ему многим обязан. По большому счёту, он мне на коварном магическом сновидческом пути жизнь спас, от инвалидности вылечил. И хоть я по-прежнему во всё лезу, и всё хочу знать про "духовное" и использовать, чувствую и вижу - страхует он меня, защищает от беды. "Встреча" моя 2-я многоценна и дорога оказалась для меня.

Я теперь через Странника на всё более глубокое постижение себя и мира выхожу. А главное то, что Странник мне всё про дона Хуана рассказал и понять этого дона Хуана помог. Хоть я старого индейского учителя по-прежнему уважаю.

Странник мне на пути снов моих продолжает помогать...

...Можно прожить год, два, 10 и 20, и жизнь твоя будет течь рутинно, незаметно, однообразно и ничего не будет происходить значительного, знаменательного в твоей судьбе. Так можно прожить много жизней.

Психология bookap

И вот, когда кажется, что в твоей скучной, серой и нудной биографии уже ничего не случится, вдруг, может произойти "Встреча". Она может обнаружиться через тонкую, непривлекательную на вид книжонку. Неожиданно, события вокруг тебя ускорят свой темп, понесутся, начнутся новые. Жизнь начнёт принимать новый удивительный поворот. Вдруг, обнаружится скрытый смысл вещей и окружающего тебя мира. События не только стремительно ускорятся и уплотняться, они логически свяжутся, начнут вытекать друг из друга и подстраиваться немыслимым образом под тебя и твой смутный поиск Бога. - Бог сам выходит к тебе навстречу! В твою жизнь начинает входить нечто необычайное и волшебное. Открывается тайная дверца, и ты с трепетом входишь в неё. Любовь открывает перед тобой тайну за тайнами и необыкновенным образом исполняет все твои сокровенные желания, об исполнении которых ты и не мечтал даже во сне...

...После Великого поста на Пасху, с лёгкостью тела и души поехал в Сергиев Посад. Светло, хорошо, солнечно. Красиво очень! Наверно, над куполами храмов и церквей ангелы летали. Но мне захотелось "выставиться", показать себя. Захотелось скрестить шпаги знаний и поспорить с кем-нибудь из здешних служителей культа. Ведь я так много знал, чего не знали они: про чакры и точку сборки, про матрицы и сны. Я с демоническим видом подсел к одному семинаристу в униформе (и был мне ответ!). И, вдруг, мне сделалось хорошо необыкновенно! Благодать спустилась и окружила меня. Я полюбил всё вокруг с новой, удвоенной, удесятерённой силой. Стало легко, свободно, благоговейно. Мне показалось абсурдным и глупым о чём-то спорить и что-то выяснять. Уважительно и со смирением я отсел подалее...