Глава VI. Церковь как международная организация по борьбе с сексуальностью.

Обращение к мистическим чувствам.

"Большевизм", как утверждает "антибольшевистская" пропаганда, является "злейшим врагом религии", особенно "духовно ценной религии". В силу своего "материализма" большевизм признает только материальные блага и заинтересован в создании только материальных благ. Ему недоступно понимание духовных ценностей и богатств души.

Что же представляют собой эти духовные ценности и богатства души? Нередко называют честность и веру. Что касается остальных ценностей и богатств, то они теряются в неясной концепции "индивидуальности"

"Стремясь к подавлению всего индивидуального, большевизм разрушает семью, которая всегда придавала человеку индивидуальный характер. Поэтому он ненавидит все национальные стремления. Все народы должны быть приведены к единообразию и покорности большевикам. Но все усилия подавить личную жизнь человека будут тщетны до тех пор, пока он будет хоть немного хранить в своей душе религиозное чувство, ибо свобода личности от внешнего мира будет неизменно проявляться в религии, прорываясь сквозь все преграды". Когда мистик говорит о "большевизме", он не имеет в виду политическую партию, основанную Лениным. Он не имеет никакого понятия о социологической полемике, которая разгорелась на рубеже этого столетия. Такие слова, как "коммунист", "большевистский", "красный" и т. д., превратились в реакционные лозунги, которые не имеют никакого отношения к политике, партиям, экономике и т. д. Эти слова столь же иррациональны, как и слово "еврей" в устах фашистов. Они служат для выражения антисексуальной установки, которая соотносится с мистически реакционной структурой авторитарной личности. Так, например, фашисты приклеили Рузвельту ярлык "еврея" и "красного". Такие ярлыки имеют иррациональное содержание и присваиваются тому лицу, которое отнюдь не одобряет детскую и подростковую сексуальность. Российские коммунисты отзывались о сексуальности менее одобрительно, чем американцы среднего класса. Для эффективной борьбы с мистицизмом, основным источником возникновения любой политической реакции, необходимо научиться распознавать иррационализм лозунгов. Встречая в дальнейшем слово "большевизм", необходимо также иметь в виду "оргазмическую тревогу".

Реакционер (фашист) предполагает наличие тесной связи между семьей, нацией и религией. Эта особенность осталась совершенно незамеченной в социологических исследованиях. Прежде всего следует отметить правильность сексуально-энергетической оценки, а именно: то, что религия называет свободой от внешнего мира, в действительности означает не реальное, а созданное воображением и замещающее удовлетворение. Это вполне соответствует марксистской теории религии как опиума для народа. Это более, чем метафора. Вегетотерапия смогла доказать, что мистический опыт инициирует в автономном живом организме такой же процесс, как и наркотик. Такие процессы представляют собой возбуждение в половой системе, которое вызывает состояния, подобные наркотическим, и стремятся к оргастическому удовлетворению.

В первую очередь нам необходимо получить более точные сведения о взаимосвязях между мистическими и семейными чувствами. Брауман пишет в типичной для реакционных идеологов манере:

"Но у большевизма существует еще один способ уничтожения религии, а именно путем систематического разрушения супружеской и семейной жизни. Большевикам слишком хорошо известно, что религия черпает огромные силы в семье. Поэтому заключение и расторжение браков упрощено до такой степени, что супружество в России граничит со свободной любовью". По поводу "губительных для культуры" последствий введения в Советской России пятидневной недели мы читаем следующее:

"Такое нововведение способствует разрушению семейной жизни и религии. Особое беспокойство вызывают те разрушения, которые производятся большевиками в сексуальной сфере. Разрушая супружескую и семейную жизнь, большевики поощряют моральное разложение настолько, что разрешили противоестественные половые отношения между братьями и сестрами, родителями и детьми. (Здесь имеется в виду отмена наказания за акты инцеста в Советском Союзе) Большевизм не признает никаких моральных запретов".

В советских работах по вопросам брака нередко предпринимаются попытки защитить себя - вместо того, чтобы отражать реакционные нападки на основе точного описания естественных сексуальных процессов. Совершенно неверно утверждается в таких работах, что сексуальная жизнь в Советском Союзе "аморальна"; сейчас снова происходит укрепление брака. Такие попытки защищаться были не только неэффективны с политической точки зрения, но и не соответствовали действительности. С христианской точки зрения сексуальность в Советском Союзе действительно была аморальна. В связи с упразднением института брака в авторитарном и мистическом смысле этого слова не могло быть и речи об укреплении браков. Наиболее распространенной формой брака в Советском Союзе до 1928 года была разновидность брака, соответствующая тому, что в Соединенных Штатах называется гражданским (фактическим) браком. Эта разновидность брака была законна и практична. Таким образом, русские коммунисты ослабили обязательность супружеских и семейных уз и покончили с морализмом35. Далее оставалось лишь довести до сознания народных масс их противоречие, а именно: страстно желая в душе того, что совершила социальная революция, они также соглашались с морализмом. Для выполнения этой задачи, однако, необходимо разъяснить взаимосвязи между обязательным институтом семьи, мистицизмом и сексуальностью.


35 Тем не менее с 1934 года начинают вновь появляться старые антисексуальные и моралистические концепции, что свидетельствует о неудаче сексуальной революции в России и о возврате к обязательному браку и реакционному законодательству в области сексуальности См работу "Сексуальная революция".


Мы уже показали, что националистические настроения проистекают непосредственно из настроений авторитарной семьи. Но мистические чувства также служат источником формирования националистической идеологии. Поэтому отношения патриархальной семьи и мистический склад ума являются основными психологическими элементами опоры фашизма и империалистического национализма в массах. Короче говоря, на массовой основе получено психологическое подтверждение превращения мистического воспитания в основу фашизма в тех случаях, когда социальные потрясения приводят в движение массы.

14 августа 1942 года в газете "Нью-Йорк таимо была опубликована статья Отто Д. Толишуса об империалистической идеологии Японии. (Создается такое впечатление, будто автор изучал нашу "Психологию масс и фашизм".) В статье автор пишет следующее:

"В феврале этого года в Токио была издана брошюра, принадлежащая перу профессора Чикао Фудзисавы, одного из ведущих представителей японской политологии и философии. В ней содержится поразительное откровение о военных настроениях и амбициях, господствующих не только в милитаристских и ультранационалистических кругах, которые доминируют в японском правительстве, но и в среде интеллигенции.

Согласно этой брошюре, рассчитанной на самые широкие читательские круги, Япония в качестве исконной родины человечества и мировой цивилизации ведет священную войну за воссоединение воюющего человечества в единую мировую семью, в которой каждый народ займет подобающее ему место под верховной властью японского императора, прямого потомка богини солнца, в "центре абсолютной космической жизни", который был покинут народами и в который они должны вернуться. В брошюре содержится обобщение, систематизация и применение к нынешней войне идей, заимствованных из мифологии синтоизма, которым японские политиканы под руководством Йосуке Матсуока придали форму империалистической догмы для оправдания экспансионистской политики Японии. По этой причине брошюра апеллирует ко всем религиозным, расовым и национальным представлениям и эмоциям, которые коренятся в глубинах японского характера. В этом смысле профессор Фудзисава представляет собой некую разновидность Ницше и Вагнера на японский лад, а его брошюра становится японским эквивалентом "Майн кампф" Адольфа Гитлера.

Как и в случае "Майн кампф", внешний мир мало уделил внимания этому направлению японской мысли, которое либо рассматривалось как чистый вымысел, либо относилось к сфере теологии. Тем не менее в течение ряда лет это направление создавало идеологический фон для экспансионистской политики Японии, которая привела к нынешней войне, и поэтому без его учета невозможно понять последние дипломатические ноты, направленные Японией Соединенным Штатам. Об авторитарности брошюры свидетельствует тот факт, что профессор Фудзисава был постоянным представителем в секретариате Лиги Наций и профессором политологии в имперском университете (о-в Кюсю). Он опубликовал на различных языках много работ, посвященных японской политологии. В настоящее время он возглавляет исследовательский отдел Ассоциации имперского управления, созданной для проведения организационной подготовки японского народа к войне, и руководит обеспечением эффективности указанных идей во всем мире.

Несколько первых абзацев дают достаточное представление об общей тональности брошюры.

"На нашем поэтическом языке Японию нередко называют "Сумера Мякуни". Это название имеет, в частности, значение божественной, всеобъединяющей и всеобъемлющей страны. С учетом философских значений этого названия можно понять основную мысль императорского рескрипта, который был издан 27 сентября 1939 года во время заключения трехстороннего договора. В рескрипте милостивый Тенно торжественно возвещает, что дело великой справедливости должно простираться до самых удаленных уголков земли для того, чтобы превратить мир в единый дом и позволить всем народам занять подобающие им места. Этот знаменательный фрагмент рескрипта позволяет понять саму сущность нашего августейшего правителя, который всегда преисполнен горячего желания возглавить всеобщую единую семью, в лоне которой все народы займут соответствующие места в динамическом порядке гармонии и сотрудничества.

Священный долг нашего Тенно заключается в том, чтобы сделать все возможное для восстановления "центра абсолютной космической жизни" и исконного вертикального порядка, существовавшего среди народов в далекой древности. Таким образом, он собирается превратить современный мир беззакония и хаоса, где слабые брошены на растерзание сильным, в одну большую семью, в которой будут царить совершенное согласие и высшая гармония.

В этом состоит цель божественной миссии, которую Япония призвана выполнить с незапамятных времен. Иными словами, она должна распространить во всем мире космическую энергию, воплотившуюся в нашем божественном монархе; чтобы все разобщенные нации могли вновь духовно объединиться на основе искреннего чувства братьев, в жилах которых течет одна и та же кровь.

Только таким образом можно склонить все народы мира к отказу от индивидуалистического подхода, который в первую очередь проявляется в существующем международном праве".

Это, говорит профессор Фудзисава, "путь богов", и после мистического объяснения его сути продолжает:

"В свете сказанного нетрудно понять, что существующий в Соединенных Штатах капиталистический индивидуализм противоречит космической истине, ибо не обращает внимания на центр всеобъемлющей жизни, посвящая себя только разгулу и удовлетворению прихотей необузданного эго. Диктаторский коммунизм, возведенный в ранг официальной доктрины Советской России, также несовместим с космической истиной, поскольку пренебрегает личной инициативой и использует только жесткие методы государственно-бюрократического контроля.

Примечательно, что руководящий принцип национал-социалистической Германии и фашистской Италии имеет много общего с принципом Мусуби. одним из многих принципов, отличающих эти страны оси от демократий и Советского Союза. Благодаря духовному единству Япония, Германия и Италия создали общий фронт против- держав, защищающих старый порядок".

Сумера Микуни, поясняет профессор Фудзисава, находится в состоянии войны с администрациями президента Рузвельта и премьер-министра Черчилля, которые стремятся реализовать свое "неумеренное стремление" к господству над Востоком. Однако благодаря искренним молитвам, которые возносит денно и нощно Сумера Микото (японский император) богине солнца, божественная сила решила нанести сокрушительный удар тем, кто восстал против незыблемого космического закона.

Далее профессор Фудзисава пишет: "Существующая Великая Восточная Азия фактически является вторым потомком внука богини солнца, (мифологической прародительницы японской династии), который пребывает в вечной жизни Сумера Микото"

Поэтому профессор Фудзисава заключает:

"Священная война, которую начала Сумера Микуни, рано или поздно заставит все народы понять космическую истину, а именно: их жизнь возникла из одного центра абсолютной жизни, воплощенного в лице Сумера Микото, и мир и гармония могут осуществиться только путем объединения всех народов в одну всеобъемлющую семью под руководством Сумера Микото".

Затем профессор Фудзисава с глубоким чувством добавляет.

"Эту возвышенную мысль ни в коем случае нельзя рассматривать в свете империализма, при котором слабые народы подвергаются безжалостному угнетению".

Сколь бы замечательными ни казались эти идеи, еще более замечательным представляется их "научное" обоснование у профессора Фудзисавы. Во всех японских хрониках и исторических документах утверждается, что во время основания японской империи, которое датируется японским правительством 2600 годом до н.э, а историками - началом новой эры, обитатели японских островов все еще оставались первобытными дикарями, некоторые из которых были "людьми с хвостами" и жили на деревьях. И тем не менее, профессор Фудзисава вежливо настаивает, что "Япония является родиной всего человечества и цивилизации".

По мнению профессора Фудзисавы, последние открытия и редкие японские архивы, подкрепляемые работами некоторых западных ученых, доказывают "удивительный факт, что в доисторическую эпоху человечество составляло единую всемирную семью, во главе которой стоял Сумера Микото. В то время Япония почтительно именовалась страной родителей, а все остальные земли - странами детей".

В качестве доказательства профессор упоминает карту мира, составленную "неким Хиллифордом в 1280 году", на которой "Восток помещается в верхней части, а место, занимаемое Японией, называется "Небесным Царством".

Далее профессор Фудзисава отмечает

"Выдающиеся ученые, занимающиеся исследованием доисторических хроник Японии, единодушно пришли к выводу, что колыбелью человечества было не Памирское нагорье, не берега Тигра и Евфрата, а центральный горный район самого большого японского острова. Эта новая теория привлекает к себе пристальное внимание тех, кто с доверием относится к божественной миссии Японии по спасению дезориентированного человечества".

Согласно этой гипотезе, шумеры, которые считаются основателями вавилонской цивилизации, на основе которой расцвели все другие цивилизации, в том числе и цивилизации Египта, Греции и Рима, отождествляются с первыми японскими поселенцами в Эрду, что, по мнению профессора Фудзисавы, объясняет соответствие между доисторическими японскими хрониками и Ветхим Заветом. Это относится и к китайцам, которые были цивилизованы японцами, а не наоборот. Однако японские хроники свидетельствуют о том, что японцы не умели читать и писать до тех пор, пока в 400 году новой эры корейцы и китайцы не научили их письму и чтению.

К сожалению, отмечает профессор, "мировой порядок, в котором Япония была абсолютным объединяющим центром, рухнул вследствие многочисленных землетрясений, вулканических извержений, наводнений, приливных волн и ледников. В результате этих чудовищных катаклизмов все человечество оказалось географически и духовно оторванным от земли отцов - Японии".

Но Сумера Микуни, по-видимому, "была защищена чудесными силами от природных катастроф, и ее божественные правители, Сумера Микото, сохранившие свой древний род, взяли на себя священную миссию объединения разъединенного человечества в большое семейное сообщество, подобное тому, которое существовало в доисторическую эпоху".

"Очевидно, - добавляет профессор Фудзисава, - что никто не способен лучше выполнить божественную работу по спасению человечества, чем Сумера Микото".

Толишус не понимает описываемых им явлений. Он полагает, что здесь все дело заключается в сознательном стремлении скрыть под покрывалом мистики рациональный империализм. И все же в его статье ясно показана справедливость сексуально-энергетической оценки, а именно: все виды фашистского, империалистического и диктаторского мистицизма восходят к мистическому искажению вегетативных ощущений жизни, которое возникает благодаря авторитарно-патриархальной структуре семьи и государства.

Если национальные чувства возникают на основе материнских уз (чувство дома), то мистические настроения зарождаются в атмосфере, враждебной к сексуальности и неразрывно связанной с этими семейными узами. Авторитарные семейные узы предполагают наличие торможения чувственной сексуальности. Все дети, воспитанные в условиях патриархального общества, подвергаются воздействию такого чувственного торможения. Никакая сексуальная деятельность, сколь бы показной и "свободной" она ни была, не сможет обмануть специалиста относительно глубокой укорененности торможения такого рода. Действительно, в основе многих патологических проявлений в дальнейшей сексуальной жизни (таких, как неразборчивость в выборе партнеров, сексуальное беспокойство, склонность к патологически-экстравагантным поступкам и т. д.) лежит указанное торможение органистической восприимчивости. Неизбежным результатом торможения ("оргастическая импотенция"), характерного для всех видов авторитарного воспитания и ощущаемого в виде чувства бессознательной вины и сексуальной тревоги, является неутомимое постоянное интенсивное оргастическое стремление, которое сопровождается физическими ощущениями напряжения в области солнечного сплетения. Общеизвестная локализация чувственного стремления в области груди и живота имеет определенное физиологическое значение36. Прежде всего следует отметить, что постоянное напряжение физиологических процессов организма составляет основу появления грез у малолетних детей и подростков. В дальнейшем грезы без труда приобретают форму мистических, сентиментальных и религиозных настроений. Мистически-авторитарная личность живет в атмосфере таких настроений. Таким образом, у обычного ребенка формируется психика, которая практически вынуждена усваивать мистические влияния национализма, мистицизма и различных предрассудков. Страшные сказки в детстве, а в дальнейшем детективные рассказы и таинственная атмосфера в церкви лишь готовят почву для последующего формирования способности воспринимать святость армии и родины. Для оценки результатов воздействия мистицизма представляются несущественной поверхностная грубость и даже жестокость мистической личности. Существенно важными являются только глубинные процессы. Сентиментальность и религиозный мистицизм Матушки, Хаармана и Кюртена тесно связаны с их садистской жестокостью. Эти противоположные чувства обязаны своим возникновением одному и тому же источнику - ненасытному вегетативному стремлению, которое порождается сексуальным торможением и не имеет возможности естественного удовлетворения. Поэтому это интенсивное стремление может реализоваться, с одной стороны, в виде садистских мышечных разрядов, а с другой стороны (благодаря существующим чувствам вины) - в виде религиозно-мистических переживаний. Тот факт, что детоубийца Кюртен страдал от сексуальных расстройств, стал ясным благодаря свидетельству его жены. Нашим "специалистам" в области психиатрии и в голову не приходило искать здесь причину. Связь между садистской жестокостью и мистическими настроениями обычно встречается в случаях нарушения способности к переживанию оргазма. Это утверждение справедливо не только для массовых убийств нашего времени, но и для того, что творили инквизиторы в эпоху средневековья. Применимо оно и к жестокости и мистицизму Филиппа II Испанского37. Если истерия не подавляет затяжное возбуждение, придавая ему форму нервной импотенции, а также в тех случаях, когда компульсивный невроз не подавляет аналогичное возбуждение, придавая ему форму поверхностных гротескно-компульсивных симптомов, тогда обязательный авторитарно-патриархальный уклад предоставляет достаточно возможностей для садистских мистических разрядов38. Социальная рационализация такого поведения затушевывает его патологический характер. В аспекте социальной значимости проявлений патриархальной сексуальной энергетики представляется целесообразным провести подробное изучение различных мистических сект Америки, буддистской идеологии в Индии, а также различных теософских и антропософских направлений. А пока мы только отметим, что мистические группы служат концентрированным выражением тех явлений, которые встречаются во всех слоях населения в более размытом, менее заметном, но тем не менее достаточно ясном виде. Между мистическими, сентиментальными и садистскими чувствами, с одной стороны, и обычным нарушением естественных оргастических ощущений, с другой стороны, существует прямая связь. Наблюдение за поведением зрителей второсортной кинокомедии позволяет глубже понять эту проблему, чем чтение многих пособий по сексологии. При всех различиях и несхожести в содержании и направлении мистического опыта, его сексуально-энергетическая основа неизменно сохраняет универсальный и типичный характер. Чтобы убедиться в этом, нам понадобится сравнить опыт мистика с реальным, лишенным сентиментальности опытом настоящего революционера, увлеченного своим делом ученого, здорового подростка и др.


36 Клиническое описание этого явления приведено в моей работе "Функция оргазма", 1942 г.


37 В этой связи смотри роман Де Костера "Тиль Уленшпигель", который, насколько мне известно, остался непревзойденным шедевром по своей человечности.


38 Для морфинистов характерна оргастическая импотентность, и поэтому они стремятся избавиться от своих возбуждений с помощью искусственных средств. Но такие попытки не достигают полного успеха. Морфинисты, как правило, склонны к садизму, мистицизму, тщеславию и гомосексуализму. Их постоянно терзает чувство тревоги, от которого они пытаются избавиться с помощью грубого поведения.


Здесь напрашивается одно очевидное возражение, а именно: первобытный человек, который вел естественный образ жизни в условиях матриархата, также испытывал мистические чувства. Необходимо привести основательные доказательства, чтобы показать наличие принципиального различия между матриархальной и патриархальной личностью. Прежде всего, это можно доказать на основе того факта, что отношение религии к сексуальности претерпело в патриархальном обществе определенные изменения. В первоначальном виде это была религия сексуальности, и лишь впоследствии она превратилась в религию антисексуальности. "Мистицизм" первобытных людей, которые были членами общества, одобрявшего сексуальность, заключался в непосредственном оргастическом опыте и анимистической интерпретации естественных процессов.