Глава 2.2. Психология массовых настроений


...

«Социальность» как свойство субъекта настроений

Еще один вариант понимания слова «социальные» применительно к настроениям обусловлен пониманием самого их субъекта. Определение «социальные» может трактоваться как мера интеграции, «присвоения» субъектом тех общественных настроений, в которые он включен, в которых протекает его жизнь. При «генетической» трактовке социализированный субъект отрывается от своей индивидуальности. При «субъектной» трактовке индивидуальные и социальные начала интегрируются. В первом случае субъект в силу своей социальности оказывается индифферентным носителем общественных настроений. Во втором — в субъекте, в частности в его настроениях, выявляется соотношение индивидуального и социального. Здравый смысл подсказывает, что человек как «интактный» носитель общественных настроений — это всего лишь абстракция, а социальные отношения сосуществуют с межличностными.

При субъектной позиции едва ли можно говорить о конкретно-психологическом проявлении общественных настроений — они срастаются с настроениями индивидуальными. Но точно так же не приходится говорить о чисто индивидуальных настроениях — они, будучи опосредованы общественными настроениями, по сути, тоже срастаются с ними. При этом возникает возможность рассматривать социально-психологические, т. е. реальные массовые настроения как особый феномен, интегрирующий как индивидуальные, так и общественные настроения людей.

Первые отражают переживания человека как «носителя» второго типа настроений. Общество в целом едва ли можно рассматривать как носителя психических состояний. В конце концов, выражение «общественная (или социальная) психика» — не более чем метафора. Слово «настроение» всегда подразумевает людей, живущих в определенном обществе и захваченных этим настроением. Естественно, что общество задает некие нормативы, «эталоны настроений». Но их реальное существование неотделимо от живых людей. Для обозначения, с одной стороны, психологических реалий «общественных настроений», а с другой — социальной, как по генезису, так и по направленности, сути индивидуальных настроений мы вводим понятие «социально-психологические настроения» людей. Именно эти настроения оказываются реальными, массовыми. Если индивидуальные настроения являются по преимуществу предметом рассмотрения общей психологии, а «общественные» — это прежде всего сфера социологических дисциплин, то социально-психологические настроения составляют действительный предмет изучения социальной психологии.

Остановимся подробнее на уже затронутом вопросе об отличии таких массовых социально-психологических настроений от настроений общественных. Практически любое из существовавших до сих пор в истории обществ было заинтересовано в наличии у людей — членов этих обществ — более или менее единообразных «общественных» настроений, соответствующих нормам и ценностям данного общества. Будучи принадлежностью различных специально организованных обществом «формальных» структур социального поведения, они представляют собой надындивидуальные образования. Так, для отдельного человека определенные общественные настроения предписаны социальными ролями, для групп людей — нормами настроений коллектива, организации или общества в целом. Задача этих общественных настроений — влияние на сознание и поведение людей уже в сравнительно менее формализованных социально-психологических общностях. Итогом такого влияния должно быть формирование социально-психологических настроений. Так, социальная роль, влияя на исполняющего ее индивида, формирует личность как некое единство общественного и индивидуального. Коллектив преобразует малую группу. Организация структурирует большую группу, а общественно-политическая система в целом — массу входящих в нее людей.

Влияние на настроения в первую очередь оказывают средства массовой коммуникации, а также иные социально-политические институты убеждения или принуждения, генеральной задачей которых является распространение и укоренение в психике и поведении людей определенных, обычно идеологизированных, нормативных общественных настроений. Для успешного существования и развития, для своего «расширенного воспроизводства» практически любое общество заинтересовано в нормативной — причем обязательно позитивной — однородности настроений членов общества. Социально-психологическая однородность подчас важнее однородности социальной. Последняя иной раз является своеобразным следствием первой, результатом опредмечивания однородных массовых настроений.

Анализ позволяет выделить специализированные социальные формы (особые элементы социальной структуры, характерные для разных видов общественной организации), каждая из которых подразумевает поддержание определенных нормативных общественных настроений. Например, в условиях советского социалистического государства цепочка уровней «общественных» настроений, соответствующих разным степеням социально-политического объединения людей, выглядела следующим образом: настроения, задаваемые социальной ролью — задаваемые коллективом — задаваемые организацией48 — задаваемые обществом в целом. По своей сути эта цепочка выражала формы объединения людей в определенном обществе не только относительно нормативных общественных настроений, но и с точки зрения элементов социальной организации.


48 Под организацией в данном случае мы имеем в виду классовые или социально-групповые объединения. Так, компартия по самоопределению была «высшей формой организации класса». Творческий же, к примеру, союз — форма корпоративной организации части интеллигенции, объединенной некими общими профессиональными интересами.


Данной цепочке уровней практически соответствовала другая, отражающая социально-психологические формы объединения людей: личность (уровень социальной роли) — малая группа (уровень коллектива) — большая группа (уровень организации) — масса (уровень общества в целом). Исходя из этого, можно говорить уже о социально-психологических настроениях личности (индивид и роли, которые он «играет», т. е. индивидуальные и общественные настроения), малой группы, большой группы и, наконец, о массовых социально-психологических настроениях. Ясно, что все только что перечисленные настроения далеко не всегда являются «общественными» — они бывают и антиобщественными, оппозиционными по отношению к господствующей социально-политической системе. Тем более они не являются простой суммой индивидуальных настроений людей, входящих в перечисленные общности, — тут очевидно качественное приращение, обеспечиваемое особенностями каждой из названных общностей.

Известно, что общественные, в общепринятом понимании, настроения «могут варьировать в диапазоне от совершенно аффективных до таких форм, которые называют умонастроением или даже общественным мнением» (Поршнев, 1966). Ясно, что разная степень выраженности настроений связана с тем, к какой социально-организованной общности относятся испытавшие их люди. Это вопрос о том, каким «социальным субъектом» — коллективом, организацией, обществом в целом — задаются эти настроения и как они преломляются в психологии людей, «носителей» конкретных настроений. На уровне отдельной личности настроения наиболее осознаны, на уровне массовых настроений (например, толпы) — наиболее эмоциональны. Цепочка социально-психологических явлений «личность — малая группа — большая группа — масса» подразумевает увеличение эмоциональной включенности человека и уменьшение внутреннего контроля со стороны индивидуального сознания. Цепочка общественно-организованных форм «социальная роль — коллектив — организация — общество», напротив, предполагает увеличение степени осознанности и уменьшение непосредственной эмоциональной включенности индивидов. Настроения общества в целом, как правило, осознаются и выражаются четче и быстрее, чем настроение личности. Принципиальный механизм тут понятен: чем большей общностью представлен социальный субъект, чем более он «надличностен» и опосредован общественным сознанием, идеологией, массовыми коммуникациями, всей системой социально-политической «надстройки», тем, соответственно, меньше в нем индивидуального.

При третьей из рассматриваемых трактовок определения «социальные» в проблеме настроений мы также применили деятельностный принцип анализа: социальный субъект, о котором шла речь, — это всегда субъект определенной социальной, прежде всего совместной деятельности людей. Для личности совместность деятельности означает не только ролевую дифференцированность людей в соответствии с местом каждого в этой деятельности, но и частичность производимого ею вклада.

Совместная деятельность осуществляется совокупными усилиями людей, объединенных в малые и большие группы или же в общество в целом. Естественно, что люди, объединенные в эти группы, различаются своими настроениями. Общественно-заданные формы социальной деятельности в большей или меньшей степени нормируют все ее характеристики, в том числе и настроения. Но поскольку на любом уровне субъект деятельности представлен людьми, включенными в межличностные отношения и имеющими индивидуальные качества, то такой субъект обладает двумя рядами признаков — социальными и, особенно, психологическими Эти признаки интегрированы в сложные социально-психологические образования, одним из которых и являются социально-психологические настроения.

При разделении настроений по уровням следует учитывать не только масштабы совместной деятельности (количество людей, включенных в социально-психологическую общность и потенциально охваченных тем или иным настроением), но и степень осознанности и, соответственно, эмоциональности настроений на каждом из отмеченных уровней. В принципе, четыре перечисленных выше уровня настроений отражают движение от единичной «социальной деятельности» (отдельная личность) до предельно обобщенной совместной деятельности общества в целом.

Таким образом, три рассмотренных трактовки проблемы социальности настроений сводятся к подчеркиванию, во-первых, их генезиса, во-вторых, определяющего их содержание объекта и, в-третьих, их субъекта. Акцентирование какой-то одной стороны приводит к игнорированию других. Комплексный подход имеет в этом отношении известные преимущества. Потому и представляется оправданным при анализе социальных настроений исходить, прежде всего, из их субъекта. Дифференцированное понимание субъекта всей социальной деятельности позволит для каждого вида субъекта рассмотреть объект и, тем самым, социальное содержание его настроений. При необходимости для понимания причин появления тех или иных настроений, уровня их развития в данных момент и возможных перспектив развития, может быть подключен и генетический анализ. Тем самым, предложенная субъектная трактовка позволяет осуществить общие принципы системного рассмотрения социальных явлений.

Психология bookap

Три указанные трактовки, несколько различающиеся в понимании «социальности» настроений, не исключают друг друга. Это достаточно условно выделяемые точки зрения, которые отражают разные направления в исследовании сложного явления. Каждое из них имеет свои традиции. За каждым стоят научные разработки, причем первые две трактовки значительно более подробно исследованы в отечественном обществознании. Меньшее внимание уделялось третьей трактовке, учитывающей субъекта настроений. Большая изученность двух первых позиций отчасти объясняется их большей теоретичностью. Третья же позиция требует не только теоретического и концептуального построения, но и конкретно-практического осмысления. Дифференциация субъекта социальной деятельности подразумевает разные уровни настроений, которые необходимо сопоставлять между собой, что едва ли осуществимо без их фиксации. Все это невозможно проделать только в теоретико-методологическом плане.

Итак, с социально-политической точки зрения настроения — это особый феномен, сущность которого состоит в переживании и наделении со стороны субъекта определенным смыслом его принадлежности к социальной системе. Такие настроения определяются степенью идентификации себя с социальной ролью, а в конечном счете — с социальной системой. При такой трактовке настроения неизбежно приобретает социально-политическую окраску.