Часть 2. Правила поведения


...

Флирт, заигрывания, ухаживания

А вот представление о том, что свойственные нам чопорность и скованность порождаются отсутствием интереса к сексу, ошибочно. Да, эта тема вызывает у нас смущение, но к сексу мы не равнодушны. Особенно — благодаря правилам неприкосновенности частной жизни, вызывающим эффект запретного плода, — жгучий, ненасытный интерес мы испытываем к сексуальной жизни других людей, который лишь частично удовлетворяют скандальные публикации в нашей бульварной прессе.

Наш интерес к сексуальной жизни своих соотечественников указывает на то, что мы всячески стремимся преодолеть собственную скованность, и если мы не большие мастера в искусстве флирта, то это вовсе не потому, что нам не хватает практики. Я провела два больших исследования на тему флирта, и в ходе последнего только 1% опрошенных англичан — в возрасте от 18 до 40 лет — заявили, что «никогда не флиртовали», а более трети признались, что флиртовали с кем-то «сегодня» или «на минувшей неделе». Разумеется, аналогичный результат можно получить и в других странах, поскольку флирт — одна из «человеческих универсалий», основной инстинкт, не имея которого род людской давным-давно исчез бы. Если верить некоторым психологам-дарвинистам, флирт — фундамент, на котором зиждется наша цивилизация. Они утверждают, что большой человеческий мозг — наш сложный язык, превосходящий разум, культура, все, что отличает человека от животного, — это аналог павлиньего хвоста: средство ухаживания, призванное привлекать и удерживать сексуальных партнеров. Если эта теория, которую в шутку называют «теорией эволюции флирта», верна, значит, достижения человека во всех областях от искусства и литературы до ракетостроения являются просто побочным продуктом основополагающей способности очаровывать.

Таким образом, англичане, как и все другие народы, генетически запрограммированы на флирт, и мы, наверно, флиртуем не меньше, чем все остальные. Просто мы делаем это не столь умело, непринужденно и уверенно. Точнее, около 50% англичан вовсе не умеют флиртовать. Если внимательнее присмотреться к стереотипу сексуально закомплексованного англичанина, оказывается, что зачастую именно мужчины становятся объектом критики и насмешек в этом отношении. Несколько стандартных шуток и острот содержат намеки на мнимую фригидность и неосведомленность англичанок, но в основном в них высмеиваются бессилие, индифферентность и некомпетентность англичан-мужчин. Считается, что именно эти недостатки мужчин являются причиной неадекватного поведения в постели их разочарованных женщин. В начале XVIII в. один швейцарский обозреватель130, характеризуя англичанок, писал, что они «…не очень избалованы вниманием мужчин, которые уделяют им мало времени. Большинство мужчин предпочитают женщинам вино и азартные игры, что заслуживает порицания, поскольку в Англии женщины гораздо лучше, чем вино». Многие иностранцы, с которыми я беседовала, говорят почти то же самое, хотя вино они заменяют английским пивом и не жалуются на его качество.


130 Б. Л. де Мюральт (В. L de Muralt) в своих «Письмах об англичанах» (Lettres sur les Anglais). — Прим. автора.


Первые два обвинения, предъявленные англичанам-мужчинам — в бессилии и индифферентности, — беспочвенны и несправедливы, поскольку они основаны не на фактах или непосредственном наблюдении, а главным образом на впечатлении, которое создается по вине третьего недостатка, приписываемого английским мужчинам, — что они не владеют искусством обольщения. «По-видимому, англичане-мужчины не созданы для ухаживаний, — отмечает наш швейцарский критик. — Они не знают золотой середины между откровенной фамильярностью и почтительным молчанием». Среднестатистический англичанин-мужчина может быть очень сексуальным, но он, следует сказать, не завзятый сердцеед. Он проявляет себя не лучшим образом, когда ему противостоит, как выразился один из моих респондентов, «женщина противоположной породы». В таких случаях он обычно либо молчалив, косноязычен и неловок, либо в худшем случае груб, нагл и бестактен131.


131 Некоторые обозреватели искренне недоумевают, как английским поэтам-мужчинам удалось создать великолепные образцы любовной поэзии, которые считаются шедеврами мировой классики, Я здесь не вижу противоречия: изящные любовные стихи пишут, когда объект воздыханий поэта находится, так сказать, на безопасном удалении; к тому же зачастую в виршах находит отражение скорее любовь к словам, а не к женщине, а любовь англичан к словам никогда не вызывала сомнения. — Прим. автора.


И, как правило, потребляет в больших количествах алкоголь, полагая, что это поможет ему избавиться от скованности. А состояние опьянения приводит лишь к тому, что мужчина из тушующегося сдержанного человека превращается в наглого, грубого мужлана. С точки зрения несчастной англичанки, такая метаморфоза — не самый лучший вариант, если только ей не отказывает здравомыслие, как это часто бывает, если она выпила не меньшее количество спиртного. В этом случае весь процесс флирта сводится к фразе: «Э… может, перепихнемся?» — что в представлении обоих является верхом остроумия и красноречия.

Словом, ответ на загадку о том, как англичане умудряются воспроизводить себе подобных, кроется в бутылке. Ну, хорошо, я преувеличиваю — но совсем немного. Роль употребления алкоголя в передаче английского ДНК нельзя недооценивать.

Общительность/алкоголь/общность интересов

Разумеется, есть и другие факторы. Чтобы помочь англичанам усовершенствоваться в навыках обольщения, однажды я, движимая духом патриотизма, придумала тест, основанный на широкомасштабных «полевых исследованиях», призванных выявить наиболее действенные «зоны флирта» — типы социальной среды, благоприятствующие заигрыванию и ухаживанию. Свой тест я назвала «критерии ОАО». Аббревиатура расшифровывается следующим образом: общительность (здесь я имею в виду допустимость завязывания разговора с незнакомыми людьми в непринужденной манере), употребление алкоголя (необходимое средство для скованных англичан, способствующее флирту) и общность интересов (среда, в которой люди находят общие интересы или общий объект внимания, — среда, в которой есть «посредники», помогающие англичанам преодолеть социальную неловкость). С помощью этих критериев мне удалось определить характер привычек англичан в соотношении флирта и неписанные правила поиска партнера в английской культуре.

Вечеринки и пабы

Вечеринки и торжественные мероприятия, несомненно, являются «зонами флирта». Казалось бы, пабы, бары и ночные клубы в первую очередь следует отнести к «зонам флирта», но они соответствуют только двум критериям — факторам общительности и употребления алкоголя; фактор общих интересов там отсутствует. Неписанные правила позволяют (хотя и с некоторыми ограничениями и оговорками) завязывать беседу с привлекательным незнакомым человеком в пабе, но отсутствие общих интересов означает, что нужно придумывать тему для разговора. Согласно общему английскому этикету, существует универсальная тему — погода, но, если нет общих интересов, процесс знакомства требует значительных усилий.

Данные опроса показали, что 27% англичан познакомились со своими нынешними партнерами в пабе — это то место, где англичане проводят большую часть своего свободного времени.

Завсегдатаи клубов и правило «Никакого секса, пожалуйста. Нам здесь не до секса».

По показателю общности интересов ночные клубы занимают более высокую позицию, поскольку обычно у всех завсегдатаев ночных клубов есть общий интерес — музыка. Как бы то ни было, возможность завязать разговор в клубе напрямую зависит от громкости звучащей музыки, вследствие чего словесное общение ограничивается обменом несколькими односложными выкриками, и посетителям приходится вести заигрывания невербальными способами. Поскольку показатели общительности и употребления алкоголя в ночных клубах высоки, эти заведения, казалось бы, должны занимать почти верхнюю строчку в таблице английских «зон флирта», но среди английской молодежи, посещающей ночные клубы, получило распространение весьма странное новое правило, согласно которому танцы — и посещение клубов в целом — рассматривается как асексуальная деятельность. Молодые англичане стремятся ощутить себя частичкой коллектива, достичь состояния эйфории, сливаясь воедино с толпой и музыкой (это похоже на то, что антрополог Виктор Тернер называет «communitas» [от лат. «общность»], — активное, проникновенное, раскрепощающее коллективное общение, родство душ, возникающее между людьми в «пороговых» состояниях). Они будут сильно оскорблены, если кто-то выскажет им в лицо предположение, будто они пришли в клуб просто для того, чтобы «пообжиматься».

Например, по данным общенационального опроса, только 6% завсегдатаев клубов признали, что для них важным элементом «танцевальных мероприятий» является «знакомство с предполагаемыми сексуальными партнерами». Это открытие — пример того, что мы, исследователи, называем социально желательной ошибкой (поправкой на социальную приемлемость). Если помните, СЖО — «погрешность в ответах респондентов о себе, связанная с их стремлением представить себя в социально привлекательном свете». Иными словами — ложь. Данные опросов завсегдатаев клубов показали, что респонденты несколько грешат против истины, поскольку их ответы на другие вопросы свидетельствуют о том, что более половины из них занимались сексом с теми, «с кем они познакомились на дискотеке». А это говорит о том, что знакомство с потенциальными сексуальными партнерами, пожалуй, более важный элемент посещения клубов, чем признают завсегдатаи ночных клубов.

Однако СЖО — достаточно важный показатель, поскольку повторяющаяся схема таких «социально желательных» ответов указывает на существование неписаного социального правила или нормы, действующих в среде какой-либо общности или субкультуры. В данном случае мне представляется совершенно очевидным, что в среде молодых англичан, посещающих ночные клубы, особенно в кругу тех, кто противопоставляет себя традиционной культуре и считает свои вкусы в музыке «необщепринятыми», распространено неписаное правило «Никакого секса, пожалуйста. Нам здесь не до секса!». Считается, что только «некрутые» приходят в ночной клуб, чтобы подцепить сексуального партнера, поэтому, естественно, завсегдатаи клубов неохотно признают, что ставят перед собой эту цель. Если им случится оказаться в постели с кем-то, с кем они познакомились в ночном клубе, это просто случайный побочный результат вечернего развлечения, а не цель, которой они стремились достичь. Правило «Никакого секса, пожалуйста» соблюдается больше на словах, чем на деле. Мы делаем вид, что секс нас не особо интересует, однако умудряемся случайно-намеренно довольно много заниматься сексом. Вот вам и опять наше очаровательное английское лицемерие.

Завсегдатаи ночных клубов для гомосексуалистов, как я выяснила, более открыто и честно признают свою заинтересованность в сексе, чем англичане традиционной сексуальной ориентации. Некоторые из них придерживаются правила «Никакого секса, пожалуйста. Нам здесь не до секса!», но большинство не скрывают, что флирт, поиск партнера и секс являются для них существенными причинами для посещения ночных клубов.

Флирт на работе

И «флирт с намерением», и «флирт как развлечение» широко распространены в английских учреждениях, компаниях и организациях. По данным опросов, ныне до 40% англичан знакомятся со своими будущими супругами или сексуальными партнерами на работе. А некоторые материалы последних исследований свидетельствуют о том, что флирт — эффективное средство для снятия стресса и избавления от беспокойства на работе: благодаря игривой атмосфере, создаваемой кокетливыми подшучиваниями, снижается напряжение, а обмен комплиментами способствует повышению самооценки. В настоящее время место работы в Англии по-прежнему считается одной из самых благоприятных «зон флирта». Формально оно соответствует только двум из критериев ОАО, поскольку алкоголь, как правило, недоступен в учреждениях и на предприятиях, но на практике коллеги по работе находят возможность выпить вместе, а показатели общительности и общности интересов на работе очень высоки. Особенно благоприятны для флирта, по мнению участников групп для тематического опроса, курсы повышения квалификации, конференции специалистов, научные конференции и другие служебные поездки и собрания, так как подобные мероприятия одновременно обеспечивают и общность интересов, и условия для непринужденного дружеского общения, и возможность выпить.

Однако в английских компаниях и учреждениях флирт обычно приемлем только в определенных местах, с определенными людьми, в определенное время или при определенных условиях. На каждом предприятии или фирме существует свой собственный этикет, регулирующий поведение флиртующих коллег. В некоторых компаниях, как я выяснила, неофициальными «обозначенными зонами флирта» служат помещения, где находятся кофейный автомат, фотокопировальный аппарат и кафетерий. В одной компании таким местом является балкон, облюбованный курильщиками, которые обычно более общительны, чем те, кто не курит, или, по крайней мере, обладают чувством солидарности (одна женщина сказала мне, что сама не курит, но выдает себя за курильщицу, потому что с курильщиками «интересней общаться»).

Учебные заведения

Почти все учебные заведения — очаги флирта. Главным образом потому, что там учатся неженатые и незамужние юноши и девушки, предпринимающие первые попытки выбора сексуальных партнеров. Во всех учебных заведениях присутствуют все три фактора ОАО. В школах, колледжах и университетах показатели общительности и общности интересов очень высоки. Что же касается алкоголя, хоть его обычно и не подают в классах и аудиториях, у студентов есть масса возможностей выпить в компании.

Фактор общности интересов особенно важен для английских подростков. Подростки во всем мире застенчивы, но юные англичане стеснительны особенно и не обладают навыками общения, необходимыми для того, чтобы завязать разговор при отсутствии точек соприкосновения. Одинаковый образ жизни, одинаковые заботы и неформальная атмосфера существенно облегчают студентам эту задачу. У потенциальных партнеров, просто потому что они студенты, сразу появляется много общего, и им нет нужды придумывать сферы взаимных интересов.

Занятия спортом, клубы, хобби — и дилетантство

Степень кокетства среди членов английских любительских спортивных команд или клубов по интересам находится в обратной зависимости от степени профессионализма участников и их увлеченности данным видом деятельности. За некоторым исключением все плохие теннисисты, неспособные пройти даже милю по карте любители пешего туризма, криворукие художники, танцоры с заплетающимися ногами и т. д. флиртуют гораздо чаще и охотнее, чем их опытные и серьезно настроенные на достижение результата товарищи по увлечениям. Даже самые откровенные неумехи обычно притворяются, будто они по-настоящему увлечены видом спорта или деятельностью, которым якобы посвящен данный клуб. Они даже могут искренне верить в это (англичане — виртуозы в искусстве самообмана), но на самом деле их теннисные ракетки, географические карты и кисти — в первую очередь «помощники и посредники», способствующие общению, и зачастую удобные подручные средства для флирта.

Зрелищные мероприятия

Зрелищные мероприятия, вне сомнения, являются для зрителей сферой взаимных интересов, и некоторые имеют относительно высокий показатель общительности. Однако большинство спортивных мероприятий и других зрелищных видов досуга, например театр или кино, — не самые благоприятные зоны флирта или поиска партнеров, поскольку всякое социальное взаимодействие там возможно лишь в рамках очень ограниченного времени или «за счет самого зрелища».

Наиболее примечательное исключение из этого правила — скачки, где «действие» происходит в течение нескольких минут, получасовой интервал между забегами/заездами посвящен общению, и дружеское взаимодействие между незнакомыми людьми активно поощряется этикетом поведения на скачках. Скачки проходят тест на ОАО по всем трем показателям и даже имеют дополнительное преимущество в виде готовой шаблонной фразы со словом «fancy» («полагать, предпочитать»), помогающей завязать разговор: «What do you fancy in the three-thirty?» («Кто, по-вашему, победит в следующем заезде?»).

Вечера знакомств, агентства знакомств и правило «я не на свидании»

Вечера знакомств, клубы «Для тех, кому за…» и агентства знакомств соответствуют всем трем критериям ОАО, но лишь чуть-чуть. Показатель общности интересов там не очень высок. Это может показаться нелепым, ведь всех участников связывает один общий интерес — поиск партнера, однако признаваться в этом стремлении стыдно, и, соответственно, данную тему нельзя использовать для того, чтобы завязать разговор. Даже в ситуациях, не связанных с сексом, англичанам нужно притворяться, будто они собрались все вместе с определенной целью, а не просто так, и потребность в мнимом мотиве еще более возрастает, когда истинной целью мероприятия является столь личный и интимный вопрос, как поиск партнера. Даже когда мы «на свидании», само это слово англичане стараются не употреблять, мужчины особенно. Слово «свидание» («date») будто срывает завесу с тайны, сразу придает встрече официальный характер. И слишком серьезный. А мы не любим, чтобы нас заставляли относиться к процессу ухаживания слишком серьезно. Слово «свидание» противоречит духу правил английского юмора.

И все же есть что-то непристойное в «организованном сводничестве». Вечера, устраиваемые для одиноких людей, и деятельность служб знакомств расцениваются как нечто неестественное, надуманное, искусственное, лишенное интуитивного наития и непосредственности, характерных для романтических встреч. Многие стыдятся признавать, что они прибегают к услугам агентств знакомств или посещают вечера, устраиваемые для одиноких людей: в их представлении это позор, признание собственной беспомощности. Разумеется, в организованном сводничестве нет ничего постыдного и неестественного. Это применялось на деле, не считаясь анормальным, на протяжении всей истории человечества и до сих пор практикуется во многих культурах мира. Но англичане, в силу собственной скрытности, еще неохотнее, чем жители других стран Запада, признают необходимость в такой практике.

Флирт из вежливости

Один из англичан, которых я интервьюировала, заметил: «Можно флиртовать, так сказать, платонически с людьми, которые состоят в браке или несвободны. В некоторых ситуациях заигрывание почти обязательно — вы должны оказывать знаки внимания, чтобы не показаться невежливым».

Данное замечание относится к неофициальному правилу, предписывающему особую форму «безопасного», «развлекательного» флирта, которой я дала определение «флирт из вежливости». К такому флирту прибегают главным образом мужчины, «приударяя» за женщинами из вежливости. (Женщины тоже иногда флиртуют из вежливости, но делают это более осторожно, зная, что мужчины зачастую неверно истолковывают знаки внимания.) Флирт из вежливости распространен как в Англии, так и в странах континентальной Европы, но между английской и европейской формами есть едва заметные отличия: англичане склонны к игривым поддразниваниям, европейцы отдают предпочтение галантным комплиментам. Обе формы приводят в замешательство американцев, которые зачастую флирт из вежливости принимают за настоящее ухаживание.

Принцип неопределенности

Даже когда англичанин-мужчина по-настоящему увлечен женщиной, он зачастую не желает открыто выражать свою симпатию. Мы уже установили: а) что англичанин-мужчина не большой мастер по части флирта, он либо тушуется, бекает и мекает, либо держится с развязной наглостью, и б) что ему претит само понятие «свидание». Слово «свидание» («date») в отношении встречи с женщиной — слишком точное, четкое, официальное, недвусмысленное определение, откровенное заявление о своих намерениях в стиле «карты на стол», чего осторожные от природы, уклончивые англичане-мужчины предпочитают не делать.

Даже будучи во хмелю, мужчина вряд ли употребит слово «date». Скорее заменит его грубым «shag» («трахаться») или подобным ему эквивалентом, что может показаться странным, поскольку «shag» более откровенно, чем «date», но в понимании пьяного мужчины это вполне логично: в предложении заняться сексом звучит меньше личного, сокровенного и нескромного, чем в приглашении на ужин в ресторане.

В идеале англичанин-мужчина предпочел бы вовсе не предлагать заняться сексом и не приглашать на ужин. Своей цели он постарался бы достичь намеками и ухищрениями, порой столь скрытыми и неясными, что их трудно понять. «Принцип неопределенности» дает ряд преимуществ: мужчине не требуется демонстрировать какие бы то ни было чувства; он не оказывается слишком быстро втянутым в то, что можно охарактеризовать как «отношения» («relationship») (это слово ему еще более ненавистно, чем «date); ему не приходится делать или говорить что-то глупо-сентиментальное, что бросило бы тень на его мужское достоинство; и, ко всему прочему, никогда не высказывая прямых, недвусмысленных просьб, он избавлен от унижения прямого, недвусмысленного отказа.

Англичанки привычны к такой уклончивой амбивалентной форме ухаживания — хотя даже мы порой с трудом понимаем мужские знаки внимания и, бывает, с подругами часами спорим о том, что может «означать» тот или иной неясный намек или двусмысленный жест. Принцип неопределенности выгоден и для женщин: хоть мы эмоционально и более раскованны, чем наши мужчины, мы легко смущаемся и предпочитаем не выслушивать скоропалительных признаний в любви. Принцип неопределенности дает нам время для того, чтобы всесторонне оценить потенциального партнера, прежде чем выказать к нему какой-либо интерес, благодаря чему мы получаем возможность «отвергнуть» нежелательных кандидатов, не говоря им в открытую, что они нас не интересуют.

Однако иностранок такая уклончивая, неопределенная природа английского ритуала ухаживания приводит в замешательство и даже сильно раздражает. Мои иностранные приятельницы и респондентки постоянно жалуются на неадекватное поведение англичан-мужчин, которое они объясняют их робостью, высокомерием или подавлением гомосексуальных наклонностей — в зависимости от степени гнева. Им невдомек, что английский ритуал ухаживания — это, по существу, хитрая игра по сохранению престижа, главная цель которой не столько найти сексуального партнера, сколько избежать оскорбления и неловкости.

Принцип неопределенности — согласно которому ни симпатию, ни антипатию никогда нельзя выражать откровенно, а заигрывания и отклонение ухаживаний следует осуществлять в форме намеков, а не прямых приглашений и отказов — позволяет обеим сторонам «сохранить лицо». Игра в ухаживания, как и любая другая, основана на принципе справедливости.

Правила подшучивания

В большинстве других культур флирт и ухаживания подразумевают обмен комплиментами; англичане предпочитают обмениваться обидными колкостями. Точнее, шуточными колкостями. Мы называем это «banter» («подтрунивание, поддразнивание») — это одна из самых популярных форм вербального взаимодействия (наряду с выражением недовольства) и основной метод флирта. Все ключевые элементы ритуала кокетливого подшучивания типично английские: юмор и прежде всего ирония; каламбуры; спор, сарказм; притворная агрессивность; поддразнивания, уклончивость. Это наши излюбленные аспекты общения. Что характерно, ритуал подшучивания исключает все, что нам не нравится и приводит нас в состояние конфуза: эмоции, сентиментальность, серьезность и ясность.

Правила кокетливого подшучивания позволяют влюбленным парам выражать друг другу свои чувства, не говоря о том, что они подразумевают на самом деле, — это поставило бы в неловкое положение обоих. Ниже представлен типичный пример диалога флиртующих англичан, который я подслушала в автобусе. Колкостями обменивались девушка и парень в присутствии своих приятелей.

«— У тебя что, лицензия на эту рубашку? Или ты носишь ее на спор?

— Ха! Кто бы говорил. У тебя самой все трусы наружу, метелка!

— Это ремень, придурок. Хотя для тебя что трусы, что ремень — все равно не отличишь. А моих трусов ты не увидишь, и не надейся.

— На черта мне сдались твои трусы? С чего ты решила, что я за тобой бегаю? Метелки не в моем вкусе!

— Уж лучше быть метелкой, чём вонючим козлом!

— Стерва!

— Урод!

— Ме-е… Черт, моя остановка. Вечером выйдешь?

— Да. Подваливай часикам к восьми.

— Ладно.

— Пока».


После из разговора их приятелей я выяснила, что эти двое уже некоторое время симпатизируют друг другу, только что начали «встречаться» (в таком непонятном, неопределенном английском стиле — вроде встречаются, а вроде и нет) и в ближайшем будущем должны стать «парой». Даже если б я не слышала этого разговора, в обмене колкостями двух подростков я все равно признала бы типичный флирт. Я отметила его в своем блокноте только потому, что в то время проводила исследование на тему флирта и собирала примеры из жизни.

Психология bookap

Я также заметила, что английские подростки порой практикуют особую форму «коллективного ухаживания», суть которой заключается в том, что небольшая группа юношей обменивается колкостями — главным образом сексуального содержания — с небольшой группой девушек. Этот тип коллективного ухаживания наиболее распространен среди молодежи из среды рабочего класса, особенно в северных областях страны, где я однажды стала свидетельницей того, как юноши и девушки, собравшись двумя отдельными группами по разные стороны улицы, осыпали друг друга шутливыми оскорблениями. Английские подростки и молодежь постарше прибегают к этой особой форме коллективного заигрывания и на отдыхе за границей, чем весьма озадачивают местных жителей, которым непонятно, как подобные шумные перепалки с оскорблениями и издевками могут стать прелюдией к любви и браку. (И хотя я смело могу подтвердить, что так оно и бывает, в душе я восхищаюсь проницательностью местных мужчин на испанских и греческих курортах, которые совершенно справедливо полагают, что молодые англичанки восприимчивы и к более традиционным формам ухаживания, льстящих их самолюбию, и зачастую благополучно отбивают англичанок у их грубиянов-ухажеров из числа англичан.)

Люди старшего возраста подтрунивают над объектами своих вожделений, пожалуй, не так оскорбительно, как подростки, но используют все те же приемы: иронию, насмешки, издевки и т. д. Англичанки, возможно, предпочли бы более благородную, не столь завуалированную форму ухаживания, но правила подшучивания, как и принцип неопределенности, больше импонируют мужчинам, которые, в отличие от своих противников в лице женщин, более скованны в эмоциональном и социальном плане. Правда, мы, женщины, привыкли сообразовываться с этими правилами, и обычно делаем это неосознанно. Нам известно, что спор — основной способ дружеского общения между мужчинами, а подшучивание, соответственно, — это форма тесных дружеских отношений, которая им хорошо знакома и не вызывает неловкости. Нам известно, что, если мужчина постоянно насмехается и подтрунивает над нами, это обычно означает, что мы ему нравимся и что если мы отвечаем ему взаимностью, то лучше всего выражать свое отношение в форме аналогичных подшучиваний и поддразниваний. Как и в случае с принципом неопределенности, иностранки не обладают инстинктивным, врожденным пониманием специфической природы английских мужчин, и их насмешки обычно приводят иностранок в замешательство, а порой и сильно обижают. Я сама им объясняла, что «глупая корова» может быть вполне ласковым обращением, а фраза «ты не в моем вкусе», произнесенная соответствующим тоном и в контексте подшучивания, порой равносильна предложению руки и сердца. Я не говорю, что англичане-мужчины никогда не делают откровенных комплиментов или не приглашают женщин на свидание. Бывает и так. Но если есть возможность достичь цели окольным путем, они непременно ею воспользуются.