Раздел III. ПРИЛОЖЕНИЯ


...

§ 16. Социальные технологии изучения имиджа [93]

Стало традицией к концу очередного года выявлять реакции телезрителей по отношению к телезвездам – профессионалам телеэкрана. Так, в конце 2005 г. специально отобранной группе телезрителей – тем, которые знают, любят телевидение и посвящают телепросмотрам немало времени, предложили тест «Процессы памяти». Это один из вариантов качественного изучения взаимоотношений в системе «телевидение-телезритель», позволяющий составить представление о степени биологичности информационной среды, создаваемой телевещанием, и охарактеризовать ожидания и предпочтения взыскательных телезрителей, проявляющиеся в процессе общения с профессионалами экрана. Можно сопоставить полученные результаты за ряд лет, образно говоря, проследить особенности прохождения телезвезды по телевизионному небосклону.

Участников эксперимента попросили вспомнить фамилии людей, которые появляются (когда-либо появлялись) на телеэкранах как профессионалы, – телеведущих, телекорреспондентов и т. д. При этом нельзя было советоваться друг с другом, пользоваться опубликованными программами телепередач и т. д. При желании можно было обозначить свое отношение к тому человеку, кого вспоминали, – симпатии или антипатии. Называли телезрители и тех людей, которые в силу каких-то причин на телеэкранах уже не появляются, но остались в их памяти. Факт вспоминания говорит о том, что телевизионный образ, или, как сегодня чаще говорят, имидж, запечатлен в активной памяти зрителя (как правило, каждый из нас знает гораздо больше информации, чем может вспомнить за короткий срок, и поэтому после окончания эксперимента его участники удивлялись тому, что кого-то не вспомнили, то есть забыли).

Анализ результатов подсчета данных о реакциях телеаудитории – увлекательное и волнующее занятие: кто-то из профессионалов экрана остается в памяти телезрителей (те, чьи фамилии вспоминают), кого-то при этом называют любимыми, а кого-то не любят.

Весьма значимая позиция первого в перечне фамилий (того, о ком вспоминают ранее других). В сознании человека, как правило, сначала возникает или самый любимый, приятный образ, или, наоборот, – нелюбимый, неприятный. В 2005 г. часто первым в полученных анкетах был упомянут В. Соловьев, причем со знаком «плюс». В числе первых и даже самым первым в этом же году нередко называли и А. Малахова, но рядом с его фамилией не только плюсы, но и минусы…

В «картинах звездного неба» значительного числа людей телезвезды нередко объединены в некие группы, можно сказать– в «созвездия»; например, «кучно» вспоминают тех, кто сообщает новости, ведет аналитические программы, а также юмористов, спортивных комментаторов, телепутешественников, любителей природы, животных, кулинарии и т. д. Первый из тех, кого «выдает на поверхность» память телезрителя, очевидно, – наиболее значимый в его представлениях, он «тянет» за собой воспоминания о других профессионалах телеэкрана, работающих в аналогичных жанрах. Еще более устойчивая взаимосвязь персоналий в памяти телезрителей наблюдается в случаях совместного участия нескольких телезвезд в творческом проекте, в жизненных или скандальных ситуациях, ставших достоянием гласности. В одной связке, например, часто называли в 2005 г. Е. Хангу, Д. Борисову и Е. Ищееву. Жесткой закономерности в данном случае, однако, не было: порядок следования фамилий этих теледив менялся, так же как и проявленные симпатии и антипатии телезрителей.

Хотя вспоминают телезрители большей частью почти всех подряд, говорить об их всеядности или гипертрофированной толерантности не приходится: сложившееся определенное отношение к профессионалам телеэкрана встречается намного чаще, нежели отношение нейтральное, «никакое». Как и в реальности, одни звезды «сияют» и при этом или радуют, притягивают, или, наоборот, раздражают; другие чуть заметно мерцают и порой даже непонятно – а есть ли вообще такая телезвезда? Бывает и так: человек в эфире появляется регулярно, причем во время, которое называется прайм-тайм, а в памяти телезрителей для этого человека места не нашлось.

Приведенные ниже данные отражают реакции 120 телезрителей, проживающих в Москве и Подмосковье и обнаруживших, во-первых, стойкий интерес к телевидению и, во-вторых, высокий уровень телевизионной компетенции, что позволяет рассматривать их как единую группу условных экспертов. (Нижний барьер приведенных здесь рейтинговых данных ограничен 5 %.)

Рейтинг популярности (вспомнили), 2005 г.

Малахов А. – 85%

Соловьев В. – 75%

Ханга Е. – 73,3%

Канделаки Т., Познер В. – 66,7%

Собчак К. – 65%

Парфенов Л. -63,3%

Борисова Д., Якубович Л. – 60%

Дибров Д. – 58,3%

Галкин М. – 56,7%

Масляков А. – 53,3%

Милявская Л. – 43,3%

Пушкина О. – 41,7%

Нагиев Д. – 40%

Бондарчук Ф., Дроздов Н., Малиновская М. – 38,3%

Сорокина С, Ищеева Е. – 35%

Дубовицкая Р., Киселев Е., Максимовская М., Сванидзе Н., Стриженовы Е. и А. – 31,7%

Андреева Е., Гордон А.,Ларсен Т., Листьев В., Уткин В. – 28,3%

Лысенков А., Петросян Е., Толстая Ф. – 25%

Александр Анатольевич, Бородина К., Макаревич А., Рост С. – 21,7%

Гусев В., Кучера О., Миткова Т., Пивоваров А., Ургант И., Фоменко Н., Швыдкой М. – 20%

Агалакова Ж., Комолов А., Мамонтов А. – 18,3%

Крылов Д. – 16,6%

Осокин М., Трахтенберг Р. – 15%

Вацуева А., Радзинский Э., Шелест О., Шендерович В. – 13,3%

Бордовских Ю., Верник И., Доренко С., Пельш В., Шарапова А. – 11,7%

Астахов П., Вульф В., Караулов А., Киселев Д., Лобков П., Лошак А., Мацкявичус Э., Новоженов Л., Федорова О., Ширвиндт М. – 10%

Малышева Е. – 8,3%

Комиссаров В., Крюк Б., Литвинова Р., Любимов А., Млечин Л., Набутов К., Невзоров А., Олейников И., Стоянов Ю., Супонев С., Усачев И., Флярковский В., Чурикова Я., Шустер С., Ярмольник Л. – 6,6%

Маслаченко А., Меньшова Ю., Шац М. – 5 %.

Рейтинг телезрительских симпатий (пользовались любовью), 2005 г.

Соловьев В. – 55%

Парфенов Л. -45%

Канделаки Т. – 36,7 % Масляков А. – 35%

Дроздов Н. – 31,7%

Дибров Д. Данга Е. – 30%

Галкин М., Листьев В., Малахов А. – 25%

Познер В. – 23,3%

Бондарчук Ф., Якубович Л. – 20%

Пушкина О., Собчак К., Сорокина С, Уткин В. – 18,3%

Ларсен Т., Стриженовы Е. и А. – 16,6%

Андреева Е., Комолов А., Максимовская М., Малиновская М., Пивоваров А., Сванидзе Н., Ургант И. -15%

Александр Анатольевич, Киселев Е., Нагиев Д., Толстая Ф. – 13,3%

Ищеева Е., Макаревич А., Мамонтов А., Осокин М., Фоменко Н. – 11,7%

Гусев В., Кучера О., Милявская Л., Швыдкой М. – 10%

Агалакова Ж., Борисова Д., Гордон А., Крылов Д., Лошак А., Миткова Т. – 8,3%

Бородина К., Лысенков А., Новоженов Л., Рост С. – 6,6%

Астахов П., Вацуева А., Кожухов М., Малышева Е., Меньшова Ю., Радзинский Э., Супонев С., Федорова О. – 5 %.

Рейтинг телезрительских антипатий (не пользовались любовью), 2005 г.

Малахов А. – 40%

Борисова Д. – 30%

Собчак К. – 28,3%

Дубовицкая Р. – 23,3%

Нагиев Д., Познер В. – 20%

Дибров Д., Милявская Л., Ханга Е., Якубович Л. – 18,3%

Галкин М. – 15%

Ищеева Е., Киселев Е., Петросян Е. – 11,7%

Гордон А., Канделаки Т., Пушкина О., Швыдкой М. – 10%

Доренко С., Рост С, Стриженовы Е. и А. – 8,3%

Комиссаров В., Малиновская М., Пельш В. – 6,6%

Агалакова Ж., Вацуева А., Вульф В., Кикнадзе К., Кучера О., Лысенков А., Миткова Т., Парфенов Л., Радзинский Э., Сванидзе Н., Сорокина С., Трахтенберг Р., Усачев И., Уткин В., Шарапова А. – 5 %.

Прежде всего взгляд устремляется к верхушкам «ступеней» рейтингов: кто из телезвезд оказался самым запоминаемым (популярным), кто и в какой мере пользовался одобрением телезрителей и кому следует посочувствовать, потому что его телевизионный образ (имидж) отторгался каким-то числом телезрителей. Особо следует подчеркнуть, что в любых случаях речь идет не о самом человеке – только об его имидже.

Далее замечаешь, что одна и та же фамилия может фигурировать в разных рейтингах. Это вполне объяснимо: в рейтинг популярности попадают все, кого вспоминают; если же при этом участник эксперимента пожелал проявить свои симпатии, то для этого также есть соответствующий учет. Аналогично появляется и рейтинг телезрительских антипатий. Понятно, что «точки отсчета» в двух последних рейтингах с противоположным знаком: чем телезвезда оказывается выше в рейтинге симпатий, тем это для нее престижнее; в рейтинге же антипатий лучше оказаться как можно ниже. Еще лучше вообще здесь не оказываться, а значиться только в рейтингах популярности и симпатий, как это, например, удалось (2005) Е. Андреевой, С. Брилеву, Н. Дроздову, А. Комолову, М. Кожухову, П. Лобкову, А. Майорову, Е. Малышевой, А. Мамонтову, Э. Мацкявичусу, А. Маслякову, Ю. Меньшовой, К. Набутову, Л. Новоженову, И. Олейникову, М. Осокину, А. Пивоварову, Ю. Стоянову, Ф. Толстой, О. Федоровой, С. Шустеру. Вспоминая этих телезвезд, участники эксперимента часто ставили рядом с их фамилией знак «плюс» и ни разу – «минус».

Тот, кто хотя бы бегло взглянул на цифры в рейтингах, очевидно, заметил, что показатели популярности (частота вспоминаний) не совпадают с показателями проявленных симпатий: телезрительская любовь, как и любовь вообще, возникает только в силу определенных обстоятельств. Назвать эти обстоятельства помогает комплексный междисциплинарный исследовательский подход, выявляющий мотивационно-целевые доминанты общения телезвезды с аудиторией (зачем, почему, с какой целью происходит общение; самое главное, что именно человек на телеэкране стремится передать, выразить, сообщить другим). Многочисленные эксперименты показывают, что эта доминанта и определяет особенности «прочтения» телезрителем телевизионного имиджа, а также особенности эмоционального реагирования (любовь, неприятие, равнодушие и т. д.).

В 2005 г., как и в другие годы[94], уважением и любовью взыскательных телезрителей пользовались те профессионалы телеэкрана, которые брали на себя роль выразителей общественного мнения, взвешенной, определенной позиции, ориентированной на общезначимые ценности, на общепринятые морально-нравственные нормы (при этом важно не скатиться к нравоучениям и банальностям). Позитивные реакции людей всегда вызывают глубокие знания, высокий профессионализм человека на экране, дружелюбная и в то же время ненавязчивая манера общения (и с аудиторией, и с гостями студии).

Взыскательный телезритель, который «прочитывает» именно такие характеристики имиджа, воспринимает человека по ту сторону экрана как друга, партнера по общению и практически не обращает внимания на его фигуру, модна или нет его одежда и т. д. Такое отношение дорогого стоит! Ожидания телезрителя, однако, остаются все теми же: незыблемость той самой мотивационно-целевой доминанты, которая привела к любви и уважению. Но стоит этой доминанте измениться (а в телевизионной реальности это происходит сплошь и рядом: меняются жизненные и творческие ориентиры, наконец, люди просто устают, выдыхаются), как симпатии и любовь миллионов меркнут, уходят… В начале 90-х годов самыми популярными и в то же время самыми любимыми были А. Невзоров и В. Молчанов; в последующие годы на верхушках рейтинговых симпатий побывали Е. Киселев, Л. Якубович, С. Сорокина, Т. Миткова, Л. Парфенов. Меняются мотивы и цели общения телезвезды с аудиторией – меняется и «прочтение» имиджа, изменяются и позиции в рейтингах. Если мотивы и цели остаются прежними (в представлении телезрителя) – прежними остаются и его реакции. Так, например, Л. Парфенов на телеэкране в 2005 г. практически отсутствовал, а в рейтингах он продолжал занимать завидные позиции.

Какие могут быть соображения о степени диалогичности информационной среды, созданной телевещанием в 2005 г.? Можно ли ее назвать диалогической, если, как свидетельствуют цифры, отрицательный баланс числа телезрительских реакций у многих популярных телезвезд «перевешивал» положительный: 40 % антипатий и 25 % симпатий по отношению к А. Малахову; 30 % антипатий и 8,3 % симпатий по отношению к Д.Борисовой; 23,3 % антипатий и 1,7 % симпатий по отношению к Р. Дубовицкой; 20 % антипатий и 13,3 % симпатий по отношению к Д. Нагиеву; 11,7 % антипатий и 3,3 % симпатий по отношению к Е. Петросяну; 8,3 % антипатий и 6,6 % симпатий по отношению к С. Росту; 28,3 % антипатий и 18,3 % симпатий по отношению к К. Собчак; 6,5 % антипатий и 0 % симпатий по отношению к В. Пельшу? Это одна из причин раздражения телезрителей, фиксируемая в этот период многими социологическими исследованиями, их недоверия к телевидению вообще.

Психология bookap

В утешение телезвездам и их поклонникам, узнавшим из приведенных выше рейтингов не совсем приятные для себя сведения, напомним, что здесь были приведены данные о реакциях только одной, но самой взыскательной группы телезрителей.

Бесспорно одно: и телеканалам, и телезвездам следует учитывать реакции всех групп аудитории и особенно тех, кто знает и любит телевидение, и искать пути не только к коммерческой или личной выгоде, но и к совершенствованию.