Часть I. О принципах соционики.


. . .

Саморегуляция соционического знания.

Одни хотели бы понимать то, во что верят, другие - поверить в то, что понимают.

Ст. Ежи Лец

Говорят, Г. Рейнину принадлежат слова о том, что все мы крепко сидим в базисе Юнга. Однако нельзя сказать, что все освоили его в полной мере. Соционика, как знание об информационном взаимодействии человека с миром, предлагает осмыслить все аспекты и методы этого взаимодействия, присущие восьми соционическим функциям. Она утверждает вслед за Юнгом, что для реального познания мира одинаково необходимо:

- не только изучать его законы, но и чувствовать его гармонию;

- не только видеть общую картину, но и освоить конкретные приложения знания;

- ценить не только богатый опыт предков, но и доверять своему непосредственному видению своеобразия текущего момента;

- принимать во внимание не только объективные критерии, но и субъективное восприятие каждого человека.

Но мы, как правило, ограничиваемся только логикой этой науки. А иногда вовсе обходимся без нее.

Эта глава - попытка осмыслить механизмы развития соционического знания. Предполагается, что такое осмысление поможет сформировать более эффективные способы его передачи.

Тупики соционического знания.

Читая соционические книги, рассматривая исследовательские работы, можно заметить, что они довольно быстро отрываются от реальной жизни и превращаются в игру в бисер для замкнутой группы "специалистов". Это могут быть сверхглубокие теории, или веселые хороводы по квадрам, или попытки определять типы по выражению глаз и форме ушей на фотографии. Так знание вырождается в элитное развлечение для тех, кого привлекает идея замкнутой касты людей, посвященных в недоступное окружающим учение.

Применим соционическую концепцию равноправия всех четырех аспектов информации к самой соционике. Рассмотрим подробнее, как выглядят искажения знания, когда в его развитии резко преобладает один из четырех информационных аспектов, а три другие не считаются важными.

Логический тупик.

Это хорошо заметно при чисто логическом подходе, который популярен в нашей сегодняшней культуре. Схемы и модели все более усложняются, теории и термины становятся все абстрактнее и ученее. Связи разветвляются в геометрической профессии, а как это будет выглядеть в жизни - вопрос второй и никого не интересует. Строго говоря, игра ума не обязана соответствовать чему-то в реальности. Как шахматы, например. Это не мешает ее очарованию.

Однако соционика обещает внести ясность в вопросы взаимопонимания. И человек, рассчитывающий на это, погружается в море теории в надежде разобраться в своей сложной жизни. Перед ним в четырехмерном пространстве встает восьми, а то и шестнадцатичленная модель типа, которая может выступать в двух (а может, и больше) подтипах. И надо вообразить себе обмен информацией между двумя такими конструкциями, рассчитать, где возможны напряжения и как их исключить. Потом надо свои теоретические изыскания перевести на человеческий язык и попытаться применить в жизни. А до того по многочисленным тестам определить свой тип и тип партнера. Далее руководствоваться расчетом. Немногие проходят этот путь до конца. Энтузиазм иссякает раньше.

Этический тупик.

Труднее, но тоже можно описать этическое вырождение знания. Оно порождает бесчисленные описания типов, все более и более личностные. Появляются легенды о "прекрасных" интертипных отношениях и замалчиваются "ужасные". Диагностика строится по принципу "нравится ли Вам описание этого типа" или зависит от симпатии консультанта. Сами консультации превращаются в перемывание костей, а общение социоников - в клуб любителей этого занятия.

Но человек, обратившийся к соционике, хочет наладить свои отношения с миром, а не только с мэтром, "взявшим" его в ученики. Он должен освоить методы достоверной диагностики и конструктивное строительство отношений. Его толерантность должна иметь реальные основания и распространяться не только на хороших людей в клубе, но и на любого представителя любого типа. А вдруг его близкий относится к типам, которых в клубе принято критиковать? Тогда к имеющимся проблемам добавится, например, неловкость за такой дурацкий выбор партнера.

Интуитивный тупик.

Интуитивное вырождение соционического знания выглядит примерно так. Основной интерес переносится на расширение границ. Происходит непрерывная генерация гипотез, основными методами становятся свободные ассоциации и причудливые аналогии. Недооценка прикладных вопросов и последовательной разработки материала приводит к расслоению на творческую элиту - тех, кто способен увидеть суть без разъяснений, фанатов - тех, кто этим восхищен, и плебеев - тех, кого всестороннее расширение мало занимает.

Ожидая познать целостную картину человеческих взаимоотношений, ученик рискует получить десяток всеобщих теорий всего на свете. Он узнает, как связаны все эзотерические течения с соционическими моделями, как сюда же вписаны популярные концепции современной психологии, какие гипотезы имеют место в смежных областях. Но конкретный узел его собственных отношений терпеливо распутывать будет некому. "Аналогичный случай я описал в своей работе X. Посмотрите и разберитесь", - с достоинством скажет мэтр.

Сенсорный тупик.

Сенсорное вырождение, по-видимому, - это перекос в конкретику. Обретение практической власти над людьми или обеспечение защиты своего комфорта. Такая направленность способствует превращению знания в ремесленно-прикладное, а не его развитию. Деятельность быстро превращается в коммерческую или общественно-политическую.

Заинтересованный в знании человек, если его вообще допустят к ресурсу, получит несколько рецептов, которых достаточно, чтобы производить впечатление на заказчика. Новые идеи, способные нарушить привычную процедуру, скорее всего не вызовут интереса - от добра добра не ищут. Наблюдаемые факты можно впихнуть и в имеющиеся концепции с тем же практическим результатом. Любознательному ученику будет трудно ограничиться ремесленными поделками вместо исследований.

Объективистский тупик.

Абсолютизация объективности дает бесконечные поиски "непересекающихся признаков", "объективных тестов" и все более точных определений. Громоздкие массовые эксперименты с измерением физиологических параметров призваны выявить тот ключевой показатель (например, кислотность желудочного сока?), который уж точно отличает всех логиков от всех этиков. Без этого следующий шаг становится невозможным.

Субъективистский тупик.

Уход в субъективность тоже приносит свои ограничения. "Я так чувствую" - этот аргумент не обсуждается.

Возможности совместного анализа ситуации и обмена опытом сужаются. Другой человек чувствует по-другому - ну и ладно. Соционическая работа превращается в моноспектакль, доступный только для созерцания.

Трудности, возникающие в освоении знания в каждом из этих случаев, связаны с невниманием к остальным его аспектам.