Четвертая квадра (Дельта).

Это квадра людей, ценящих стабильность, надежность и житейский опыт. Даже будучи детьми, они поражают некоторой взрослостью. В их поступках, словах, в интонации иногда проскальзывает какая-то стариковская мудрость, словно вместо своих семи с половиной лет они прожили как минимум в десять раз больше.

Вся Дельта немного свысока смотрит на этот суетливый мир, занятый своими детскими игрушками. Иногда кажется, что они давно уже знают о жизни все и не ждут от нее ничего нового - "Раньше все было лучше...".

Социальная роль этой, четвертой, квадры - хранить, оберегать и использовать опыт, накопленный сотнями поколений людей; иногда даже кажется, что он передается им генетически. Они любят всех учить - как жить, как работать, как налаживать отношения с людьми и тому подобное.

Им не надо ничего изобретать и придумывать: почти все, что нужно для их жизни и жизни других людей, уже существует. Нужно только умело распорядиться этим и не допустить, чтобы кто-то был обижен. Люди из этой квадры, как никто иной, ценят нравственность и человечность, ставя их практически выше всего остального в этой жизни.

Четвертая квадра - золотая старость человечества, спокойная, богатая и мудрая. А еще - затягивающийся паутиной самодостаточный замкнутый мир.

Но, скоро кто-то неугомонный и наивный проткнет своим длинным носом старый холст и увидит дверь, ведущую в неведомое...

Логико-сенсорный экстраверт.

...Словом, все, что составляет само понятие "профессионализм".

Для ЛСЭ одна из главнейших целей в жизни - достижение высочайшего профессионализма в своем деле. Без преувеличения этот тип можно назвать самым трудолюбивым. Главное то, что он не только умеет, но еще и любит работать: его Работа имеет для него огромное значение. ЛСЭ и людей, в значительной степени, оценивает по их профессиональным качествам. Он всегда знает, что и как надо делать. Профессионал в области составления методики любых действий. Практически все деловые инструкции, существующие на свете, - его детища, дорогие и любимые, к ним он относится очень серьезно и уважительно.

Век живи - век учись

Он знает, как надо делать свое дело, потому что тщательно изучает уже существующий опыт в избранной им сфере деятельности. ЛСЭ хочет знать абсолютно все, что относится к его делу, и диапазон его знаний и навыков в этой области огромен. В школе и в институте ЛСЭ действительно учится, а не зарабатывает нужные оценки.

Мы, подрастающее поколение, можем смело взяться за дело уже не голыми руками, а вооружившись какими-то приобретенными знаниями, умениями и, пусть даже хоть теоретическим, опытом.

Хотя учеба для него никогда не бывает легкой, но за счет упорной работы он получает почти все знания о предмете, которые собрало человечество за всю свою историю. Кроме того, он ни в каком возрасте не прекращает искать и приобретать нужные знания.

Учиться никогда не поздно.

Жизнь он воспринимает через призму фактов, которые становятся ему известны.

Факты прежде всего

ЛСЭ постоянно, иногда уже автоматически, собирает факты. Для него они - самый надежный источник информации об окружающем мире. Именно на их основе он формирует свое мировоззрение, свои убеждения, поэтому и относится к ним он необычайно скрупулезно. Даже в быту он редко говорит "около двухсот" - гораздо естественнее от него услышать "сто девяносто три рубля шестнадцать копеек". Округлять, обобщать, абстрагироваться от несущественного он не очень-то умеет, уверенно считая все факты существенными.

"Я пробовал писать, но потом понял, что мне все время мешает понять суть предмета желание соблюсти абсолютную похожесть. Для меня бык - это бык, а для Пикассо - предмет, необходимый для самовыражения. Я иду за предметом, за формой, а талант подчиняет и предмет и форму своей мысли, и его не волнует скрупулезность в передаче детали". (Юлиан Семенов. "Семнадцать мгновений весны".)

Впрочем, ЛСЭ редко самостоятельно приходит к такой мысли. У каждого типа есть области, где достоинства превращаются в недостатки. Для ЛСЭ это уверенность в том, что любую работу он желает выполнить наилучшим образом (ситуация усугубляется, если он пытается навязать свой стиль работы и окружающим).

Профессионализм - это эффективность, надежность, ответственность

Но чего у него нельзя отнять - так это способности из огромного количества всех существующих методов выполнения нужной работы найти самый эффективный, а уж потом в его руках тот может достичь и абсолютного совершенства.

Своими достижениями он готов поделиться со всеми, не станет держать их только "для своего пользования". И все, что он говорит, многократно проверено им на своем опыте: не до конца уточненную, непроверенную информацию распространять не станет.

Если я готовлю любой документ, я его раз прочитаю, другой, третий...

Больше всего ЛСЭ привлекает работа, в которой результат можно потрогать руками или хотя бы увидеть. Он скорее не теоретик, а прагматичный, основательный практик. В работе, как и в жизни, ценит стабильность и устойчивость. Только в этих условиях он может так отладить механизм практической деятельности, что тот будет сколь угодно долго функционировать в заданном режиме, почти не требуя постороннего вмешательства. А вот любые резкие изменения внешних условий, непредсказуемость ситуации неблагоприятно воздействуют на его работу. Новаторство, предпринимательство, риск - не совсем в его стиле. ЛСЭ консерватор по натуре.

Благодаря своему профессионализму люди этого типа легко (но не быстро) поднимаются по служебной лестнице. В работе они видят средство обеспечить достойную старость. Большинство руководителей государственных предприятий и организаций, академиков и членов-корреспондентов принадлежат к этому типу. Но если промышленным предприятиям (особенно АЭС) лучше всего работать в заданном режиме, то в науке стабильность выходит боком. Пока ЛСЭ доберется до вершин научной карьеры, окажется, что его наука пошла совсем в другую сторону, "забыв" его на какой-то обочине.

Все, что я делаю, я делаю хорошо

ЛСЭ всем своим существом погружен в реальность сегодняшнего дня, физически ощущая ее. Он обладает высокой сенсорной чувствительностью, умеет удобно устроиться в любой обстановке. Благодаря своей сенсорике он стремится не столько к приятным ощущениям, сколько к уходу от неудобств.

Требования ЛСЭ к собственному внешнему виду не очень высоки. Эти люди непритязательны, не претендуют на высокую моду, а тем более эксцентричность. Они стремятся быть на высоте, но не выделяться. Одежда, например, должна быть удобной, практичной, не вульгарной, но престижной. Именно они являются завсегдатаями магазинов, где цена товара подразумевает не только качество, но и престиж. Но с еще большим вниманием ЛСЭ следит за опрятностью своего внешнего вида.

Пятно на одежде причиняет мне физическое неудобство.

ЛСЭ умеет даже в дождливую погоду не забрызгать одежду и не испачкать обувь. Это все благодаря тому, что он хорошо видит "опасные" участки и аккуратно их обходит. Нужно сказать, что он внимателен не только к лужам на дороге: он замечает абсолютно все, что попадает в поле его зрения.

Внимательно относится к своему здоровью (болезни мешают работе). Если же заболеет, лечится обычно сам, не особенно доверяя "так называемым специалистам".

В его привычках и поведении чувствуется настоящий аристократизм. Он серьезно относится к впечатлению, которое производит на других людей. Например, для некоторых представителей этого типа совершенно неприемлемо купить на улице бутерброд и тут же его съесть.

Люди же смотрят!

Все сто десять процентов достоинств ЛСЭ воплощены в стереотипе "английского джентльмена". Но не все достоинства последнего есть в ЛСЭ.

Эмоции в конечном итоге должны быть подчинены логике

Как бы он ни демонстрировал полнейшую уверенность в своих силах и умениях, есть области, где он иногда теряется. Еще в школьные годы ЛСЭ приходит к выводу, что эмоциональная составляющая жизни, к сожалению, имеет довольно важное значение и что без умения разбираться в этом вопросе он не сможет состояться как полноценная личность. Тогда он начинает изучать все доступные ему факты проявления людьми эмоций, их уместности в определенных ситуациях и способов их демонстрации. Учиться этому он никогда не перестанет, но и демонстративно делать это не будет.

"Штирлиц, возвращаясь домой, подолгу простаивал возле зеркала в ванной, тренируя лицо, словно актер. Разведчику, считал Штирлиц, надо учиться управлять лицом". (Юлиан Семенов. "Семнадцать мгновений весны".)

Не менее "научно" он подходит и к вопросам юмора. Евгений Петросян, например, любит в своих интервью скромно похвастаться своими достижениями в изучении "всех известных способов смешного". Эмоции, по мнению ЛСЭ, нечто вроде парадной формы, рассчитанной на особые случаи. В домашней обстановке он позволяет себе быть самим собой, что, несомненно, идет ему только на пользу.

Окружающим надо знать, что для него свойственно неумение в нужный момент сразу разрядиться отрицательными эмоциями. Он скорее задавит их в себе. Но эмоции никуда не уйдут и не растворятся (обид ЛСЭ не забывает), а будут только накапливаться, пока наконец из-за какого-то пустяка не вырвутся наружу в виде сильного эмоционального взрыва в чей-то адрес. Причем в этом случае свою "жертву" может выбрать по армейской поговорке: "Тщательно разберусь, кто виноват, и накажу кого попало!"

Самые счастливые люди на земле те, кто может вольно обращаться со временем, ничуть не опасаясь за последствия

Время - вечная проблема и беда ЛСЭ. Как бы хорошо он работал, если бы время не нужно было замечать, если бы оно не текло так стремительно, не напоминало постоянно о себе: "А меня уже нет!" Иногда у ЛСЭ возникает страстная, но неосуществимая мечта: как для его работы было бы хорошо, если бы время можно было останавливать. Работы так много, а времени всегда так мало!

Особенно его подводит стремление делать работу как можно тщательнее. Бывает, что преподаватель ЛСЭ тратит почти всю пару на то, чтобы студенты абсолютно правильно написали заглавие и план лекции (со всеми запятыми и правильной расстановкой римских и арабских цифр), а потом безуспешно пытается за десять минут дать весь материал, рассчитанный на два часа.

Но ЛСЭ ни в коем случае нельзя подгонять и торопить! Любые упреки в том, что он делает что-то не вовремя, приводят только к осложнениям. Его также нельзя заставлять ждать, опаздывать к нему на встречи, подводить со сроками. Это он воспринимает как явное проявления неуважения к себе, чуть ли не как оскорбление. Сам же может существенно опоздать даже на деловую встречу. Все эти проблемы напрягают его, лишают внутреннего равновесия. Лишь самым близким людям ЛСЭ может позволить себе пожаловаться на усталость, накопившуюся из-за его проблем.

Ему не очень просто расслабиться, постоянное внутреннее напряжение иногда изматывает его, приводит к ухудшению здоровья. Дать себе передышку? Но это будет означать, что ему придется отложить срочные и важные дела, а чувство долга часто не позволяет этого. Иногда его нужно чуть ли не принудительно оторвать от работы и отправить отдохнуть. В глубине души он будет только благодарен за это. Но нужно помнить, что сам ЛСЭ вряд ли пожалуется на усталость или плохое самочувствие, нужно суметь уловить это в его интонациях и изменении настроения.

Жить нужно, приравнивая "я" и "ты" - мы едины в человеческом

ЛСЭ изначально настроен на очень доверительные, близкие, надежные и "человеческие" отношения со всеми людьми; точнее, на то, что все вокруг будут проявлять к нему самое искреннее расположение. Он настолько глубоко уверен в этом, что считает это само собой разумеющимся. Подозрительность, неискренность, а тем более интриги и изощренный обман воспринимает не столько как "удар в спину" от этого, конкретного, человека, а как предательство со стороны чуть ли не всего мира.

Люди этого типа по природе открыты и искренни, и лишь тяжелый опыт непонимания или даже предательства со стороны окружающих заставляет их держать дистанцию. Бестактность (как отсутствие этики) и бестолковость (как отсутствие деловой логики) в других людях ЛСЭ воспринимает почти одинаково неприязненно. Так же ему не нравится и когда человек пытается "изобразить из себя" совсем не то, чем является на самом деле; например, продемонстрировать напускную деловитость или "крутизну".

Даже небольшое ухудшение отношения к себе со стороны других воспринимается им болезненно. Интересно, что в этом случае он не может определить, почему ему стало плохо, "кто виноват" и "что делать". Тем сложнее ему это самостоятельно исправить.

Что касается меня, то на данный момент мне хочется иметь больше надежных и искренних друзей, с которыми можно было бы сойтись или сблизиться как "брат с братом" или "сестра с сестрой".

В общении с людьми (особенно старшими по возрасту или положению) его привлекает возможность поучиться у них чему-нибудь, или, говоря его словами, "духовно вырасти". Гораздо больше он ценит такую дружбу, в которой есть элемент совместной деятельности.

В вопросах этики он разбирается, мягко говоря, слабовато. Может ни с того ни с сего спокойно "брякнуть" обидное замечание или так сделает комплимент, что тот обернется дикой бестактностью. Все это происходит от элементарного недопонимания этической стороны жизни.

Иногда он даже ведет себя так, словно любые вопросы взаимоотношений между людьми (в том числе касающиеся лично его) должны решать все кто угодно, кроме его самого. Это, в общем-то, характерно больше для юных или не совсем зрелых представителей этого типа.

С возрастом ЛСЭ набирается опыта и в этой области, ведь ему доставляют большое удовлетворение рассказы о человеческих взаимоотношениях, о добре и зле, о любви и совести.

Развив в себе врожденные задатки гуманистического мировоззрения и поняв, что самое важное в жизни - это все-таки люди, он находит настоящий вкус жизни и настоящий ее смысл. К сожалению, словами очень трудно передать это ощущение, но если уж оно приходит к ЛСЭ, то остается на всю жизнь и само по себе является счастьем.

Мне кажется, что я в жизни оптимист

Вопросы "что есть что" и особенно "кто есть кто" представляют для ЛСЭ большой интерес, но сам он в этом разбирается не очень хорошо и предпочитает пользоваться чужими заготовками. Например, людей во многом (но не во всем!) оценивает по их социальному статусу, по научным и прочим степеням. Считает, раз человека признали - значит, есть за что. Поэтому и сам в начале знакомства назовет все свои регалии и звания (все это делается, в общем, достаточно тактично).

Уважительно к себе нужно относиться и желательно себя любить. Как этого не хватает многим!

Но как быть с теми качествами, за которые не дают грамот и званий? Как быть с добротой, верностью, порядочностью; а еще - как можно определить перспективность нового занятия, если оно "слишком" новое? Когда речь идет о человеческих качествах, для него может быть вполне достаточно авторитетного мнения того, кому он доверяет. Если же он хочет получить "добро" на какое-то новое занятие, то должен узнать мнение большого коллектива специалистов, разбирающихся в этом деле (а еще лучше - мнение начальства).

Я люблю друзей, с которыми я могу не просто поговорить, но и получить совет, напутствие к действиям. А это особенно важно!

Кстати, начальник этого типа не станет делать выговор провинившемуся подчиненному наедине - обычно хоть один человек, да будет молчаливым свидетелем этого разговора (а лучше всего, считает ЛСЭ, делать это в присутствии всего коллектива). Однако за этим стоит вовсе не желание унизить человека, совсем наоборот! Так делается, чтобы облегчить участь провинившегося; подсознательно ЛСЭ надеется на то, что среди "зрителей" окажется его дуал ЭИИ, который сгладит всю остроту ситуации, и тогда подчиненный сможет без обиды понять свою вину. Кроме того, это будет полезно еще и "в качестве воспитательного момента" для всего коллектива.

От людей ЛСЭ ждет (и требует), чтобы они полностью доверяли его действиям. Людям этого типа, в общем-то, несвойственно интриговать, действовать исподтишка; более того, в случае острого конфликта они перед началом "боевых действий" не только говорят формальное предупреждение об этом, но еще и постараются дать противнику время лишний раз все обдумать - может, тому все же хватит здравого смысла пойти на компромисс?

В молодости ЛСЭ не очень хорошо понимает себя. В принципе, это ему не особо и мешает. Иногда он пытается проанализировать свой внутренний мир, понять, что же он собой представляет как личность, но все равно остается где-то на поверхности. С гораздо большим удовольствием он бы послушал чей-то правдивый рассказ о себе, о своих душевных качествах и духовных глубинах.

Хочу все знать!

ЛСЭ очень уважительно относится к различным областям человеческого знания; пожалуй, как никто другой понимает необходимость и важность профессиональной компетентности. Это относится даже к мелочам - например, он старается максимально корректно употреблять терминологию даже в быту. ЛСЭ довольно легко узнается по тем словам, которые он совершенно естественно использует в любом разговоре. Уже в пятнадцать лет он может говорить не "дом", а "место жительства"; не "старики", а "люди преклонного возраста"; не "радоваться", а "получать полное удовлетворение от жизни". Эта его черта очень точно описывает и его отношение к жизни - основательное, конкретно-логическое, скрупулезно-точное и немножко занудное.

Он много знает, легко обращается с фактами и цифрами, но не нужно ждать от него глубокого анализа этих фактов. Можно сказать, что люди этого типа больше предпочитают "точно знать", а не "понимать в общих чертах" или тем более "придумывать". Это объясняется их призванием в соционе: они как бы предназначены сохранять накопленный человечеством опыт, использовать его на благо людей и передавать последующим поколениям без малейших потерь. Довольно удачный пример этого - одна фраза, брошенная преподавателем о своем студенте: "Он говорит: я оригинальное чё-то придумал!" В этом пренебрежительном "чё-то" спрятан глубокий пласт пренебрежения (и даже опаски) к любым новым идеям и предложениям.

Логика ЛСЭ основательна и надежна, но не маневренна. Чтобы хорошо учиться, ему больше остальных приходится зубрить.

Любые формулы и определения старается запоминать, потому что самому вывести их сложно. Тем не менее в этих вопросах несколько самоуверен и не любит, когда даже в завуалированной форме критикуют его логику и сообразительность.

Мой дом - моя крепость

Внешне ЛСЭ может производить впечатление довольно агрессивного человека. Он не прочь "покомандовать", любит демонстрировать силу и постоянную готовность ее применить, но в столкновения, а тем более в драки старается не вступать. Можно сказать, что от ударов его кулаков страдает больше его же стол, чем "противник".

В ситуациях, чреватых "разборками", мобилизуется и старается все полностью контролировать, хотя внешне выглядит спокойным, даже как бы расслабленным. Если он заранее будет предупрежден о возможном кризисе, то сможет спланировать свои действия, просчитать возможные варианты защиты и выбрать самый надежный.

Кто предупрежден - тот вооружен.

Его уверенная сила служит в основном только для защиты от внешней агрессии, причем защитить он старается не столько самого себя, сколько окружающих его людей. Сам он очень уважительно относится к чужой собственности и никому не позволит пренебрежительно относиться к своему имуществу и своим правам. Вместе с тем ЛСЭ довольно щедр; даже если его не просят об этом, может поделиться с человеком чем-то своим. Однако если он ничего не просит взамен, то это не значит, что он не знает, как из этой услуги можно получить пользу, хотя бы в форме "морального удовлетворения".

Первая функция: деловая логика

Умение довести до совершенства методику выполнения любых действий. Высокая работоспособность и продуктивность. Способность наладить бесперебойную работу любых механизмов, тщательно выверить методики, эффективно направлять процессы. В любом деле умеет добиться максимальной отдачи. Профессионализм, составление инструкций, исполнительность, компетентность, методичность.

Вторая функция: сенсорика ощущений

Развитое ощущение физической стороны жизни. Способность тонко чувствовать все происходящее вокруг. Стремление сделать мир более удобным и комфортным. Забота о физическом удобстве и самочувствии близких людей. Аккуратность в одежде, значимость удобства и функциональности в интерьере, чистоплотность.

Третья функция: этика эмоций

Демонстрация эмоций "по ситуации". Нарочитая эмоциональность, изучение и тренировка методов проявления эмоций. Внутренняя неуверенность в адекватности выражения своих эмоций. Иногда маска "своего парня", долгое накопление обид, сильные эмоциональные взрывы.

Четвертая функция: интуиция времени

Неумение рассчитать время, необходимое для той или иной деятельности. Невозможность уложиться в ранее запланированные сроки. Сложности в прогнозировании возможного развития ситуации. Несвоевременность действий, иногда в работе на мелочи тратится больше времени, чем на основное.

Пятая функция: этика отношений

Очень слабое понимание этической стороны жизни. Огромный подспудный интерес к информации о нравственности и отношениях между людьми. Некритичность в восприятии такой информации. Ожидание от других помощи в вопросах взаимоотношений между людьми. Уверенность в том, что окружающие будут проявлять к нему расположение и симпатию. Иногда подсознательная обида на жизнь, если ощущает внешнюю незащищенность по этому аспекту.

Шестая функция: интуиция возможностей

Слабое понимание возможностей и способностей людей. Недостаточное умение понять перспективность нового дела. Желание пользоваться только проверенными на собственном опыте методиками. Консерватизм, вдумчивое исследование мира.

Седьмая функция: логика соотношений

Склонность к постоянному молчаливому анализу связей между различными предметами и явлениями. Абсолютная уверенность в правильности своих умозаключений. Готовность разъяснять другим людям суть их проблем с логической точки зрения. Самоуверенность, инертность.

Восьмая функция: волевая сенсорика

Ненавязчивая демонстрация физической силы.

Принципиальное нежелание действовать с "позиции силы" при возникновении каких-либо проблем, связанных с людьми. Обостренное чувство своей и чужой собственности. Готовность защищать права людей. Отказ от волевого давления на людей. Альтруизм, защита слабых, щедрость.