Глава 8. Типоведение и воспитание детей


...

Эми: сенсорик среди интуитов

Её отец Дон (ENTP) начал свой рассказ с тех же слов, которые мы так часто слышим от других: «Ах, если бы я узнал о типоведении много лет назад… Я бы не чувствовал себя таким виноватым». Десятилетняя Эми (ESFJ) была первенцем и единственным сенсориком в семье из пяти человек: две сестры (ENFP), отец (ENTP) и мать (INFJ). Как-то раз Дон помогал Эми с домашним заданием по арифметике. Напряжение между ними нарастало – они совершенно по-разному воспринимали предмет: для Эми арифметика была лишь комбинацией тривиальных операций сложения, вычитания, умножения и деления, а Дон пытался связать её с более широкими концепциями.

Дело дошло до того, что Дон не смог сдержать раздражение и огорчение и швырнул учебником в собственную дочь. Эми выбежала из комнаты в слезах, чувствуя страх и отчуждение по отношению к отцу и потеряв всякую уверенность в собственных умственных способностях. Дон никогда больше не помогал своей дочери делать уроки, а у Эми на долгие годы развился страх перед математикой.

Через много лет, когда Эми уже была аспиранткой, мы познакомились с Доном на обучающем семинаре по типоведению. Когда речь зашла о различиях в подходе к обучению между сенсориками и интуитами, на Дона снизошло озарение. Ему не только удалось снова «пережить» ситуацию в своём сознании, но и пришлось обсудить все это с Эми. Этот разговор тринадцать лет спустя помог им обоим: Дону – избавиться от чувства вины, а Эми – возродить уверенность в собственных способностях к математике и исцелить открытую рану во взаимоотношениях с отцом.

Мы знаем ещё много таких историй. К примеру, случай с отцом и сыном противоположных типов (сын – ENTP, отец – ISFJ). Сыну было крайне скучно заниматься всеми практическими, приземлёнными делами – от написания курсовой работы до выбора профессии, которые отец полагал необходимыми, а отец считал все идеи своего изобретательного сына легкомысленными и странными. Эти разногласия создавали постоянные проблемы в их семье. Типоведение помогло им принять эти разногласия как должное, понять, что их потребности и интересы всегда будут сильно различаться, и постараться свести конфликты к минимуму. Отец согласился не подвергать критике все идеи сына без исключения, а сын согласился, что будет доводить до конца хотя бы один проект в неделю.

На протяжении всей этой книги мы стараемся донести до вас эту мысль. Естественное человеческое свойство – стремиться к уничтожению различий, «подгонять» окружающих под себя и свои стандарты. Ярче всего это свойство проявляется при воспитании детей. Мы искренне верим, что родители руководствуются самыми благородными мотивами, но при этом они злоупотребляют своей родительской властью, требуя от детей поведения, не соответствующего их типу. Типоведение может научить их с уважением относиться к тем качествам их детей, которые не присущи им самим, и принимать как должное то, что нельзя изменить, тем самым способствуя созданию компромиссов и взаимопониманию.

Конечно, невозможно изменить тип вашего ребёнка. Но это не значит, что вы не должны время от времени пытаться научить его новым способам действия. К примеру, можно поощрять лёгкую «рационализацию» ребёнка-иррационала в том, что касается учёбы и домашних заданий, или «экстравертизацию» ребёнка-интроверта за семейным ужином. Но мы должны вас предостеречь: родителям-рационалам более свойственно желание «отлить» ребёнка по желанному шаблону. Поэтому им следует особенно чётко осознавать свои мотивы и каждый раз задавать себе вопрос: «Почему я пытаюсь изменить своего ребёнка – потому что я так хочу или потому что это поможет ему в будущем?» Родители-иррационалы нередко впадают в противоположную крайность, принимая любое поведение ребёнка как должное и не обеспечивая достаточной строгости и дисциплины.