Глава 8. Типоведение и воспитание детей


...

Пять историй из жизни

За многие годы работы в области психологического консультирования мы помогали многим семьям решить их проблемы с помощью приёмов типоведения. Мы предлагаем вашему вниманию пять жизненных сюжетов, которые прекрасно иллюстрируют возможности типоведения во взаимоотношениях отцов и детей.

Доброго пути!

У нашего друга, иррационального интуита, есть дочь – тоже иррациональный интуит. Она регулярно приезжает к нему из другого города. Когда ей пора уезжать, отец обычно привозит её в аэропорт за считанные секунды до взлёта. Как-то раз он твёрдо вознамерился покончить с этой порочной практикой, и ему удалось выехать из дома заранее. Когда они мчались в аэропорт, превышая все возможные ограничения скорости, он с гордостью объявил: «Мы приедем в аэропорт Ньюпорт за полчаса до отправления!»

Дочь удивилась: «Ньюпорт? Разве я не сказала тебе, что полечу из аэропорта Норфолк?»

Салли: интуитивный интроверт среди рациональных экстравертов

Она была первенцем и принадлежала к типу INFP, в то время как её родители и четверо младших братьев и сестёр были рациональными экстравертами. Когда Салли исполнилось восемь лет, всем уже было ясно, что она отличается от других членов семьи: с их точки зрения, она была необщительной, капризной, неорганизованной и вообще довольно странной. Она любила одиночество и с удовольствием проводила много времени в своей комнате. Она не видела необходимости в строгом порядке, которого требовали её родители, и не понимала, почему все нужно делать точно в установленное время. Когда подросли её братья и сестры, разница стала ещё больше бросаться в глаза. Будучи интуитивным этиком, Салли хотела доставлять всем удовольствие, но её иррациональность и интроверсия слишком плохо соответствовали запросам её родных-EJ.

Когда Салли исполнилось двадцать два года, её отец из каких-то курсов на работе узнал о типоведении. Оно довольно сильно его впечатлило, и, поняв, что типоведение может благотворно повлиять на его семейную жизнь, он пришёл к нам на консультацию. Первым делом он сказал: «Мы пытались вылечить нашу дочь Салли – белую ворону в семье – с тех пор, как ей исполнилось восемь лет». Он также признался, что все их усилия были всегда направлены на то, чтобы сделать её такой, как остальные члены семьи.

К тому времени Салли была переполнена сомнениями и лишена всякой уверенности в себе. Она видела, как сильно отличается от других, и была уверена, что с ней что-то не в порядке. Несмотря на прекрасные способности, она плохо училась в колледже и даже была замечена в различных формах «антисоциального» поведения: лгала, обманывала, воровала и далее в том же духе.

Сначала мы помогли всем понять, чем Салли отличалась от остальных и почему это различие так бросалось в глаза – ведь типы всех остальных членов семьи были так схожи. Мы также приступили к восстановлению самооценки Салли, проведя с ней несколько приватных консультаций и рассказав ей о всех достоинствах и преимуществах её типа. Мы помогли ей понять, что её «антисоциальное» поведение было лишь попыткой добиться внимания и признания, которые столь необходимы интуитивным этикам.

Нашей главной задачей было помочь Салли и её родителям посмотреть на прошедшие четырнадцать лет взаимного непонимания и неодобрения с типологической точки зрения. Мы стремились к тому, чтобы все они осознали и приняли типологические различия не только сознательно, но и всей душой.

Психология bookap

Наконец настало время работать над особенностями отношений и поведения в этой семье. Для начала все экстравертные рационалы в семье должны были перестать негативно отзываться о поведении Салли и, более того, смириться с тем, что оно нормально. К примеру, им надо было понять, что Салли имеет право на собственные «внутренние часы», на собственное определение понятия «чистая комната» и собственные потребности в общении с семьёй – как сильно бы они ни отличались от их собственных. Салли должна была поверить в собственные силы, осознать свои собственные положительные качества и, вместо того чтобы лгать и обманывать, начать говорить своим родным правду – и верить, что они примут её. Кроме всего прочего, Салли поняла, что ей в действительности легко общаться с людьми: она была внимательна, хорошо понимала других и обладала талантом вдохновлять их на свершения.

Прошло шесть лет. Эта семья до сих пор работает над своими взаимоотношениями, но они добились уже очень многого. Салли стала полноправным членом семьи, а её родители, братья и сестры научились ценить её вклад в общую деятельность, а не отвергать его без раздумий. Сама Салли тоже научилась ценить свои способности и умения: она стала посредником в семейных конфликтах и учит своих близких прислушиваться к словам собеседников, и в то же время она начала принимать больше участия в «экстравертных» видах деятельности и стала более организованной. Она теперь не так много сидит в своей комнате, больше общается с семьёй и даже принимает участие в спорах (говоря спорщикам о том, что они должны лучше слушать друг друга).