Глава 7. Дружба, любовь и типология


...

Логики и этики: первая годовщина свадьбы

Представим себе первую годовщину свадьбы, окончание первого года совместной жизни – что бы это ни значило. Пусть распределение ролей «традиционно»: муж-логик и жена-этик. С его точки зрения, на приближение этой даты можно отреагировать по меньшей мере тремя способами:

– «Год прошёл довольно продуктивно. От добра добра не ищут. Сходим поужинать и посмотрим кино».

– «Год был довольно хорош. Поэтому мы можем усовершенствовать то, что уже имеем: вот несколько вопросов, которые имеет смысл обсудить с целью дальнейшего обоюдного развития. Давай проведём этот вечер, отмечая и обсуждая».

– «В день годовщины будет серия решающих матчей моей лиги по боулингу, так что придётся отложить праздник на другой день».

Этику кажется совершенно невероятной такая холодность и объективность по отношению к столь важной дате. Она думает: «Очевидно, его это не очень-то волнует». Или ещё хуже: «Мне не удалось заставить его понять всю важность нашей первой годовщины. Это все я виновата».

Этики знают, что нет ничего важнее первой годовщины. (Для этиков почти всегда важнее всего «первое» – первый поцелуй, первое свидание, первая совместная поездка и т. д. Более того, этики едва ли сознают, что каждая последующая годовщина не менее важна.) С точки зрения этика, годовщина должна непременно проходить в тёплой, сентиментальной, душевной обстановке, а прежде всего это должно быть значительное событие. Если логик с недостаточным вниманием отнесётся к этой дате или, хуже того, поставит какое-то незначительное дело выше годовщины, вывод будет один: «Ты меня не любишь».

Все может обернуться другой стороной в ситуации, когда жена – логик, а муж – этик. Объективность супруги будет истолкована как «отсутствие женственности», а субъективность супруга – как «отсутствие мужественности». Если они к тому же не имеют представления о типоведении, они закидают друг друга обвинениями, будут взывать к чувству вины и тендерным стереотипам. И тогда годовщина превратится в кошмар.

После более чем двадцати пяти лет работы в области психологического консультирования мы можем с уверенностью сказать, что первая годовщина свадьбы может быть не менее опасной и болезненной, чем первая брачная ночь.

Безусловно, все сколько-нибудь важные события связаны со стрессом, будь то решение завести ребёнка, планы на отпуск или крупные покупки. Рассмотрим, к примеру, историю одной семейной пары: Генри – логик, а его жена Ирен – этик. Они решили купить машину – первая крупная покупка в их совместной жизни. Генри самостоятельно провёл тщательное исследование предмета – выяснил технические характеристики, стоимость перепродажи, скорость износа разных моделей. Среди прочего он выяснил, что определённые цвета (белый и бежевый) удобнее других – на них не так сильно заметна грязь, они не так быстро ржавеют и хорошо отражают солнечный свет, сохраняя прохладу. Завершив свои исследования, он поделился их результатами с Ирен. «Дорогая, я все рассчитал, – заявил он. – Нам надо купить автомобиль вот этой модели. Если мы купим его в кредит, нам придётся выплачивать по 170 долларов в месяц. Он должен быть одного из этих двух цветов. А теперь можно приступить к подыскиванию подходящего варианта».

Ирен была очень расстроена по нескольким причинам. Не последней из них стало то, что исследование проводилось без её участия. Хотя она и не могла винить Генри в том, что он это сделал, она была крайне разочарована, что её лишили возможности пройтись по автосалонам, посмотреть на разные машины, посидеть в них, попробовать на них прокатиться – короче говоря, прочувствовать каждую потенциальную покупку. Главным камнем преткновения стал цвет. Меньше всего на свете Ирен хотелось иметь белую или бежевую машину. Эти цвета казались ей блеклыми и не отражающими её личность – если они и могли оставить какое-то впечатление, оно было бы негативным.

Генри не понимал, что её так расстроило. Он сказал, что машина не есть инструмент самоутверждения; она – лишь транспортное средство. В крайнем случае невыгодное вложение денег. Именно поэтому их следует выбирать со всей возможной мудростью и объективностью. «Цвет начнёт тебе нравиться, как только ты поймёшь, как мудро мы вложили наши деньги».

Как часто бывает в спорах между этиками и логиками, проблема была не в том, что кто-то «прав», а кто-то «не прав». Проблема была в том, что каждый из них не мог понять точку зрения другого. Осложняло положение и то, что они делали разные выводы из одних и тех же фактов. В конце концов она согласилась с его решением.

Очевидно, чтобы решить эту проблему, нужно было найти области компромисса: он мог бы согласиться на другой цвет, если бы она согласилась с его выбором модели; он мог бы пересмотреть вопрос цены, если бы она пожертвовала некоторыми аксессуарами. Именно так мы и решили эту проблему. К счастью, благодаря результатам исследования Генри, у нас было более чем достаточно информации для работы.

Не важно, какой выбор они сделали в конечном итоге, важно то, что проблема и способы её решения остались теми же: мы делаем выбор, исходя из наших ценностей. А ценности у этиков и логиков различаются довольно сильно:

– Для логиков выбор – процесс исключительно объективный, к чувствам не имеющий никакого отношения; чем важнее этот выбор, тем более объективно надо рассуждать. Решение должно приниматься головой.

– Для этиков выбор – крайне субъективный процесс, требующий внимания к чувствам людей, которых он затрагивает; чем важнее этот выбор, тем больше внимания нужно уделять чувствам и реакциям, которые он может вызвать. Решение должно приниматься сердцем.

Голубые стены

Супруг-ST сказал супруге-NF: «Послушай, если ты хочешь, чтобы стены покрасили в голубой цвет, просто скажи – покрась стены в голубой цвет. Не надо говорить мне о том, что голубые стены приносят людям ощущение чуда».