Часть III. Интертипные отношения.


. . .

Глава 14. Отношения квазитождества.

Здесь партнеры имеют перекрестные контакты по слабым функциям. В их ведущих блоках функции одинаковы, но имеют разное расположение и разную "верткость", и поэтому их объединяет общность интересов. Впрочем, частенько каждому из них кажется, будто другой ему в чем-то уступает, хоть и делает кое-что гораздо лучше, неизвестно почему...

Поскольку здесь нет выходов сильных функций на слабые, конфликты в этих отношениях редки. Если в дальнейшем сотрудничестве нет смысла, партнеры легко расстаются. Если есть смысл - так же легко находят контакт.

Рассмотрим примеры. Рассказывает юноша психотипа Бальзак о своем товарище по комнате общежития (психотип Робеспьер).

(Бальзак - Робеспьер)

Мои отношения с ним состоят из мелких конфликтов, возникающих почти на пустом месте. Его почему-то выводит из себя то, что, по его мнению, я постоянно бездельничаю, в то время как он - постоянно учится. Часто он обижается, если укажешь ему на его слабые стороны и поставишь под сомнение сильные.

Несмотря на это, у нас много общего. Например, он, как и я, неплохо решает логические задачи, хотя и тратит на них гораздо больше времени.

Он постоянно пытается установить какой-нибудь строгий распорядок, но при этом обычно встречает мое сопротивление. Невозможность вогнать меня в свою схему приводит к тому, что он нервничает и злится.

Обратите внимание, что в приведенном примере один из партнеров (Бальзак) прекрасно понимает суть сложившихся отношений (разницу по оси рациональность - иррациональность), но изменить этот факт он, естественно, не может. При совместной жизни в одной комнате это достаточно неудобно; ритм жизни одного входит в противоречие с ритмом жизни другого. К тому же Бальзак - как и положено Критику - не может удержаться от замечаний и указаний, что, естественно, раздражает Робеспьера. Хотя их интересы общие (оба учатся одной специальности), но и здесь возникают трения из-за различных методов решения задач: интуитивно-логический Бальзак вначале пытается предугадать решение, а логико-интуитивный Робеспьер начинает с вычислений, - при этом, разумеется, каждый считает свой путь наиболее правильным. Почему эти люди не могут помочь друг другу по своим самым сильным функциям? Потому что эта помощь распространялась бы на функции вторых каналов, которые тоже являются сильными, и каждому из партнеров требуется достаточно высокая способность к самокритике, чтобы хоть в чем-то признать здесь свою несостоятельность... То есть, опять мы упираемся в уровень личной культуры, которая и в этом случае может помочь решить немало "скользких" проблем.

Следующие два примера - об отношениях людей психотипов Гексли и Гамлет (в обоих случаях Гексли - девушка и Гамлет - юноша):

(Гексли - Гамлет)

Поехал однажды мой приятель со своей подружкой на рынок. "Ну, - думаю, - раз поехали так далеко, то привезут что-нибудь стоящее: у нас как раз продукты кончились..." Вот приезжают они домой. Я открываю дверь, а они стоят, что-то прячут за спинами.

Спрашиваю:

- Что у вас там? Сюрприз, да? Что-то вкусненькое?.

Приятель делает эффектный жест:

- Почти угадал!

Тут у меня закралось первое нехорошее предчувствие... Он умильно на меня смотрит и спрашивает:

- Скажи, Алеха, а ты не будешь ругаться?

Тут я понял, что мои надежды рухнули. Сказал на всякий случай:

- Да чего там... Ладно, не буду. Давай, показывай.

- Ну, тогда смотри!

И они достают из пакета двух дрыгающихся кроликов, которые тут же начинают бегать по комнате, приспосабливаться к новому жилью. Кстати, то, что он спросил меня, не буду ли я ругаться, - не случайно. Он всегда, сделав какую-нибудь пакость, отпущения грехов у меня спрашивает... А покупка эта у них случилась так: ходили они по рынку, ходили, разные заморские товары смотрели, и вдруг его подружка увидела бабулю с кроликами, умилилась: какие они симпатичные, и загорелась желанием их немедленно купить. Встала, как вкопанная, и на весь базар как заорет: - Кро-о-оликов хочу-у-у!

Ну, и купили. По обоюдному согласию. Интересно, что они частенько ссорятся по мелочам, но это не мешает им ладить друг с другом. Для меня это несколько необычно и кажется странным.

Другой пример отношений этих психотипов:

Мой психотип - Гексли, и у меня есть хороший знакомый психотипа Гамлет. Мы прекрасно понимаем друг друга, но часто ссоримся из за пустяков. Однажды ему нужно было подготовиться к зачету. Он не был на нескольких лекциях, поэтому попросил меня прийти к нему и объяснить некоторые непонятные задачи.

Что ж, дело нужное, отлагательства не терпит. Я отбросила в сторону множество важных для меня дел. Прихожу. Смотрю: он лежит на кровати и детектив читает.

- Ты что, уже позанимался сегодня? - все еще надеюсь я.

- Не-е, - отвечает он лениво, с явной неохотой откладывая в сторону книгу.

- Лодырь! Хронический бездельник! Оболтус! - выношу я вердикт. - Хватай сейчас же учебники, мы еще успеем все выучить. Он говорит, картинно потягиваясь:

- У меня сегодня нет настроения... И вообще, тебе-то что? Мне же пару поставят, а не тебе!

Я ухожу, громко хлопнув дверью. На следующий день он с таким же треском проваливает зачет. Приходит ко мне с несчастным видом:

- Я схлопотал...

- Ну?

- Схлопотал пару.

- Вот и прекрасно. Надо было учить, а не маяться дурью, - холодно резюмирую я.

- Конечно, ты права...

Ах, этот покорный вид! Виноватые глаза! Увы, я уже знаю, что сдамся, и знаю, что он это знает. Но держусь за свой последний бастион:

- Вчера ты, по-моему, так не думал и вообще наговорил мне гадостей. Мог бы и извиниться!

Извиниться он, конечно, согласен. Хоть прямо сейчас. Но не иначе, как сделав из этого дурашливую театральную сцену. Он возводит глаза к потолку, падает на колени и молитвенно складывает руки:

- Я бессовестный эгоист, подлый и никчемный человек... Заканчивается все это тем, что я, как обычно, начинаю смеяться и прощаю ему все. Он прекрасно понимает, каким образом он может поиграть на моих чувствах...

Как-то раз вдруг приходит и заявляет, что один преподаватель написал на него докладную и теперь его должны выгнать из университета! Я сильно расстроилась. У меня сразу же появилось множество планов исправить положение: я так разгневалась на его обидчиков, что стала кричать что-то вроде: "Тем, кто посмеет тебя выгнать, придется плохо!", и т. д.

Он полюбовался моим видом, выдержал паузу и, видимо, удовлетворившись произведенным эффектом, вдруг спокойно заявил, что это - всего лишь шутка... Хороша "шутка"!

Я, конечно, выхожу из себя. Мы ужасно ссоримся. А на следующий день он приходит ко мне со страдальческим видом, признает свои ошибки, опять смешит меня... и опять, который уже раз, я чувствую, что не могу на него злиться!

В обоих приведенных случаях отношения носят существенно разный оттенок. В первом, вероятно, доминирует Гексли - своей энергией, нетривиальностью, парадоксальными выходками, и Гамлета эти выходки, похоже, устраивают: для него они не что иное, как возможность принять участие в очередном забавном представлении на карнавале жизни. Партнеры взаимно питают друг друга: первый (Гексли) -изобретательностью, свойственной его сильной функции, способностью создавать нестандартные ситуации, а другой (Гамлет) - благоприятной эмоциональной реакцией на эти ситуации, возможностью своего артистического участия в них. Второй случай не столь благополучен. Здесь лидирует Гамлет, и лидирует, явно эксплуатируя добросовестность и доброту партнера. Он - манипулятор. Конфликты, с сопутствующей им драматизацией, "разыгрываются" им, как по нотам, и лишь бесконечная снисходительность Гексли позволяет держаться такому союзу. Но рано или поздно, если тактика Гамлета не изменится, может произойти окончательный разрыв отношений. Психологически Гексли не так уж трудно будет отказаться от такого партнера, особенно после того, как его "репертуар" ей окончательно надоест. Вероятно, в данном случае у Гексли усилена функция 2-го канала - этика отношений, вот почему выходки Гамлета, даже такие, которые прямо оскорбляют Гексли, в конце концов получают прощение. Но на прочность союза тут рассчитывать не приходится.