Урок 4. Действия и состояния

Часть II. Закажите себе сновидение


...

Вернитесь в свой сон

– Зачем возвращаться в этот кошмар? – удивится сновидец. – Надо поскорее забыть его и успокоиться. Слава Богу, что это был лишь сон. Но не спешите забывать о кошмаре. Даже, если на сознательном уровне вам это и удается, ваше бессознательное станет слабее, беспокойнее. Вы станете бояться темноты, преследователей и просто всего неизвестного.

Вот пример кошмарного сна 19-летней Наташи Ч.

Сон № 80

«За мной бежит вампир – человек с большими страшными клыками. В руках у него осколок острого текла. Он меня почти догоняет. Но, оказывается, рядом со мной бежит еще одна девушка. Он набрасывается на нее и режет стеклом. Я вижу, как у девушки по лицу течет кровь. Понимаю, что сейчас вампир накинется и на меня. В страхе просыпаюсь».


Что делать, если вы проснулись с ощущением ужаса? Постарайтесь закрыть глаза и вновь вообразить детали сна. Но… теперь вы способны управлять развитием сюжета. Во-первых, остановите на минуту свой бег. Оглянитесь. Всмотритесь внимательно в другую девушку. Ведь это тоже часть вашей личности! Познакомьтесь с ней. Вот вас уже двое. Вы сила. Теперь вы совладаете с вампиром. Постарайтесь мысленно изменить его вид. Уберите страшные клыки, замените их на сигарету, например. А что дать ему в руки вместо стекла? Напрягите свою фантазию. Может быть, он просто помахивает газеткой и хочет познакомиться с вами? Поговорите с ним, прогуляйтесь втроем. Постарайтесь у него узнать, зачем он хотел вас напугать. И, поверьте, настроение ваше после этого воображаемого разговора станет ровнее.

В других снах развитие сюжета не представляет опасности для сновидца, но неприятный отпечаток оставляет надолго. К примеру, Анатолию П., 49 лет, среди череды нейтральных персонажей сна запомнился один отвратительный образ.

Сон № 81

«На вокзале, в зале ожидания сидел грязный, отвратительный бомж. Он был в каких-то лохмотьях, в жилете, одетом на голое тело. Бомж рьяно раздирал, царапал себе рану на руке. Я отчетливо видел его изможденную фигуру и длинные ногти, которые он вонзал в мякоть своей руки. Борозды от ногтей были глубокие, рваные, кровавые».


Прошло несколько дней, а отвратительный образ не забывался Анатолию. Я посоветовала сновидцу мысленно вернуться в свой сон и помочь несчастному бомжу. Анатолий последовал моему совету. Перед сном, лежа в кровати, он сосредоточился на неприятной фигуре. Он вообразил, что в руках у него бинт, и он заматывает раны на руке бомжа. Анатолий долго и методично накручивал бинт на больную руку персонажа своего сна, пока не уснул. После этой воображаемой процедуры неприятный образ оставил сновидца. Сон помнился схематически, уже не вызывая внутреннего отвращения и непонятного страха.

Вот еще один сон, в котором страх сновидицы связан с опасением за свою дочь (сон Галины Я., 46 лет).

Сон № 82

«Мне приснилась моя дочь, ей 17 лет. Уже было поздно, почти ночь. И вот, она возвращается откуда-то. Но вместо лица у нее морда какого-то морского чудовища. От ушей до рта идут разрезы жабр. Вдоль этих разрезов торчат маленькие острые зубки, а на меня смотрят пустые выпученные рыбьи глаза. Я в ужасе отступаю и спрашиваю ее: „Леночка, что с тобой случилось?“ А она насмешливо отвечает: „Я сделала косметическую операцию, сейчас в моде такие лица“. Я в слезах обнимаю ее и кричу: „Зачем, зачем? Ты ведь была такая красивая девочка“. В слезах я проснулась. Сердце сильно билось. Беспокойство о дочери захлестнуло меня».


Галина была знакома с техникой воображения, поэтому она вновь закрыла глаза и мысленно погрузилась в сон. Она представила, что дочка сняла с лица маску и сказала: «Я пошутила, мама. Никакой операции я не делала». И ее симпатичная мордашка вновь была весела и приятна.

Психология bookap

После такой проработки сна она почувствовала успокоение и больше не возвращалась к нему. Тем не менее, спустя какое-то время полезно все-таки растолковать сон, проанализировать его. Давайте проделаем это вместе.

Почему дочь приснилась женщине в виде морского чудовища? Сочетание образов моря и чудовища указывает на импульсивность интимных влечений, которые мать подозревает у своей дочери. Но очень вероятно, что мать преувеличивает опасность, принимая за распущенность обычное пробуждение женственности в дочери. Ей необходимо понять, что дочь взрослеет и попытаться установить с ней контакт, основанный на доверии взрослых людей. И, главное, отделить свои представления о чувствах и любви от тех, которые в реальности переживает ее дочь.