Arnold Mindell

Dreammaker’s Apprentice: Using Heightened States of Awareness to Interpret Dreams

Charlottesville, VA: Hampton Roads, 2002


Перевод с английского Александра Киселева

Научная редакция к. филос.н. Владимира Майкова



В этой книге я собрал воедино все мысли по поводу работы со сновидениями, появившиеся у меня за последние тридцать шесть лет практики. Она представляет собой дальнейшее развитие юнгианских, гештальтистских и процессуально-ориентированных методов работы со сновидениями, которые я использовал или разрабатывал сам. Основная идея книги состоит в том, что сновидения можно понять, тщательно наблюдая, как мы используем свое внимание, как мы движемся, и какой опыт мы переживаем в своих телах и в измененных состояниях сознания.

Новые методы, описанные в данной книге, основываются на моем исследовании взаимосвязей между психологией и физикой.1 Моя последняя книга «Сновидение в бодрствовании» посвящена «Сновидению», то есть тонкому чувственному опыту,2 из которого возникают все наши сновидения и переживания. В ней я показываю, что тонкие ощущения Сновидения предшествуют даже фантазии. Восприятие этих ощущений ведет к новым способам работы с телом и с проблемами отношений. В данной книге я рассказываю о том, как опыт этих тончайших ощущений приводит к новым теориям и методам работы со сновидениями.


1 См. «Квантовый ум» и «Сновидение в бодрствовании: методы 24-часового осознанного сновидения».

2 Здесь Минделл имеет в виду первичный (не интерпретированный) чувственный опыт (sentient experience), а не привычные нам данные органов чувств, представленные сознанию (т. е. восприятия) (пер.).


Я благодарен своему учителю в области работы со сновидениями — К.Г. Юнгу — за его отважную способность видеть в сновидениях смысл. Я не был знаком с ним лично, но я регулярно вижу его в своих снах. Спасибо Барбаре Ханна, которая научила меня видеть мимолетные события сновидений. Она посоветовала мне обратиться за помощью в истолковании самого сновидения к Марии Луизе фон Франц, одной из главных учениц Юнга. Мария Луиза была выдающимся специалистом по работе со сновидениями. Доктор Франц Риклин помог мне понять живой смысл сновидений.

Эти и многие другие учителя из юнгианского сообщества развивали идеи Юнга и показывали мне, как применять их на практике. Значительная часть их идей, равно как и идей самого Юнга, так и не была опубликована. Возможно, я неосознанно объединил их и его идеи со своими собственными представлениями, изложенными в данной книге. Я хочу поблагодарить всех этих учителей за их уроки и то влияние, которое они на меня оказали.


Предисловие

Моя предыстория


Впервые я познакомился с работой со сновидениями в Цюрихе, где изучал юнгианскую психологию в 1969 г. в Институте К.Г. Юнга. После открытия собственной практики в Цюрихе я, со временем, стал психоаналитиком юнгианской ориентации.

После завершения изучения психологии Юнга, я поступил в аспирантуру в Союзный Институт в Цинцинати, штат Огайо. В свободное время после занятий, по вечерам, в моей комнате стала собираться группа преподавателей и студентов, чтобы задавать мне вопросы о сновидениях, поскольку я был единственным, кто обладал знаниями и опытом в этой области. Тогда, в начале 70-х, среди преподавателей и студентов царила атмосфера крайнего энтузиазма; мы считали, что можем исследовать все, что угодно. В разгар этих напряженных ночных дискуссий я сделал открытие, которое стало решающим для моего собственного развития.

К своему удивлению, я обнаружил, что для того, чтобы быть хорошим толкователем сновидений, вовсе не обязательна такая тщательная подготовка в области понимания сновидений и мифов, которую я получил. Я заметил, что сновидения можно понимать с помощью эмпирического подхода; то есть, обращая пристальное внимание на то, что переживает сновидящий, как он движется и говорит. Я обнаружил, что все время повторяю: «Замечайте, что делает процесс сновидения в теле в данный момент — как сновидящий сидит, что он говорит и какие чувства испытывает. Наблюдайте его тело, и вы поймете его сновидения!»

Вот это открытие! Сновидения случаются не только ночью. Даже когда человек не рассказывает сон, вы можете видеть, как сон пытается происходить прямо у вас на глазах в дневное время! Само тело сновидит! Я был так возбужден этой идеей, что написал книгу «Сновидящее тело», которая была опубликована в 1980 г.

Например, одна женщина рассказывала мне, что ей снилось, будто луна превратилась в глаз, которым она могла видеть. Умом я полагал, что означает сон — ей следует смотреть глазами лунного мира, мира сновидения. Ей понравилась моя интерпретация сновидения, но она не могла действительно прочувствовать, о чем я говорю. Более того, я сам, как следует, не знал, о чем я говорю! Что действительно означает «видеть глазом луны или сновидений»?

Так или иначе, я заметил, что моя клиентка зевает, и спросил, как для нее выглядит эта зевота. Она ответила: «Она вызывает у меня сонливость и мне хочется прилечь». Поэтому я последовал за этими побуждениями к отдыху и предложил ей: «Прилягте, позвольте себе отдохнуть». Она прилегла и расслабилась, и затем сказала: «Я грежу… ага! Теперь я знаю, что означает видеть глазом луны». Она поняла свой сон, так как ощутила, как это мечтательное состояние превращается в «сновидный» способ смотреть на мир. Ее тело «сновидело»; оно, так сказать, пребывало в «ночном», «лунном» состоянии.

В моей первой группе изучения сновидений все восхищались этим новым подходом — все, кроме одной женщины, сидевшей в углу; ее лицо было настолько закрыто волосами, что она едва могла видеть поведение человека, рассказывавшего свой сон. Когда я спросил ее, что она делает, чтобы так хорошо интерпретировать сновидения даже без внимательного наблюдения за сновидцем, она просто ответила, что следила не только за опытом сновидца, но и за своим собственным. Хотя в течение моей аспирантуры она каждый вечер приходила ко мне вместе с другими членами группы, я так и не узнал ее имени, так что сегодня не могу ее в достаточной мере поблагодарить. К тому, что я уже узнал, она добавила: чтобы понять сновидения другого человека, нужно следить за своим собственным опытом и/или опытом этого человека!

После того, как я получил степень доктора философии, моя цюрихская — юнгианская практика работы со сновидениями стала «работой со сновидящим телом», поскольку я включил в нее собственный эмпирический метод установления связи между опытом телесных симптомов и ночными сновидениями. Из этого родились две книги: «Сновидящее тело», посвященная, главным образом, исследованию телесного опыта, стоящего за символами, и «Работа со сновидящим телом», где речь идет об использовании каналов восприятия и процессуального мышления в работе с телом и со сновидениями.

К 1980 году я почувствовал ограниченность работы со сновидящим телом, и начал замечать, что спонтанные движения (вроде дрожи и подергивания) и телесные сигналы (например жесты рук и интонации голоса), которые возникают у людей во взаимоотношениях и групповых взаимодействиях, могут наблюдаться и в сновидениях. Иными словами, сновидения не только отражаются в телесных симптомах, но могут проявляться в непроизвольных телесных сигналах. Это привело меня к написанию книги «Сновидящее тело во взаимоотношениях».

Я с радостью включил в свою работу, которую я сегодня называю процессуальной работой или процессуально ориентированной психологией, идеи буддистских учителей медитации, описанного Карлосом Кастанедой учения шамана Дона Хуана Матуса, а также таких мистиков, как Говард Турман. Эта работа имеет широкий спектр применений, внешние границы которого мы еще только исследуем.

Таким образом, данная книга основана на широкой практике установления связи между сновидениями отдельных людей и их телесными переживаниями, а также опытом взаимоотношений и групповых взаимодействий. Работа с людьми разных национальностей, сексуальных ориентаций, рас и религий, во всех вообразимых состояниях здоровья, помогла мне значительно расширить восприятие того, что следует считать «нормальным», по сравнению с моими первоначальными, более узкими представлениями, типичными для гетеросексуального белого американца, представителя среднего класса.