5. Свободные ассоциации


...

Сон Сергея

Сергей: Я помню кусочек сна. Меня должны казнить. Выбирается способ — через утопление. Причем топить собираются в канале типа Обводного, только без набережной. Очень мелко, вода затхлая. А на мосту висит несколько плакатов, предписывающих, что делать осужденным перед казнью. Среди этих предписаний такие: прочитать проповедь окружающим, послать всех на х…й, сказать емкие или меткие афоризмы или цитату, надлежащую случаю. Вот такие три рекомендации я отметил. Меня это немножко позабавило. А тем временем я вижу, что под водой проплывают два трупа черных. Потом оказалось, что это не трупы, а аквалангисты, которые меня должны удерживать на дне, чтоб я не всплыл потому, что там мелко. Я стою в обреченном состоянии и перед тем как проснуться кричу: «Яду мне, яду!»

Ведущий: Захватывающе! Итак, если я правильно понял: сам факт казни, выбор способа, выбранный способ и его обстоятельства. Давай начнем с начала. Тема казни вообще и твоей казни в частности.

С: Тема казни вообще для меня притягательна с детства. Я в детстве очень любил ходить на фильмы, типа «Звезда пленительного счастья» или про Емелю Пугачева. Это были фильмы, где кого-то вешали, Пугачева — четвертовали. Меня эти темы очень захватывали и волновали. И с приятелем по школе во втором, кажется, классе мы обсуждали, какие бы способы казни мы бы выбрали, если нас казнить: повешение, отрубание головы, четвертование, посажение на кол и т. д. Это было излюбленной темой наших разговоров в тот период детства. Причем сейчас удивительно это вспоминать, насколько серьезно мы к этому относились, обсуждали. Это для нас было очень интересно, тема казни. После уже во взрослом состоянии мне в воображении рисовались героические сцены моей гибели насильственным путем. То я бунтарь — революционер, то я диссидент, а в стране захватила власть хунта, и я как некий герой выхожу на расстрел. Причем я чувствую, что смерть на казни для меня не так страшна, как смерть естественная. Как говорится «на миру и смерть красна». Я даже часто придумывал какое последнее слово я бы сказал, как бы держался и т. д. Как-то это бодрило, как ни странно. Тема насильственного убиения, казни меня бодрила. Даже во взрослый период. Интересно, что об утоплении я не думал, и считаю, что это неприятная вещь. В детстве я тонул один раз в бассейне, и помню, что это было очень травмирующее переживание. Вспоминаю, я минут десять прыгал на больших пальцах ног, глотая воду, не умея плавать, пока не вцепился в какого-то высокого парня, проходившего мимо. Это было крайне неприятное впечатление.

В: Т. е. в детских фантазия такого сценария казни не было?

С: Утопления не было.

В: А какие ощущения вызывает естественная смерть?

С: Естественная смерть пугает в большей гораздо степени, чем казнь, причем казнь героическая, торжественная, с последним обличительным словом.

В: Во сне выбор смерти произведен тобой или это случилось без твоего участия?

С: По-моему, это уже случилось без меня. Так случилось, что мы уже оказались возле этого канала.

В: А канал с чем у тебя ассоциируется?

С: Ну, как я сказал, с Обводным каналом, с какой-то грязью, свалкой, с водами, куда сбрасывается всякое дерьмо. Почему-то вспоминаются тоже детские наши игры, когда мы вешали на склоненном над небольшой грязной речушкой деревом веревку с палкой, типа таганки. Было довольно удалое и рискованное приключение прокатиться над этой канавой. Был в этом драйв, выражалась подростковая тема риска. Пару раз я упал в воду, что тоже считалось приключением. Мы бегали туда с уроков и от родителей взбучку получить можно было. И как-то упав туда, я весь мокрый и в грязи пришел на урок. Это было очень стебно. Тоже своеобразное действо на миру, скоморох, шутовство.

И лозунги, которые висят над мостом, тоже ассоциируются с темой шутовства. «Послать всех на х…й» или «Процитировать какой-то афоризм», «Прочитать проповедь»… Это соответствует букве того, о чем я фантазировал, какое-то яркое действие, которое могло быть и шутовским, триксерским и в тоже время выливание глубинных душевных переживаний, презрения к миру, а скорее к власти, к общественному строю… к власти сильных, имущих. Может, это было связано с тем, что в школе я был самым маленьким по росту, меня притесняли, я не котировался среди девушек. Были связанные с этим проблемы, а тут можно было как-то проявиться героически, поступок совершить. Дескать, они пожалеют, они увидят какой я герой, и пожалеют, что не ценили меня.

В: А они, это кто?

С: Все те, кто меня в детстве обижал, притеснял, начиная от родителей, школьных учителей, соучеников, каких-то ребят старших со двора, которые, бывало, обижали, ну и вся совокупность таких людей, обидчиков. Можно сказать общим словом — обидчики.

В: Образ мелкой воды и плавающих там водолазов?!

С: Образ мелкой воды — это тоже некий потешный образ. Вспоминается фильм «Неоконченная пьеса для механического пианино». Там герой в накале своих лучших драматических чувств бежал топиться, бросился с утеса, а там — по щиколотку. Такой накал драмы, драмы, драмы, драмы, а потом «бах», оказался шут гороховый. Т. е. опять же звучит тема драмы, а с другой стороны шутовства. Соединение трагического и комического.

В: Водолазы?!

С: Водолазы? В детстве это воспринималась мной как интересная работа. Я хотел наверно стать водолазом, потому что солидно выглядишь, круто, костюм как у инопланетянина, какая-то таинственная деятельность под водой, в подводном мире. Соответственно подводный мир — это мир подсознания, мир глубоких чувств. И человек, который там находится, что-то познает из того, что нам, обычным людям, не известно. Сначала я испугался, решил, что это какие-то распухшие трупы. Сначала было чувство отвращения. Вспоминаются случаи из жизни, когда я сталкивался на улице или еще где с умершими людьми, которых еще не успели отвезти в морг. Тема смерти на улице, трупов в морге, вызывает очень неприятное ощущение.

С другой стороны, вспоминается другая история. Достаточно долго у меня были страхи смерти. Лет двадцать мне было. Я специально, что бы преодолеть пошел в крематорий, посмотреть как это происходит. С начала это было жутковато, вся эта атмосфера…, покойник. Я пристроился к процессии, хоронили какого-то крупного деятеля. Прошел мимо его, посмотрел на его труп и потом проникся атмосферой некоей возвышенности, драматизма. Потом долго гулял уже в спокойных чувствах по этому крематорию, смотрел на колумбарий, ячейки для урн, смотрел с какой-то философской стороны. Это был первый опыт в двадцать лет прикосновения к теме смерти. Начинался он паническим страхом, а заканчивался атмосферой торжественности, возвышенности. Вот еще что вспомнилось.

В последнем крике: «Яду мне, яду!» — есть тоже, что-то шутовское, ироническое. Это сленг так называемых «падонков», которые обретаются в Интернете, типа: «Автор жжот, дайте мне яду!». Это иронический, ерничающий прикол. Фраза «яду мне, яду!», означает отношение к тексту, что там такая херня, что легче отравиться, чем читать ее. Или автору яду дайте.

В: А во сне к чему такое отношение?

С: А у меня такое ощущение, что меня никто не принуждал участвовать в этой казни, и я воскликнул: «Яду мне, яду» от комизма этой дурацкой ситуации. Какая, мол, херня — все это действо. Это эмоциональное восклицание, что происходит какая-то дурь с этими плакатами, с этими водолазами, неглубокой водой. Нонсенс! Грань драмы и комичности, которая в конце концов оказывается лажей. Примерно так.

В: Кажется режиссер сна знал, что ты разгадаешь лажу!

С: Режиссер? Я думаю да, потому что символы такие гротесковые!

В: Как ты думаешь, а в чем замысел режиссера?

С: Сейчас, проговорив все это, я думаю, что замысел режиссера — показать мне определенную лажу в моей жизни. Лажу в моем отношении к жизни и к смерти, в том числе. В моей излишней ипохондричности и каких-то страхах несущественных. Т. е. это саркастическая ирония над какими-то глупостями в моей жизни. «Ну давай, скажи проповедь, пошли всех на х…й, или произнеси цитату на злобу дня, пожалуйста! Хочешь, чтоб тебя казнили на виду, пожалуйста! Но это все так комично и глупо!» Чем-то напоминает раскаяние Гарри Галера из «Степного волка», который увидел сколько он за свою жизнь наделал никому не нужных гадостей. И обо мне, прожил сорок лет, сделал какие-то дела, а по сути это какая-то лажа все! От этого в мире ничего не прибудет, не убудет. Т. е. вместо того, чтобы жить и проживать эту жизнь, я в основном позировал, позировал трагичностью, комичностью, шутовством, драматичностью, смесью этого коктейля, а жизнь сама текла мимо получается. Эта лажа и предстала, наверное, во сне.

В: А у тебя есть образ этого режиссера, понимание кто он, что он?

С: Знаешь, ты спросил, и мне сразу пришел в голову Воланд. Каким его Басилашвили в «Мастере и Маргарите» играл. Сразу перед глазами предстал. Не иначе, он показывает такую дурость людям, дурость из собственной жизни.

В: У меня тоже картинка появилась, что пока идет твое действие из сна, в стороне некая фигура стоит и наблюдает.

С: Угу.

В: С ним можно пообщаться?

С: Попробуем… Ну, он говорит, что я все правильно понял, проговаривая. Зачет.

В: Это действительно Воланд?

С: Это не Воланд, это скорее архетип Джокерского типа, на гране миров. Может быть сам Джокер или кто-нибудь из пограничных архетипов.

В: Что-нибудь он еще добавляет к сказанному?

С: Он добавляет, что если ты это понял, то не имеет смысла больше разыгрывать камедь. Что я отметил после этого сна, чуть более полным стало ощущение жизни, ее проживание. И напротив нежелание вычурных поз, что внутренне, что внешне.

В: Этим исчерпано послание сна, или еще что-то есть?

С: Говорит, что можешь конечно утопиться, чтобы начать заново, но в принципе это необязательно, важнее само осознание, что стремление к утоплению, наполнено фальшью, это лажа. По сути утопление уже произошло метафорически. Сейчас хорошее состояние, ровное. Я бы даже сказал зрелое.

В: У меня появилось чувство завершенности.

С: Пожалуй, да. У меня возникает некий пересмотр сна, но это уже другое состояние. Я вижу красивую набережную, арки мостов, дома вокруг. Проплывает экскурсионный катер и я решаю, что гораздо приятнее прокатиться на нем, насладиться видами, зеленью по берегам, пейзажами, именно пожить! Не устраивать себе дурацкую казнь, а пожить. Видятся берега, деревья, здания, просто красивый пейзаж. Речная прогулка.

В: Можно поблагодарить режиссера сна, Джокера.

С: Да. Спасибо Джокеру и всем кто принимал участие.

Вот описание еще одного сна, в процессе разбора которого, Сновидцу удалось выйти на архетипические образы, связанные с алхимией. По-своему, алхимическую символику во снах часто находил Карл Юнг — долгое время это было одной из его излюбленных тем. Для Юнга сон с алхимическими символами был большой удачей. Он сам, обычно угадывал в образах сна алхимические смыслы. Здесь же сам Сновидец, лишь поверхностно знакомый с работами Юнга и алхимией, выходит на само переживание алхимической трансформации, которая меняет, в дальнейшем, его жизнь. При этом сам сон, на первый взгляд, выглядит заурядным и не несущим никакой сакральной символики. Отдавшись же свободным ассоциациям, Сновидец получает доступ к мощному процессу Преображения, переплавки ряда ценностей, которые направляли его судьбу. В результате, меняется и сама судьба.

Сон Олега.

Олег: Происходит встреча одноклассников. Прошло почти двадцать лет. Кто-то стал солидным бизнесменом. Федор — такой же раздолбай, как и был в юности. Каждый немного рассказывает о себе. И тут вдруг Семен просит найти Максима, который, по его словам, к утру может уже лежать трупом возле Финляндского вокзала. Вижу еще одну девушку — Машу, которая не была красавицей, но сексуально меня возбуждала в 9-10 классах. Мне кажется, что вот сейчас, наконец, возможен секс с ней, и это меня возбуждает. Потом появляется некая Наташа — яркая и смазливая одноклассница, и откровенно меня соблазняет. Она говорит, что любит секс впятером. Я готов даже на это. Но я знаю, почему-то, что она хитра и может обставить дело так, что потом посадит в тюрьму за изнасилование. Пытаюсь надеть какой-то презерватив, который лежал на земле. Его уже, оказывается использовали, а я почти натянул его. Брезгливость…

Ведущий: Начнем с ассоциаций. С чем ассоциируется встреча одноклассников?

О: Во-первых, это люди, с которыми много было прожито, и большую часть которых я не видел почти двадцать лет. Первые годы после окончания школы я мечтал, что когда произойдет встреча одноклассников через десять или двадцать лет, я произведу яркое впечатление, и все увидят, что я не такой раздолбай, как был в школьные годы, что я стану профессором или академиком, каким-нибудь лауреатом и т. п. И тут все поймут, как они во мне ошибались. Сейчас это не имеет для меня значения. Сейчас встреча одноклассников для меня ассоциируется с неприятной очной ставкой с прошлым. Напоминание о том этапе жизни, когда я часто чувствовал себя униженным, неполноценным, непризнанным…

В: А кроме ассоциации с неприятным периодом жизни есть что-то еще?

О: Область в сознании, во внутреннем мире, которая связана с образами детства и ранней юности… Угрюмыми, в основном, образами, но и веселыми, правда, тоже. Чем-то мне эти люди близки… Там много всего было.

В: Мне кажется, что есть еще что-то, что их объединяет.

О: Этот сон я увидел вскоре после того, как я узнал о том, что в Интернете есть сайт, где регистрируются одноклассники всех школ России, и так можно узнать и о своих одноклассниках. Я зарегистрировался, увидел там пару знакомых ребят.

В: Может быть присутствует еще и некое состояние, характерное для того периода жизни?

О: Большой спектр состояний, если выделить доминантное, то это как раз состояние униженности, непонятости, непризнанности и учителями и большинством одноклассников, как девочек, так и мальчиков…

В: А не скрывается ли там некий творческий потенциал или ожидание творчества?

О: Можно сказать. Это был период, когда созревали творческие планы, мечты и замыслы. С двумя приятелями мы создавали рок-группу, и один человек, который был упомянут, он как раз пианист-синтезаторщик и, кажется до сих пор играет в какой-то рок-группе. Тогда он подавал очень большие надежды.

В: Перейдем к конкретным личностям. Солидный бизнесмен.

О: Во сне это был Костя. Достаточно уравновешенный был мальчик в детстве. Троечник, но не хулиган и не тихоня. Он принадлежал к той группировке в классе, с которой я враждовал. Но сам Костя ко мне был лоялен. Мы с ним не были личными врагами. Его отец был каким-то крупным ученым. А солидный бизнесмен… Значит парень сделал успешную карьеру. Во внутреннем мире это часть меня, которая символизирует успешность в каких-то сферах жизни. В той же материальной — все-таки мой доход чуть выше среднего.

В: Как он воспринимается во сне?

О: Воспринимается, как такой сибарит. Вальяжный, самодовольный, уверенный в себе. Чувства к нему спокойные.

В: А следующий одноклассник — Федор?

О: Он из тех, кто меня постоянно унижал, с кем я частенько дрался. Он действительно был страшным раздолбаем. Хулиганом, двоечником. Пил и курил с восьмого класса. Через несколько лет после школы я слышал, что он спивается. Может, уже и спился к настоящему времени.

В: Что он может символизировать в твоем внутреннем мире?

О: В моем внутреннем мире это мое ощущение лузерства. Внутренний неудачник. Я про себя могу тоже сказать, что я — такой же раздолбай в каких-то контекстах жизни, каким был в школе.

В: А Семен?

О: Во сне он появился мельком. В школе с этим Семеном у меня были товарищеские отношения, но не особо близкие. Его лучшим другом был Максим — который пианист и рок музыкант. У Максима уже в 10 классе была рок-группа, которая где-то выступала. Все считали его восходящей звездой рок музыки. Он сочинял неплохие песни. А Семен мне кажется проходной фигурой.

В: Но что-то он символизирует все-таки?

О: Пожалуй, он символизирует Гермеса, бога-посредника. Посредника между миром живых и миром мертвых — ведь он предупреждает о том, что Максим будет к утру мертвым.

В: А сам Максим?

О: О нем я уже много рассказал. Символизирует внутренние творческие порывы и надежды.

В: А Маша?

О: Девушка немного страшненькая на лицо, но с очень сексуальной фигуркой. Иногда я грезил и мастурбировал на ее образ. Но серьезно о ней не помышлял. И вообще, учась в школе, я еще не думал о реальном сексе, мне казалось, что сексом занимаются уже достаточно взрослые люди после восемнадцати лет. Ну и вообще я считал себя некрасивым, неудачливым и недостойным любви и секса, когда учился в школе.

В: А следующая девушка — Наташа?

О: Это была интересная девушка. Все считали ее красивой, да она и была довольно симпатичной. С ней у меня связана одна травматическая история. Еще в пятом классе она дружила с неким Ильей. Толи из зависти, толи из-за чего-то еще, я написал рассказик в стихах, где были строчки о том, что Илья лежал на Наташе. Без подробностей. Просто лежал на ней. Я писал этот опус на уроке — учительница отобрала его и вызвала моих родителей. Мне задали головомойку — и учительница и родители. Мне было очень стыдно. Кажется, потом я даже заболел. А так Наташа мне нравилась, но влюблен я был в другую девочку. Но на образ Наташи тоже, бывало, мастурбировал. Последний раз я ее встретил на улице лет десять назад. Мне она представлялась еще в школе развратной, и то, что во сне она захотела секс впятером — вполне отображало мои извращенные взгляды на нее. Секс впятером это что-то очень хитрое. Я даже не представляю — как это. И в рот и в зад и в перед и двумя руками — что-то вроде такого. В этом есть что-то одновременно возбуждающее и порочное, отвратительное. Вспоминается эпизод из жизни, когда мне было года двадцать три, я единственный раз в жизни вызвал проститутку. Причем, мы были вчетвером, порядком хмельные, и вызвали двух девиц. С одной я уединился и быстро все сделал, а потом вошел в соседнюю комнату, где увидел, как вторую девушку два моих приятеля одновременно трахают в зад и в рот. Это был единственный эпизод наблюдения за групповым сексом вживую. К тому времени женщины у меня уже были (как раз с восемнадцати лет), но этот эпизод групповухи вызвал у меня странную реакцию. Одновременно возбуждение и отвращение, и еще чувство какого-то унижения этой девушки, за которую я почему-то переживал.

В: А что означают твои слова из сна «я знаю, что она хитра и может обставить дело так, что потом посадит в тюрьму за изнасилование»?

О: К тому времени я во сне уже возбудился на Машу. Потом пришла Наташа, и я еще больше возбудился. Наполовину проснувшись, помню, что у меня была мощная эрекция. И был период в жизни, когда я ради секса, находясь в подобном состоянии возбуждения, готов был почти на все. И хотя с возрастом я стал более спокойно относиться к сексу, но во сне снова проявились переживания того периода, когда я был готов на все. Такой силы хотение было. А то, что она готова подставить под монастырь, как говориться, это, видимо, связано как раз с воспоминанием пятого класса, когда как раз из-за нее, косвенно, правда, я получил мощную нахлобучку за рассказ о ней. То есть, было наказание за сексуальные фантазии о ней, по сути. Рассказик по нынешним временам абсолютно невинный. Но наказание тогда было серьезным. Да, я действительно тогда заболел, да так, что почти целую четверть не ходил в школу.

В: Хорошо. Дальше во сне сцена как ты пытаешься одеть презерватив, который лежал на земле. Какие ассоциации с этим связаны?

О: Сразу вспоминается, что когда я жил возле студенческого общежития, я часто гулял вечером перед сном, и, проходя мимо общежития, натыкался на огромное количество использованных презервативов, лежащих вокруг здания общежития. И всякий раз я думал: «кто же это там так много трахается?» Использованный презерватив — мысль о том, что кто-то недавно трахался. Какое-то в этом есть сладострастие и еще что-то запретное из детства. Может быть, мысли о том, как трахались родители. А брезгливость связана с грязью и страхом перед венерическими болезнями.

В: А почему ты пытался надеть использованный презерватив?

О: Понятия не имею. Лежал какой-то презерватив, а я очень хотел трахаться. Но тут что-то такое очень извращенное. Впятером, использованный презерватив… И в то же время острое сексуальное возбуждение, и тут же брезгливость…

В: Хорошо. Давай приступим к перепроживанию сна. Начинай сначала.

О: Итак, я вижу себя в классе. Парты, выкрашенные в зеленый цвет. Сзади меня сидит около десятка человек. Передо мной — учительница. Учительница вдруг превращается в девочку, в которую я был влюблен еще в четвертом классе. Первая влюбленность.

В: С чем связано это превращение?

О: Непонятно. Единственная ассоциация — эта девочка была чуть полноватая, а учительница — толстая.

В: Что ты чувствуешь?

О: Я спокойно сижу за партой. Народ рассказывает кто каких успехов добился в жизни. Меня подмывает встать и уйти из класса и послать эту встречу и всех, кто там присутствует подальше. Мне нечего рассказать. Мне скучно слушать это бахвальство, это, по сути, вранье.

В: Уйдешь?

О: Нет, пожалуй дослушаю. Может быть, я уйду перед тем, как мне нужно будет что-то рассказывать. Или просто скажу, мол, пошли вы все — я ничего не буду врать о себе.

В: Меня охватило какое-то сонное состояние. Для меня это знак, что мы подошли к чему-то важному. Что происходит?

О: Сейчас выступает Костя, который стал бизнесменом. На нем дорогой костюм, цветастый галстук… Он говорит, что стал директором крупного банка. Тут я стал слушать с интересом: человек был троечником, а стал крупным банкиром… Мне вдруг стало интересно, как сложились судьбы других ребят. Тут я вижу Федора. Он пьян. Перед ним даже стоит тазик, чтобы блевать. Все смотрят на него с сожалением, и я тоже смотрю с сожалением, хотя он мне много крови попортил. Но — тоже судьба. Сейчас появляется Маша в миниюбке. У меня она вызывает небольшой сексуальный трепет и мысли: «а не уединиться ли с ней где-нибудь в соседнем классе, ведь теперь это будет проще, чем в юности». И действительно, мы с ней незаметно выходим из класса, начинаем целоваться в коридоре, забегаем в соседний класс, запираемся там. Трахаемся на парте. Я чувствую себя орлом. Потрахались. Застегнулись и по одному вернулись в класс. Сидящие, судя по выражениям их лиц, все поняли. Но никто ничего не сказал. Дело понятное. Сейчас о себе рассказывает Семен. И, закончив рассказ о себе, говорит: «Давайте пойдем искать Максима, иначе утром его труп будет лежать возле Финляндского вокзала. Почему-то мне представляется, что его переехал поезд».

В: Задай вопрос трупу, задавленному поездом — что это означает.

О: Я в него превращусь. Я — труп Максима, раздавленный поездом. Меня кинули на рельсы в результате нападения. Мне завидовали, и какая-то группировка решила меня убить. Меня кинули под поезд, а подмога не подоспела. Мой друг Семен собирался организовать подмогу из одноклассников, но они не успели, поэтому я лежу холодным трупом.

В: А что ты означаешь во внутреннем мире Олега?

О: Я означаю процесс разложения. Разложения, тления и гниения. Три стадии Нигредо. Нигредо происходит в самой сердцевине Олега. Я вижу мозг Олега. Кора еще цела, а в подкорке и стволе происходит Нигредо. Идет процесс переплавки. Да, я — Нигредо Олега. Это не патологический процесс, а именно начало алхимической переплавки его существа.

В: Что ты хочешь, Нигредо?

О: Я хочу быстрее перегнить, истлеть. И снова я чувствую рядом Гермеса — покровителя алхимиков. Гермес говорит мне, что все хорошо — процесс запущен и идет. Намечается переход на следующую стадию — Альбедо. Для успеха нужно повышение градуса, какая-то возгонка. Гермес говорит, что извращенная сексуальность с Наташей и использованным презервативом как раз повысит градус. Хотя риск есть. Гермес говорит, что это — алхимический сон о разложении, гниении и тлении. О проходе через самое дно (символом которого выступает и извращенный секс и использованный презерватив).

В: Что сейчас происходит? Ты все еще гниющий труп?

О: Нет, я сама стадия Нигредо. В одной из книг Юнга, посвященных алхимии есть символ Нигредо — скелет с косой, стоящий на черном шаре. Это важный символ в моей жизни. Лет двенадцать назад мне приснился сон с этим символом, после которого я сильно изменился в лучшую сторону, и жизнь моя изменилась. После этого сна я несколько месяцев пребывал в состоянии повышенного осознания и счастья. Сейчас я Нигредо. Олег уже несколько лет подходил ко мне, и сейчас прошел через мой эпицентр.

В: Отлично. Что ты видишь?

О: Идут потоки алхимических образов. Я вижу свадьбу солнца и луны, Царя и Царицы. Алхимическая свадьба. Вижу умершего и воскресшего Царя. И еще множество символов быстро сменяют друг друга, я не успеваю их назвать. Сексуальные сцены пошли. Гермес говорит, что это отражает процесс перехода из Нигредо в Альбедо.

В: Я закрываю глаза и вижу вокруг тебя интенсивное серебристо-золотистое свечение.

О: Я чувствую интенсивный поток по телу. Очень приятная вибрация и тепло разливаются по всему телу. Очень интересно, что этот сон вывел к так хитро замаскированной алхимической символике и процессу трансформации! Сейчас я снова Олег. Я очень хорошо чувствую свое тело. Оно очень энергичное, бодрое. Эмоции возвышенные и спокойные. Перед глазами поток золотистого света, очень красиво и очень приятно. И жарко, градус действительно повысился. Приятный жар во всем теле, особенно в позвоночнике.

В: Получилось, что сон катализировал процесс трансформации.

О: Да, именно это и произошло. Я нахожусь в очень сильном состоянии. Спасибо!