4. Перепроживание сновидений


...

Перепроживание с дополнительными техниками

После того, как вы освоите технику простого перепроживания и активного воображения, можно переходить к более сложным техникам. Сами эти техники — свободные ассоциации, разговор с образами и обнаружение архетипов мы рассмотрим в следующих главах. Здесь же мы приводим пример перепроживания сновидения с использованием дополнительных техник. Мы предлагаем вам пока, при первом прочтении, сосредоточиться на теме перепроживания.

Сон Лены

Лена: Я присутствую на какой-то вечеринке. Все веселятся, звучит громкая музыка, и, как часто бывает в шумных компаниях, я чувствую себя несколько отстраненно. Я ищу небольшую компанию, чтобы пообщаться более душевно. Меня несколько выбивает из колеи то, что творится на вечеринке — та веселость, переходящая в агрессивность. И я вижу, что трое мужчин сидят кружком на полу отдельно от остального общества. В центре круга стоят какие-то ритуальные предметы — не помню, какие, скорее всего там есть свечи, потому что лица всех троих озаряет красноватое пламя.

Я подсаживаюсь к троице и чувствую их настроение. У них у всех такое настроение, будто они идут на смерть. От них веет холодом и ужасом — не в том смысле, что они чего-то боятся, а скорее возникает ощущение высоких ставок в Игре. Мужчины спрашивают меня, согласна ли я сделать нечто. Я не помню, что именно я должна сделать, но ощущаю, что мне это по силам, я смогу это сделать, и мне будет хорошо, если я это сделаю вместе с этими замечательными мужчинами. Так что я соглашаюсь.

Тот, кто сидит напротив меня говорит, что за договор нужно выпить. Он достает бутылку с золотисто-коричневатым напитком, вроде коньяка, и наливает мне в бокал. У остальных уже налито. Кто-то предупреждает: «Не наливай ей много». Я еще думаю о том, что действительно много пить нельзя и спрашиваю, сколько в напитке градусов. Мне говорят два числа, одно около 20, другое около 30, и я понимаю, что крепость напитка зависит от дозировки. Чем больше нальешь, тем выше градус. А в данной ситуации я понимаю, что градус находится в как раз подходящих для меня пределах, потому что меньше не подействует, а больше — я потеряю голову. Я выпиваю этот напиток. В голове проясняется, чувствую расширение сознания. Понимание очень многих вещей, ясность. Какой-то алкоголь наоборот — не затуманивает, а просветляет.

Потом двое из этих мужчин исчезают, я остаюсь с третьим. Мы не общаемся, но понятно, что у нас есть какая-то связь, общий процесс. Я чувствую раздражение. Думаю, куда же делись остальные. Даже вечеринка куда-то испарилась. По «сценарию» чувствуется, что так и должно быть.

Ведущий: Скажи несколько слов из предварительного контекста. В какой период жизни снился сон? Что ему предшествовало, какие события?

Л: Тогда я прочитала роман Влада Лебедько «Причастие (Великая Ересь)», а также его интерпретацию сказки «По щучьему веленью», где описывается процесс договора с силами, и думала над тем, чтобы ехать в Питер, знакомиться с автором. Ничего особого в жизни не происходило — но присутствовало ожидание чего-то нового. После сна пошли интересные события.

В: С чем у тебя ассоциируется вечеринка?

Л: С выражением «я чужая на этом празднике жизни». Вечеринка — это жизнь не задумываясь, жизнь неосторожная, агрессивная, цепляющая окружающих, нарочитая, масочная. Да, люди на вечеринке были похожи на участников маскарада. Жизнь без сердца. Когда человек считает, что ему хорошо, и выглядит вполне уверенно, но ранит окружающий мир и внутри давно мертв. От столкновения с такими людьми остается неприятное ощущение.

В: Далее ты ищешь, с кем бы уединенно и душевно общаться, и находишь трех мужчин. Есть какие-то ассоциации?

Л: Сразу вспоминается «Троица» Рублева. Не знаю, почему их трое. Так вышло. Три Ангела и Агнец в Чаше.

В: С чем ассоциируется какая-то ритуальность, присутствующая атмосфера смерти?

Л: Мистерия, Таинство, Жертвоприношение. Принесение в жертву чего-то дорогого для человека, но препятствующего развитию. Крах каких-то важных представлений. И атмосфера ужаса — как понимания, что никому не придется легко.

В: Ритуальные предметы, свечи…

Л: Возможно, это моя потребность все ритуализировать, сакрализировать, превратить в церемонию и торжественно обставить. А свечи схожи с неким огнем жизненности, огнем из глубин земли. То, что этот огонь озаряет лица троицы — возможно, некое укоренение в жизни, прикосновение к глубинным истокам.

В: А как с градусом, зависящим от количества напитка?

Л: Посвящение, испытание. Я ожидаю от этого напитка некой потери себя и горечи — а потом удивляюсь его свойствам, удивляюсь тому, что все произошло не так, как я ожидала. Я думала, что мне станет плохо, но мне стало хорошо. Напиток — это Чаша, не обязательно страдания. Возможно, просто ситуация, которая не налезет на привычные представления о мире, что-то разрушит. Это напиток ясности, он вносит какое-то прояснение в мою жизнь.

В: Потом все исчезает, и ты остаешься с одним из мужчин…

Л: Во-первых, это Таинство. Во-вторых, облом. Эти маски меня раздражали, но когда они исчезли, я почувствовала облом. Куда все делось, ведь было столько всего вокруг… Раздражающего, но привычного. На их фоне я могла чувствовать свою исключительность.

В: Как тебе кажется, этот сон предупредил какие-то события в твоей жизни?

Л: Да, с него все началось. Когда я решила, что мне нужно отделиться от веселящейся компании и не становиться подобной им, а искать что-то свое — это отобразилось некими ритуальными предметами. Это было как проверка моей готовности к будущим событиям, твердости решения. Если я не с веселящимися масками, то где я — это нужно понять. Если я в ритуальном пространстве, то насколько я готова к изменениям, к градусу. Насколько я серьезно воспринимаю ситуацию.

В: Можешь сейчас навскидку дать свою интерпретацию смысла этого сна? О чем сон?

Л: На поверхностном уровне сон довольно прозрачен, понятен. От «праздника жизни» я пришла к некой духовной работе. Безусловно, это посвятительный сон, приоткрывающий мне то, что предстоит пройти в ближайшем будущем. Отход от привычного образа жизни и взгляда на мир. Разрушение несоответствующих новому представлений о реальности. Более зрелое, серьезное отношение к жизни. Ведь во сне я ищу развлечений, а компания, в которую я попадаю, невероятно серьезна. Ужас присутствия смерти, которым веет от них, заставляет ощутить ценность происходящего со мной.

В: Представь образ вечеринки.

Л: Это холодная структура, не особо разумная. Она вовлекает в себя людей. Чтоб не задумывались. Если человек начнет задумываться, он начнет целенаправленно действовать, а вечеринка не может этого допустить. Пусть лучше люди будут пустыми, чем получат способность что-то изменить в жизни.

В: А как она выглядит?

Л: Мне сложно описать.

В: Хорошо. А цвет у нее есть?

Л: Такой яркий, карнавально-переливающийся.

В: Можешь побыть ею и рассказать о себе?

Л: Я сейчас вгружаюсь в нее.

В: Скажи: «Я — вечеринка из сна Лены».

Л: Я — вечеринка из сна Лены.

В: Расскажи о себе.

Л: Я классная, веселая. Легкомысленная, не задумываюсь ни о чем. Мне нравятся, когда люди веселятся в моем потоке, и я завлекаю новых. Чтобы им было хорошо и они тоже ни о чем не думали. Люди становятся невыносимыми, когда задумываются о чем-то. Мое предназначение — не давать им делать это.

В: У тебя есть какое-то послание для Лены?

Л: Мне не нравится то, что она делает, находясь в моем потоке. Она отвлекает людей от развлечений.

В: Что ты чувствуешь к ней?

Л: Боль и раздражение.

В: Даже боль? В каком месте находится эта боль?

Л: Левое плечо и немного область сердца. Как пробито стальным стержнем или стрелой.

В: Побудь этой болью. Назовись.

Л: Я — боль внутри вечеринки из сна Лены.

В: Расскажи о себе, боль.

Л: Я — тоска о вечном. Я воспоминание чего-то давно забытого, утраченного, но очень дорогого.

В: Что ты чувствуешь, боль?

Л: Разлуку с Тем, Кого я очень любила. Разлуку с Богом. Разделение. Я стремлюсь к Нему, мне хочется преодолеть это разделение. Я хочу целостности. Я стремлюсь к вечному.

В: Кто вызвал разделение в тебе?

Л: Так произошло. Человек сам это выбрал.

В: Какой человек?

Л: Любой. Люди разделились с тем, что им дорого, для того чтобы стремиться к единству и целостности.

В: Ты говоришь о Лене?

Л: Не только. Я ведь то чувство, которое любой человек может испытывать.

В: Ясно. Сделай вдох-выдох и почувствуй себя мужчинами, которые сидят в окружении свечей в ритуальной обстановке.

Л: Я — мужчины из сна Лены. Мы смотрим на нее. Она чем-то ценна для нас.

В: Что вы чувствуете к ней?

Л: Она нам нравится. В ней есть нечто светлое и волшебное. Это бросается в глаза. Она интересна своим состоянием. Ей доступны два различных пространства — вечеринка и то, где пребываем мы. Мы не можем проникать в пространство вечеринки, оно чуждо нам, уже не интересно. Вечеринка не пускает нас к себе. А Лена может быть и там, и здесь.

В: Скажите немного о своем ритуальном настроении, ощущении присутствия смерти.

Л: Это Лена чувствует ужас смерти, боится умирать. А мы давно умерли и уже не боимся.

В: Что вы означаете во сне Лены?

Л: Ее жизнь, ее путь.

В: Ее путь умер?

Л: Нет. Просто у нас отпало все лишнее. А ее это пугает. Она говорит, что от нас веет смертью. Да, какие-то смерти мы пережили. Но мы намного ближе к реальной жизни, к корням, к источнику. Как Лена я сейчас чувствую, что по телу проходит волна сильного жара, идущая как из-под земли.

В: Спасибо. Сделай вдох-выдох и побудь, пожалуйста, напитком с изменяющимся градусом.

Л: Я — напиток. Чувствую живость, подвижность, ртутность, текучесть. Ясность, интерес ко всему. Мой интерес вгрызается, втекает в окружающее пространство, мне все любопытно, все хочется узнать, расшириться по максимуму. Наверное, такие свойства я и передаю всем, кто выпьет меня.

В: Кто тебя приготовил?

Л: Эти трое и приготовили, по рецепту Меркурия. Мой образ — золотистого напитка — используют в ритуалах, призывающих бога Меркурия.

В: Спроси, пожалуйста, у бога Меркурия, какое послание он передал Лене через тебя?

Л: Меркурий говорит: «Пусть готовится», и хитро улыбается.

В: К чему ей нужно готовиться?

Л: К работе, на которую заявилась. Хочет работать — пусть работает.

В: Скажи, Меркурий, а зачем ей это нужно?

Л: Захотела. Сама, наверное, не знает, зачем ей это нужно. Согласилась работать. Наверное потому, что сама толком не знает, зачем. Пусть работает, а там прояснится. Кстати, в образе Лены я, Меркурий, чувствую себя не очень комфортно. У меня как голову сжимает — наверное потому, что Лена человек и сознание у нее ограничено в сравнении с сознанием бога. Кажется, я понимаю, чего она хочет от работы со мной. Она хочет, чтобы ее сознание расширилось.

В: Побудь, пожалуйста, расширенным состоянием сознания, наступившим, когда ты выпила напиток Меркурия.

Л: Я — расширенное сознание Лены. Я спокойное, прозрачное, обостренное. Обостренное восприятие жизни.

В: Что ты чувствуешь?

Л: Покой и легкость. Я могу расширяться до размеров Галактики, могу сжиматься до точки. Спокойно, без суеты и лишних усилий. Просто потому, что интересно. Еще чувствую тоску. Тоску бесконечности. Обреченность человеческого бытия и бытия вообще. Все повторяется, все циклично, день сменяет ночь, вселенные рождаются и гаснут. Экзистенциальная заброшенность. Космический холод.

В: Скажи, пожалуйста, у тебя есть послание к Лене?

Л: Не стремись становиться совершенной. Это все уже было. Ты успеешь все, что нужно. Не торопись. У тебя другие задачи.

В: Какие задачи?

Л: Жить. Не рваться обратно в космос, не захватывать осознанием галактики, это не самое важное сейчас. Пусть тоска о вечном и бесконечном остается в ней — как напоминание. Но сейчас Лене нужнее проживать человеческую, человечную жизнь. Если просветлеть слишком рано, можно не постичь то, зачем рождался.

В: Побудь мужчиной, с которым ты осталась в конце сна.

Л: Я — мужчина, с которым Лена осталась в своем сне.

В: Что ты символизируешь во внутреннем мире Лены?

Л: Последствие ее выбора. То, с чем она столкнется, с чем ей предстоит работать. Разрушение устаревших конструкций ее сознания.

В: Почему все исчезли? Вечеринка и два других.

Л: Два других просто стали невидимы. Отошли, чтобы позволить Таинству произойти. А вечеринка стала Лене неинтересна и она ее не замечает. Лена забыла о вечеринке, вечеринка забыла о ней.

В: Лена, что ты сейчас чувствуешь?

Л: Легкость. Тоску — по вечности и бесконечности. Еще раздражение, что рушатся какие-то мои представления, что все получается не так, как я думала. Еще меня как обволакивает тепло любви. Я чувствую себя любимой.

В: Хочешь все это перепрожить? Начальная точка та же, а куда выйдешь — неизвестно. Рассказывай в «здесь-и-сейчас» и не бойся, что бы ни происходило.

Л: Я вхожу в пространство вечеринки. Это ночной клуб. Много людей, они танцуют. Мне хорошо, я себя чувствую комфортно. Я могу входить в это пространство и выходить из него, мое внутреннее состояние стало стабильнее, его не так легко изменить. Я могу отрываться в веселой компании, не теряя себя, своего комфортного состояния. Я вспомнила, что в этом пространстве раньше находились три мага из моего сна. И они появились в центре клуба, как бы в ином пространстве, в параллельном мире. Этот мир напоминает шарик — цветной шарик в центре ночного клуба. В этом шарике сидят трое мужчин, в ритуальной мистической атмосфере. Эта атмосфера родная для меня.

Стены этого ночного клуба, с танцующими людьми, с полутьмой и светомузыкой — все начинает кружиться, образует вихрь. Люди становятся похожими на нежить — вампиры, скелеты. Меня не пугает это и не отвращает. Я принимаю их такими — мертвыми. Поток их мертвости очищает меня, уносит отжившее, отмершее. Ночной клуб стал вихрем некротических энергий, убивающим меня и приводящим к преображению.

Я становлюсь больше, чем все это пространство. Я прозрачна, и вихрь проходит сквозь меня. Все плотное, непрозрачное, цепляется за некро-поток и уносится им. Я остаюсь на месте, меня это не тревожит. Я знаю, что так все и должно происходить. В вихре смерти я вижу живой цветной шарик, в котором сидят три мага в ритуальной обстановке. Я хочу к ним проникнуть. Что-то сопротивляется этому. Появляется слово «герметизм». Ситуация герметично закрыта от изменений. Очищенную потоком смерти, меня затягивает в шарик ритуального пространства. Я сижу с ними.

Они трансформируются. И теперь выглядят как мифические животные — орел, лев, бык. Я оказываюсь четвертой, человеком. Орел дает мне Чашу.

В: Что ты чувствуешь?

Л: Я чувствую себя частью этой конструкции. Так и должно быть.

В: Состояние благостное?

Л: Да. С элементами азарта. Мне хорошо, и я знаю, что сновидение будет разворачиваться в моей жизни еще какое-то время после.

В: Можешь дать интерпретацию этого сна с новой точки зрения?

Л: Возвращение меня к Жизни.

В: Это произошло сейчас, при перепроживании?

Л: Это решение, которое я приняла в то время, когда мне снился этот сон. Я была в процессе принятия важного решения, и приснившийся в это время сон показал мне возможный путь для реализации этого решения. Если раньше я стремилась к уходу от жизни в ритуал, мистерию, то в сновидении я повернула в сторону Мистерии Жизни.