Глава 11 . Исцеляющий сон. Целостность и здоровье

Здоровье можно определить как состояние адаптивного реагирования на требования жизни. Это определение касается как физиологии, так и психологии человека. Реакции на внешние воздействия будут выполнять адаптивную функцию в том случае, если они не нарушают целостности личности. Если вы принимаете таблетки, помогающие вам заснуть, но вызывающие разбитое состояние на следующий день, то такую реакцию вряд ли можно назвать адаптивной. В то время как немного поупражнявшись, вы станете засыпать значительно лучше и улучшите свое здоровье. Это по-настоящему адаптивное решение проблемы. Оптимальная реакция – это творческая адаптация, которая переводит человека на более высокий уровень функционирования. С точки зрения психологии, стремление избежать нервирующих ситуаций, может, и избавит вас от лишнего беспокойства, но, при этом лишит вас полноты мироощущения. Учась же преодолевать трудности таких ситуаций, вы расширяете свои возможности.

Учитывая все это, здоровье означает нечто большее, чем просто отсутствие болезней. И если наше обычное поведение оказывается неадекватным в какой-либо новой ситуации, значит, нам необходимо освоить новый, более адаптивный стиль поведения, чтобы быть по-настоящему здоровыми. Освоение новых типов поведения способствует нашему духовному росту и формирует целостность характера, которая по смыслу близка понятию идеального здоровья. Не удивительно поэтому, что слова whole (целый), healthy (здоровый), и holy (святой) имеют один и тот же корень.

Интеграция: слейтесь со своей тенью

Психолог Эрнст Росси высказал предположение, что важной функцией сна является интеграция – синтез отдельных психологических структур, приводящий к созданию более целостной личности. Человек представляет собой сложную, многоуровневую биопсихосоциальную систему. Наша психика имеет множество различных аспектов, которые могут находиться, а могут и не находиться в гармонии друг с другом. Результатом дисгармонии может быть несчастная жизнь или антисоциальное поведение. Достижение целостности требует согласования всех аспектов личности. Интеграция может помочь не только восстановлению нарушенных связей между различными аспектами личности, но и процессу естественного развития.

Такого рода теории расширяют классическую психотерапию, цель которой – поддержать человека в его стремлении преодолеть неврозы. Согласно Росси, интеграцией называются процессы, способствующие росту личности.


В сновидениях мы становимся свидетелями чего-то большего, чем простые желания. Мы переживаем драмы, отражающие наше психологическое состояние и происходящие в нем перемены. Сны являются лабораториями для экспериментирования с нашей психической жизнью… Коротко эту конструктивную, или синтетическую, точку зрения на сновидения можно выразить так: сновидение – это глубинный процесс психологического роста, изменения и трансформации.


Осознанное сновидение в огромной степени способствует этому процессу. В осознанном сновидении можно отождествить себя с чем угодно и, таким образом, символически связать воедино различные аспекты своей личности, которые до этого отвергались или отрицались. Благодаря этому "камни", когда-то отброшенные строителем нашего эго, могут быть заложены в новый фундамент целостности.

В этом же духе высказывается и поэт Райнер Мария Рильке.


Осуществление принципа, в соответствии с которым вы должны не избегать трудностей, но стремиться их преодолеть, поможет вам все чуждое и неприятное превратить в самое близкое и верное. Как тут не вспомнить древние мифы, хранилище мудрости всех народов, – мифы о драконах, которые в последний момент превращаются в принцесс. Наверное, все драконы нашей жизни – это принцессы, ждущие нас, красивых и смелых. Наверное, все ужасное в глубине своей беспомощно и ждет от нас спасения.


Карл Юнг заметил, что отрицаемые черты характера часто проецируются на других и принимают символическое выражение в снах в виде монстров, драконов, бесов и т.п. Юнг назвал эти символические фигуры словом "тень". Присутствие теневых фигур во сне свидетельствует о неполноте созданной нашим эго модели его самого. Только вбирая в себя свою "тень", эго приобретает целостность и психологическое здоровье.

Процедура эта сопряжена с определенными трудностями, о которых повествует пионер осознанного сновидения Фредерик ван Эден: "В классическом осознанном сне," – пишет он – "я летел в ясном безоблачном небе над широкими просторами, ощущая блаженство и благодарность, которую мне хотелось выразить в самых изысканных словах". К сожалению, эти благостные видения очень часто сменялись тем, что ван Эден называл "демоническими снами", в которых его дразнили и мучили рогатые бесы, которых он считал независимыми "разумными существами очень низкого нравственного уровня".

Юнг, вероятно, увидел бы в демонических снах ван Эдена пример компенсации, попытку скорректировать психический дисбаланс, порожденный чувством собственной важности и гипертрофированной набожностью. Говоря словами Ницше: "Чем выше тянется дерево к небесам, тем глубже его корни прорастают в ад." Во всяком случае, ван Эден не смог заставить себя поверить, что именно его собственный ум является источником "всех ужасов и заблуждений сновидения". А раз он этого не понял, он так никогда и не сумел избавиться от своих "демонических снов", хотя нужно было вместо отрицания принять демонов в качестве части самого себя.

Как же сделать это? Существует несколько подходов, но любой из них основывается на установлении более гармоничных взаимоотношений с темными сторонами своей личности. Один из подходов, упоминавшийся в главе 10, – это дружественный диалог с теневыми существами. Применительно к теневым существам, в отличие от людей, этот подход может дать удивительные результаты. Не убивайте во сне своих драконов, лучше подружитесь с ними.

Этот, диалоговый подхлд, предложенный Полем Толи, иллюстрируется случай, сообщенным Скоттом Спэрроу. Спэрроу поясняет, что приведенный ниже сон, увиденный молодой женщиной, был "одним из снов в длинной серии кошмаров, в которых она все время убегала от агрессивного, психически ненормального мужчины. В этом сне она в первый раз достигла осознанного состояния, и, как можно догадаться, он был последним в череде кошмаров".


Я находилась в бедном, плохоосвещенном районе города. Меня принялся преследовать на аллее молодой мужчина. Я, как мне показалось, долго убегала от него. Потом, осознав, что сплю, я вспомнила, что значительная часть моей жизни во сне прошла в бегах от преследователей-мужчин. "Могу ли я действительно чем-нибудь помочь тебе?" – произнесла я про себя. В тот же миг преследователь превратился в очень интеллигентного молодого человека и ответил: "Да. Нам с другом нужна помощь." Я пошла в квартиру, которую они снимали, и поговорила с ними об их проблемах, искренне им сочувствуя.


Помните: воспринимаем ли мы окружающее как ужасное или прекрасное, зависит от нашей точки зрения. Как заметил восемь столетий назад афганский суфий Хаким Санаи:


Чтобы видеть свое отражение в зеркале,

надо держать его перед собой, отполированное чисто;

даже солнце, не жалеющее света,

сквозь туман выглядит осколком стекла;

даже лики существ, превосходящих красотой ангелов,

в порыве злобы кажутся дьявольскими рожами.


Вы настолько же не в состоянии правильно сказать, что на самом деле отражает ваше сознание, насколько ваши мысли искажены страхом, гневом, гордыней и предрассудками. Если ваш ум напоминает кривое зеркало, не удивляйтесь, что в ваших снах ангелы покажутся демонам. Надо, поэтому, постараться, чтобы этого не произошло. Увидев во сне монстра, искренне поприветствуйте его, как давнего друга, и он им станет.

Один из мультфильмов Гари Ларсена серии "Дальняя сторона" иллюстрирует такой подход: Две пожилые леди рассматривают в окно "кошмарное чудовище, стоящее на пороге их дома". Более умная леди говорит: "Успокойся, Эдна… Да, это какое-то гигантское отвратительное насекомое… но, может, это гигантское отвратительное насекомое ждет от нас помощи".

Для установления мира с теневыми существами не обязательно заводить с ними беседу. Достаточно почувствовать сердцем искреннюю симпатию к ним, и они станут вашими друзьями. Искренне принимая ранее отвергаемые стороны себя самого, вы символически интегрируетесь со свей тенью, как это произошло в одном из моих собственных снов. Я оказался посреди школьного дебоша. Дикая орава в тридцать или сорок человек громила все вокруг, швыряя в окна стулья, выбрасывая людей, судорожно сцепляясь друг с другом, наполняя воздух пронзительным визгом, улюлюканьем и ругательствами; подобное происходит в некоторых школах, когда учитель на минутку отлучится из класса. Заводила всего этого – огромный мерзкий рябой тип варварской наружности, сжал меня железной хваткой, и я безуспешно пытался вырваться из его лап. Потом я понял, что сплю, и словно во вспышке, вспомнил свой недавний опыт.

Психология bookap

Зная, что этот конфликт коренится во мне самом, я прекратил борьбу. Я сделал вывод, что "варвар" – это нечто, с чем я борюсь внутри себя, или, может, это чей-то образ, или чье-то качество, которые мне не нравятся. В любом случае, если мне когда-нибудь и приходилось видеть теневые существа, то этот "варвар" был им! Мой опыт говорил мне, что лучший способ разрешения конфликтов во сне – это возлюбить своих врагов, как себя самого. Я понял, что мне следует с распростертыми объятиями принять свою тень, существование которой я до сих пор отрицал.

Таким образом, я попытался почувствовать любовь к стоявшему передо мной "варвару". Поначалу мне это не удавалось – его грубость и уродливость вызывали во мне отвращение. Но, заставив себя преодолеть первичный шок, вызванный его внешностью, я стал искать в своем сердце чувство сострадания. Найдя его, я взглянул "варвару" в глаза, и интуиция подсказала мне, что нужно говорить. Из моих уст хлынули хвалебные речи, и тень растворилась во мне. Одновременно бесследно исчезла картина дебоша, сон потерял яркость, и я проснулся, ощущая восхитительное спокойствие.