Глава 9 . Решение творческих задач. Творческие сны


...

Семинар в осознанном сновидении

Я делаю это часто. Допустим, мне нужно написать какую-нибудь компьютерную программу. Тогда ночью я должен оказаться в гостиной (старого типа, в какой сиживал, вероятно, еще Шерлок Холмс) вместе с моим старым другом Эйнштейном, во плоти, с буйной седой шевелюрой. Обсуждая мою программу, мы начинаем строить на доске разные блок-схемы. Когда нам кажется, что мы нашли удачную, мы смеемся. "Ну ладно, дальше все тривиально", – говорит Эйнштейн и, извинившись, уходит спать. Я сажусь в его кресло и набрасываю в записной книжке какой-то код. После этого я смотрю на него и говорю: "Я хочу вспомнить эту блок-схему, когда проснусь", и максимально сосредотачиваюсь на доске и на записной книжке. Потом я просыпаюсь (обычно это происходит около 3:30 ночи), беру фонарик, который держу под подушкой, карандаш и записную книжку (они рядом с кроватью) и начинаю быстро записывать. Потом я использую эти записи в работе, и, как правило, на 99% они оказываются точны. (М.К., Уэст-Чейзи, Нью-Йорк)


В принципе, можно строить умозрительную модель не только какой-то конкретной проблемы, но даже семинар для решения целой серии проблем, или для стимулирования творческого процесса. Эффективность этого подхода продемонстрировали примеры с гаражом, созданным в своих сновидениях автомехаником, гостиной с доской и Альбертом Эйнштейном из снов компьютерного программиста и других, в которых сновидцы создавали обстановку и средства соответственно своим задачам.

Помните старую сказку о сапожнике и эльфах, делавших его работу, пока он спал? По крайней мере, один известный писатель – Роберт Льюис Стивенсон – наполнял свои сны помощниками, "домовыми", как он их называл, которые помогали ему создавать многие известные его произведения. Сам Стивенсон описывает их так.


Чем больше я думаю об этом, тем более мной овладевает стремление обратиться к миру с мучающим меня вопросом: что из себя представляет этот Маленький народец? Его люди возникают в состоянии, когда у спящего не остается сомнений. Они знают его финансовые заботы и следят за счетом в банке… Они откуда-то знают, как ему лучше всего построить сюжет большого произведения и как сделать его более динамичным. Но я не думаю, что только этим ограничиваются их способности. Нет сомнения, что они могут продиктовать ему новое произведение целиком, как сериал, главу за главой, оставляя загадкой, чем же все кончится.


Стивенсон не указывает явно, были ли его домовые персонажами осознанных сновидений. Если верить его описаниям, они, скорее всего, были образами, возникающими на осознанной гипнагогической стадии сна. Техника, использовавшаяся писателем, заключалась в том, чтобы лечь в кровать и поставить предплечье перпендикулярно на матрац. При этом он легко проскальзывал в мир своих фантазий, а когда начинал проваливаться в более глубокий сон, его предплечье падало на матрац, и он просыпался. Стивенсон приписывает своим домовым сюжет своей знаменитой повести "Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда".