Часть II.

Осмысление эксперимента: оценка 


...

Глава 11. Осмысление выгод осознаваемого сновидения


«Если всю жизнь, сколько мы себя помним, нас сопровождает слепота, она становится единственной доступной нам истиной».
— Мерль Шэйн


«Истинное путешествие, в котором нас ждут открытия, подразумевает не поиск новых пейзажей, а обретение нового взгляда».
— Марсель Пруст



Я подумал, что поскольку тема исследования осознаваемых сновидений является сложной и новой, было бы полезно вкратце обрисовать те выгоды, которые приносит осознаваемое сновидение. Большинство людей, изучающих психологию, парапсихологию и духовные дисциплины, всегда готово задать кардинальный вопрос: В чем ценность осознаваемого сновидения? Какую пользу оно может принести? В этой главе я вкратце очерчу некоторые наиболее очевидные выгоды осознанности в состоянии сновидения, которые целиком базируются на моем опыте и наблюдениях. Я уверен, что позже, со временем, благодаря более глубокому коллективному пониманию этого измененного состояния сознания, нам станут известны многие другие выгоды осознаваемого сна.

Прежде всего, осознаваемое сновидение дает человеку эмпирическую основу, позволяющую увидеть весь космос осознаваемым, то есть просветленным — состоящим не из плотной физической материи, а из энергии и света. И здесь главный акцент я ставлю на слово «эмпирический». После того как человек пережил свет, его осознанность бывает затронута гораздо глубже, чем при воздействие какого-то стимула, например, теории или идеи. Переживание, полученное в осознаваемом сне, как правило, затрагивает гораздо более глубокие уровни, чем интеллектуальный разум. Оно может открыть уровень сердца) и глубоко соприкоснуться с ним. Оно также может пронзить сновидца на интуитивном уровне, пробудив в нем сильные энергии и ощущения. Такое переживание способно потрясти самые основы человека и не только потому, что осознаваемое сновидение может проникать на более глубокие уровне, а еще и потому, что позже он поймет: осознаваемое сновидение — его собственное переживание, а не чье-то другое. Поэтому переживание, полученное в осознаваемом сне, своей высокой ценностью обязано тому факту, что оно является прямым и непосредственным, а не полученным через некоего посредника — другого человека или общественный институт.

Когда человек знает, что вселенная по сути состоит из энергии и света, он скорее всего будет иначе относиться к материальному миру. Пробужденный светом человек уже не станет рассматривать вещи как только вещи, а объекты как только объекты. И к людям, животным, растениям и всем прочим формам живого он уже не станет относиться так же небрежно, как и раньше. Тяга этой новой осознаваемости увлечет человека к пониманию единства вселенной и всего, что в ней содержится. В каком-то смысле осознаваемое сновидение становится естественным противоядием тем ограничениям, которые налагает на нас пять органов чувств. Благодаря этому средству человек может постепенно пересмотреть для себя всю физику и космологию, используя в качестве главных составляющих такого процесса преображения образы и переживания собственных осознаваемых сновидений.

Осознаваемое сновидение дает человеку основу для развития «энергетического сознания». По мере того, как человек все больше осознает основные законы энергии, в его жизни начинают происходить конкретные перемены к лучшему. Например, в отношениях с другими людьми человек начинает лучше осознавать как сам процесс общения, так и его явное содержание. Это позволяет ему быстрее и яснее различать суть того, что передается при общении, позволяет, общаясь с людьми, яснее улавливать суть сказанного и благодаря этому слышать скрытую за словами истинную весть. Переживания, испытанные в осознаваемых снах, усиливают и ускоряют процесс, благодаря которому сновидец очищает свое сознание, обеспечивая ему более быструю настройку на тонкие энергии окружающих людей и окружающего мира и все более точную настройку на тонкие области собственной внутренней жизни и сферы чувств.

Благодаря осознаваемому сновидению человек может продвигаться по пути все большего развития интуиции. Интуитивная осознаваемость может стать сильным и полезным помощником в понимании мира. Отчасти она развивается благодаря растущему умению прислушиваться к внутреннему голосу, осознавать внутренний образ или внезапную вспышку, возникающую в сознательном уме. Благодаря своей яркости, зачастую столь поразительной, осознаваемые сновидения позволяют нам и по возвращении к состоянию бодрствования очень ясно помнить образы снов и сосредотачиваться на них.

Все больше осознавая образы своих сновидений, мы все больше осознаем все их разновидности и учимся использовать их как одно из самых эффективных из известных человеку средств связи. В первую очередь мы учимся использовать эти сокровенные образы как носители важных вестей, которые наш бессознательный ум направляет уму сознательному. Бессознательное — огромное хранилище знаний, чутья и интуиции, которое мы, путешествуя по свету, повсюду носим с собой. Постепенно мы можем заметить, как при контакте с людьми и окружающим миром эти образы и метафоры из сокровенных глубин начинают самопроизвольно и настойчиво возникать у нас в уме. Зачастую эти образы говорят нам, очень точно, убедительно и ясно, что происходит в этот конкретный момент. Развить свою интуицию — это прежде всего значит понять, что бессознательный ум постоянно и непрерывно, день и ночь, во сне и наяву, порождает бесконечные образы, и получить к ним быстрый сознательный доступ. В сущности, бессознательный ум никогда не прекращает своих метафорических излияний, и его образы всегда потенциально готовы войти в сознательный ум. Благодаря развитию осознаваемого сновидения человек прямо и остро осознает вечную родовую деятельность бессознательного и углубляет свое понимание того, какие выгоды можно из этого непосредственно извлечь. С течением времени осознаваемо сновидящий будет срамиться использовать эти сокровенные излияния во взаимоотношениях, присущих миру яви. Такое применение можно назвать «наращиванием интуиции» или путем к полному овладению силой интуиции.

Благодаря осознаваемому сновидению человек может перенести ясность ума в состояние бодрствования. Один из результатов осознаваемого сновидения заключается в том, что сновидец обретает более высокий уровень ясности, чем тот который ему обычно доступен. Такая ясность ошеломляет ум в хорошем смысле этого слова — она как внезапное наступление прекрасной ясной погоды сразу же после грозы. Естественно, осознаваемо сновидящий частично переносит качества состояния осознаваемости на свои повседневные дела в мире яви. Такой перенос — вполне понятный и обычный ход событий. Он является не столько, результатом сознательного усилия, сколько естественным для человека желанием расширить и продлить любое переживание, являющееся по-настоящему замечательным и приятным. Повышенная ясность ума в любом своем проявлении есть очевидное достижение и выгода для людей.

Благодаря осознаваемому сновидению человек может научиться быстрее и яснее улавливать приближение любых вредоносных сил и быстрее уклоняться от их влияния. Учась читать образы человеческой энергии и яснее определять качество вибраций, присущих мыслям, настроениям, ощущениям, бессознательной жестикуляции и мимике других людей, человек приобретает способность реагировать на них быстрее, действеннее, а главное, более творчески. Я называю такой процесс «умственным айкидо», поскольку он следует основным принципам этого воинского искусства, пришедшего к нам из Японии. Айкидо — один из самых духовных видов воинского искусства, в высшей степени просветленная форма самообороны и разрешения конфликта. В айкидо главное намерение — практиковать абсолютную любовь к себе и своему противнику, дабы суметь полностью защитить себя и в то же время не нанести ущерба противнику, нанося ему ответный удар. Для создания такого беспроигрышного для обеих сторон выхода из потенциально конфликтной ситуации необходимы колоссальная чуткость, ясность и сообразительность. Осознаваемое состояние ума позволяет быстрее обеспечить подобную ясность восприятия. Скорость восприятия — очень важное средство, помогающее в беседах с людьми избежать умственных ловушек и словесных оплошностей. Чем скорее мы обнаружим ловушку, тем быстрее можем внутренне отреагировать на нее, а следовательно, израсходовать в диалоге меньше энергии и с большей любовью ответить «противнику». В айкидо практика взаимной приязни и любви основана на чем-то очень реальном, а именно на поддержании высокого уровня энергии. Гораздо легче любить других на практике, если мы сами полны энергии. И наоборот, как правило, гораздо труднее проявлять на практике истинную любовь, если нас гнетет усталость и опустошенность. Следовательно, любящий практически — это тот, кто умеет, используя собственную энергию, делать три вещи: (1) время от времени осознавать свой уровень энергии и сохранять эту осознаваемость; (2) поддерживать свою энергию на высоком уровне; (3) не позволять окружающим чрезмерно расходовать эту энергию. В состоянии осознаваемого сна спящий часто ощущает избыток энергии, ясности и любви (полное бесстрашие) по отношению к своему противнику, и благодаря такому избытку часто может приводить конфликт к исходу, исполненному любви и воображения. Обретая в процессе практики все более глубокое понимание этих душевных принципов, осознаваемо сновидящий может использовать ту же умственную деятельность, чтобы и в мире яви создавать для себя более благоприятные ситуации.

Благодаря осознаваемому сновидению человек, вернувшись в состояние бодрствования, часто ощущает сильный приток благотворной энергии. Очень часто осознаваемые сновидцы рассказывают, что такой энергетический подъем длится у них весь следующий за сновидением день или даже несколько дней. Если сила и яркость сновидения достаточно высоки, такой естественный «взлет» может порой продолжаться недели, месяцы и даже годы. Сам я знаю, что некоторые мои осознаваемые сновидения будут вдохновлять и возвышать меня до конца дней. Такое вдохновляющее качество этих снов часто помогало мне настроиться на добро, красоту и любовь материального мира, в каких бы ситуациях он передо мной ни представал. Теперь я гораздо больше склонен искать красоту в мире яви, а находя, выше ее ценить.

Благодаря многократным переживаниям осознаваемых сновидений у человека возникает все более сильное намерение развивать «преображающее сознание». Такое сознание характеризуется рядом важнейших убеждений и взглядов на жизнь. Человек, обладающий подобными убеждениями, с большей вероятностью скажет себе: (1) я убежден, что для каждой моей проблемы и каждого конфликта существует решение; (2) я твердо убежден в своей способности расти и развиваться и с уверенностью жду, что с течением времени такой рост и изменение непременно произойдут; (3) я убежден, что перед тем как принять важное решение, рассмотрю все возможные варианты выбора; (4) я никогда не усомнюсь в своей самооценке и не пожертвую ей, как бы ни вынуждала меня к этому жизнь; (5) я убежден, что в конфликтной ситуации могу любить себя и своего противника одновременно.

Преображающая осознаваемость — это осознаваемость, которая, подходя к любой жизненной ситуации, ищет соответствующего ей «творческого отклика». Здесь я провожу четкое различие между откликом и реакцией. Реакция — это инстинктивное, автоматическое, бессознательное действие, которое порой может быть разрушительным, — например, месть. Отклик же есть сознательный выбор, и если человек в ответ на нападение противника может осуществить сознательный отклик, то это увеличивает вероятность благополучного исхода для обеих сторон. В осознаваемом состоянии осознаваемость позволяет сновидцу задать вопрос: «Какого творческого отклика требует данный сюжет сна?» Просветленный уровень осознаваемости существенно помогает сновидцу в путешествии по миру снов просить, искать и находить такие творческие отклики. К тому же, благодаря сделанным выводам и явлению естественного переноса, сновидец на каком-то этапе может начать использовать это мощное духовное средство в мире яви. Столкнувшись наяву с болезненной или неблагоприятной ситуацией, «осознаваемый» человек может сделать мысленный шаг назад, может мысленно заявить себе, что он отнесется к этой ситуации так, будто это сон, а потом задаться вопросом: «Какого творческого отклика требует данная ситуация?» Этот метод, если применять его сознательно, становится одним из самых мощных и образных духовных средств, способствующих обретению осознаваемости как во сне, так и наяву. Использование этого средства в обоих состояниях — идеальный способ развития преображающего сознания.

В состоянии осознаваемого сновидения человек может ясно видеть непосредственную связь между своими мыслями и проявленной реальностью. Многие из нас неким таинственным образом уже осознают, что содержащиеся в нашем уме мысли в конечном итоге и создают реальность, или мир, в котором мы живем. Раньше или позже наши мысли и отношения проявляются на физическом уровне в некой осязаемой, материальной форме. Этот древний принцип взаимосвязи причин и следствий является одним из аспектов закона кармы, присутствующего в индуистской и буддийской традициях. Как следует из Нового Завета, принцип этот знаком и христианский традиции:

«Что посеет человек, то и пожнет»47. Теме не менее, несмотря на универсальность духовного закона причины и следствия, большинству из нас бывает трудно увидеть его действие в своей жизни, поскольку его проявления, как правило, слишком тонки, чтобы присущий нам обычный уровень осознаваемости мог их обнаружить. К тому же, когда дело доходит до применения этого могущественного закона к конкретным деталям нашей жизни, большинство из нас проявляет особо упорную слепоту — следствие эгоистических интересов. Всегда легче увидеть, как этот закон срабатывает для кого-то другого, особенно если этот другой — прославленный или печально известный исторический персонаж. Кроме того, часто бывает необходимо, чтобы прошло немало лет, прежде чем действие закона кармы полностью проявится на физическом уровне, перейдет от причины к следствию, от сокровенной мысли к осязаемой реальности. Такой значительный разрыв во времени очень легко может заставить большинство из нас усомниться в действенности или даже в самом существовании этого духовного принципа.


47 Послание к галатам 6:7.


Однако в состоянии осознаваемого сновидения существуют особые психологические условия, устраняющие вышеупомянутые препятствия, которые мешают нашему восприятию. Благодаря просветленной осознаваемости мысль сновидца обретает как творческую мгновенность, так и творческую силу. В некоторых осознаваемых сновидениях человек может, сохраняя в уме мысленный образ, пожелать, чтобы он проявился в эпизоде сна, а потом наблюдать его мгновенное появление в этом конкретном эпизоде. Мысль может проявиться в эпизоде сна в тот же миг. В осознаваемом сне определяемый мыслями духовный закон причины и следствия может срабатывать мгновенно, что дает возможность наблюдать и изучать свою способность сеять и жать, не рискуя сделать ошибку. Осознаваемое сновидение предоставляет нам «духовно-психологическую технологию» и «духовно-психологическую лабораторию», где сам сновидец может непосредственно практиковать закон кармы и наблюдать его действие. В этой книге содержатся многочисленные примеры осуществления этого процесса в осознаваемых сновидениях. Для меня самого повторение и многократное возвращение таких сновидческих переживаний привело к углублению веры в этот аспект закона кармы и к обостренному восприятию его действия в жизни людей. Понять — значит поверить. Пережить — значит познать на самом глубоком уровне. В осознаваемом состоянии сновидец, используя мысль, сознательное желание и воображение, зачастую может творить окружающий мир, разрушать его и творить заново. После того, как осознаваемо сновидящий выполнит и переживет такой процесс многократно, возможно, сотни раз, возникает вероятность, что в один, быть может, не столь отдаленный день, он найдет способ перенести эту практику ума в мир яви, который большинство людей по своей близорукости называет сегодня «реальным миром». Очевидно, что здесь присутствует множество важных этических соображений, и желающие серьезно изучать осознаваемое состояние в какой-то момент должны задуматься о том, как творчески и конструктивно использовать проявление этого уровня личного могущества.

Некоторые индийские йогины и опытные мастера духовных практик уже заявляли о своей способности осуществлять и проявлять эти творческие силы на физическом уровне. Например, Парамахамса Йогананда в своей книге «Автобиография йогина» вспоминает эпизод из жизни индийского йогина Лахири Махасайи, про которого говорили, что он может создать зримый образ дворца в Гималаях, использовать его для удовлетворения остаточных желаний своего эго, а потом дематериализовать за ненадобностью [40, с. 314 сл. л.]. Для большинства людей Запада такие рассказы звучат сущими небылицами, тем не менее, благодаря некоторым переживаниях, полученных мною в осознаваемых снах, я склонен признать возможность того, что они могут оказаться правдой. Мои собственные переживания заставляют меня проявлять все больше доверия к рассказу Парамахамсы и к другим подобным примерам из духовных традиций Востока. На этом этапе я пришел к выводу, что осознаваемое сновидение может предоставить нам надежный полигон для начальных и более высоких уровней духовной практики. Это место, где занимающиеся такой практикой могут работать и играть с законами ума и духа, которые властвуют над тонкими мирами. Это состояние, где мы также можем узнать о многочисленных привязанностях своего эго, застарелых кармических желаниях и других препятствиях, с которыми необходимо разобраться, если мы хотим продолжать свое духовное развитие, и разрешить эти проблемы.

Осознаваемое сновидение обычно усиливает спонтанность и яркость переживаний, которые бывают у нас во сне. Одно из возражений, которые люди чаще всего выдвигают против осознаваемого сновидения, заключается в том, что осознаваемость уменьшает спонтанность сновидений. Некоторые люди опасаются любого вмешательства в содержание своих снов из боязни, что это нарушит спонтанное послание бессознательного или помешает ему. Они боятся, что осознаваемость станет очередным инструментом эго, подавляющим или сводящим до минимума подлинные вести, которые бессознательное стремится передать сознательному уму. Я считаю это возражение вполне веским. Тем, кто стремится овладеть осознаваемым сновидением, придется столкнуться с этим вопросом и досконально исследовать его, причем в первую очередь на собственном опыте. Тогда они скорее всего обнаружат то, что я сам обнаружил с чувством приятного удивления: эта конкретная проблема имеет отношение скорее к теории, чем к практике, и в реальной действительности такие надуманные страхи не возникают.

В начале эксперимента я тоже испытывал кое-какие сомнения и колебания по поводу того, разумно ли влиять на содержание своих снов. Тем не менее, я на собственном опыте убедился, что осознаваемость не действует на бессознательное угнетающе, а просветленный уровень сознания обычно не встает в оппозицию к миру сна, чтобы подавить его, исказить ради прихоти эго или манипулировать им в каких бы то ни было неблаговидных целях. Как правило, в большинстве моих осознаваемых сновидений осознаваемость характеризовалась главным образом расширением сознания, которое скорее включало в себя спонтанность бессознательного, нежели ей препятствовало. Возьмем, к примеру, мое осознаваемое сновидение «Волшебный кролик», которое разбирается во второй главе. После того, как в этом сне мне удалось дать миру сновидений мысленный приказ произвести кролика, произошла внезапная смена обстановки, и я увидел орла, который, раскинув крылья, парил в небе над моей головой. Здесь бессознательное продемонстрировало свою способность утверждать себя заново: начисто убрав эпизод с кроликом, оно внезапно представило мне совсем другой сюжет. Если быть кратким, на основе многочисленных переживаний я узнал, что осознаваемость, привнося в сон свою особую форму высшего сознания, усиливает спонтанность сновидения. Еще я узнал, что осознаваемость не подавляет свободы и творческой способности бессознательного, вопреки моим первоначальным опасениям и сомнениям относительно такой потенциальной опасности.

Осознаваемое сновидение может приносить людям естественное переживание экстатического блаженства48. В данном контексте я называю такое переживание «естественным», потому что оно не вызвано какими бы то ни было наркотиками или химическими препаратами. Осознаваемое сновидение скорее наступает главным образом в результате определенного сочетания эмоциональной готовности и желания войти в состояние осознаваемости. Экстатическое блаженство, которое имею в виду я, очевидно объемлет всю гамму человеческих возможностей — от острого сексуального наслаждения, неописуемых оргазмов и восторгов плоти, до пиковых духовно-мистических переживаний и всего, что только может породить человеческое воображение. Многочисленные примеры подобных экстатических переживаний во время сновидений описаны в этой книге и в книге Патриции Гарфилд «Путь к блаженству: метод Мандалы Сновидений».


48 Слово «экстаз» происходит от греческого «extasis», что означает «стоять особняком». Следовательно, экстатическими можно назвать такие переживания, которые в какой-то конкретный момент позволяют отойти от обычных человеческих переживаний и оказаться за пределами обыденного сознания, на какое-то время отделиться от него. Предполагается также, что в некоторых случаях, например, в состояниях мистического транса, сознание человека может на время каким-то образом отделяться от физического тела.


Одним из побочных явлений моей работы с осознаваемыми сновидениями стало для меня более глубокое понимание роли и ценности экстатического блаженства в жизни человека. Я начал яснее осознавать, что человеческие существа нуждаются в блаженстве, в том или ином его проявлении. Быть может, одним оно нужно больше, другим — меньше, но, я полагаю, в какой-то степени оно необходимо каждому. Кто-то ищет его в одном виде, кто-то в другом. Блаженство может принимать самые разнообразные формы. В отсутствии блаженства человеческое эго, как в индивидуальном плане, так и в коллективном, скоро становится связанным и ограниченным неким обыденным набором ощущений, который в конце концов оказывается слишком тесным и скудным для того, чтобы обеспечить нам полное благополучие. Очевидно, людям необходимы особые мгновения, когда эго, вырываясь из привычных границ своей «реальности», может испытать подлинную свободу. Для человеческого духа такие особые мгновения свободы — становятся источником живительной бодрости, вдохновения и богатой духовной пищи. Не будь их, жизнь легко могла бы превратиться в бесплодную пустыню.

Состояние осознаваемого сновидения способно приносить людям экстатические и расширяющие сознание переживания самых разных видов и уровней. Одна общая выгода от его развития — это возможность все чаще и глубже входить в экстатические состояния сознания. Поначалу, когда искатель только начинает соприкасаться с этим сокровенным пространством, он может часто пробуждаться от сна сразу после наступления осознаваемости. Обычно это происходит потому, что наступление осознаваемости может сообщить сознанию сновидца мощный энергетический толчок, грозящий пробудить его и от сна, и от сновидения. Но при наличии правильного намерения и постоянной практики терпеливый ученик может в конце концов притерпеться к такому начальному скачку энергии и научиться дольше сохранять осознаваемость во время сна. Продолжая такую практику, он постепенно развивает в себе способность переживать осознаваемое блаженство, то есть приобретает навык воспринимать и внутренне переживать более длительные и сложные сновидения, а также воспринимать сны, передающие более высокий уровень энергии и напряженности. Похоже, необходимым условием более или менее длительного переживания блаженства в состоянии осознаваемости, а, может быть, и желанным побочным явлением, развивающимся у осознаваемых сновидцев в результате многолетней регулярной практики такого метода развития личности, является своеобразный духовно-психологический «культуризм», или укрепление духовной сферы.

Более полным объединением всех этих переживаний, вероятно, станет слияние состояние осознаваемого сновидения с состоянием бодрствования, которое мы называем обычным сознанием. Будет вполне естественным, если, вкусив осознаваемость, человек захочет оставаться в этом состоянии все дольше и дольше, а в конце концов пожелает остаться в нем навсегда. В итоге осознаваемо сновидящий, вероятно, захочет, чтобы вся его жизнь стала осознаваемой и откроем ум такой возможности. На этом этапе человек ищет перехода от «взлета» к «полету» и от «прояснения» к «ясности». Такой объединенный уровень сознания, наверное, имеет какие-то сходные черты и параллели с такими измененными состояниями, как сатори или самадхи, которые упоминаются в трудах некоторых восточных философов и духовных учителей. Я убежден, что как представители развивающейся в духовном отношении культуры мы когда-нибудь ощутим потребность обсудить и оценить эти возможности — это произойдет, когда достаточное количество людей будет иметь достаточно продолжительный опыт практики осознаваемого сновидения и осознаваемой жизни. Я уверен, что когда-нибудь время и упорная практика дадут нам возможность узнать очень многое, а пока остается отложить суждения об этом до лучших времен.

В заключение я должен сказать, что когда я размышляю о своем эксперименте, все термины — «осознаваемость», «высшее сознание», «просветление», «ясность», «блаженство», «наслаждение», «опьянение» и «радость» — воспринимаются как синонимы. Вот чему, вкратце, был посвящен мой эксперимент — увеличению радости и наслаждения этой радостью в собственной жизни. Как однажды сказал Леон Блой, «Радость — это безошибочный признак присутствия Бога». А поскольку осознаваемое сновидение — это радость, значит оно, само по себе, является собственной наградой и собственной выгодой, чистой и безыскусной.