1. Бессознательное и его язык


...

1.3 Альтернативные реальности: Мир Снов. Царство Воображения

Наши речевые штампы свидетельствуют об автоматизме многих наших предположений если вы обсуждаете ваш сон с вашим другом, то друг обязательно спросит что-то вроде: "А это событие действительно имело место или ты его видел только во сне?". То есть подразумевается, что сон — это нечто «ненастоящее», «нереальное». На самом же деле, вопрос следовало бы задать так: "Это событие имело место в реальности сна или в физической реальности тоже? В мире снов или и в обычном мире тоже?"

Действительно, существуют и та и другая реальности, и тот и другой миры. Но мир снов, если только мы в него вникнем, оказывает на нашу жизнь более практическое и конкретное воздействие, чем внешние события. Ибо именно в мире снов бессознательное приводит в действие свою мощную динамику. Именно в этом мире великие силы сражаются друг с другом или объединяются, чтобы породить идеалы, убеждения, верования и порывы, которые являются мотивами большинства наших поступков.

Как только мы становимся более восприимчивыми к нашим снам, то обнаруживаем, что динамика любого сна по-своему проявляется в нашей практической жизни в наших действиях, отношениях, рутинных процедурах, желаниях и чувствах Мы верим, что вполне осознанно контролируем эти элементы жизни. Но эта вера является великой иллюзией об эго-контроле. На самом деле, эти аспекты нашей жизни управляются из гораздо более глубоко скрытого места. Именно в мире снов мы можем увидеть их корни в понятной для нас форме.

Сны выражают бессознательное Сны — это динамичная мозаика, состоящая из символов, которые выражают движение, конфликт, взаимодействие и развитие великой энергетической системы бессознательного.

Бессознательное обладает особой способностью к созданию образов и использованию этих образов в качестве символов. Именно эти символы и формируют наши сны, создавая язык, посредством которого бессознательное передает информацию осознающему разуму.

Как пылающему огню свойственно выделять тепло, так и бессознательному свойственно создавать символы. Это просто в природе бессознательного. По мере того, как мы учимся понимать эти символы, мы обретаем способность постижения той работы, которую бессознательное вершит внутри нас. Эта способность создавать символы оказывает воздействие не только на наши сны: поток символических образов, бьющий из колодцев бессознательного, питает всю человеческую жизнь. Нойманн, в своей книге "Великая Мать", пишет:

"Символические образы бессознательного — это творящий источник человеческого духа во всех его проявлениях. Из символов родились не только сознание и его философские концепции понимания мира, но также и религия, ритуалы, культы, искусство и обычаи. И поскольку процесс формирования бессознательным символов является источником человеческого духа, язык, история которого практически идентична зарождению и развитию человеческого сознания, всегда начинается как язык символов. Потому Юнг и пишет' "Архетип выражает себя, прежде всего, через метафоры"2


2 Neumann, Great Mother p 17


Образы-символы бессознательного пробираются на уровень сознания, в основном, двумя путями — через сны и через воображение. Уловить символизм снов относительно легко, потому что сны зачастую населены существами и наполнены ситуациями, которым нет места в обычной физической жизни. Образы из снов, как правило, приводят людей в растерянность до тех пор, пока люди не узнают, что образы эти — символические и их не надо воспринимать буквально.

Поскольку воспринятые буквально образы из снов не имеют никакого смысла, кажутся совершенно бессмысленными, то люди отмахиваются от них, как от чего-то «непонятного», но, на самом деле, сновидения представляют собой абсолютно четко изложенную мысль. И если мы потратим время на то, чтобы изучить их язык, мы обнаружим, что каждое сновидение представляет собой шедевр символического послания. Бессознательное говорит символами, но не для того, чтобы запутать нас, а просто потому, что этот язык дан ему от природы. В книге Юнга "Воспоминания, Сны, Размышления" читаем:

"Я никогда не мог согласиться с той точкой зрения, что сон — это «фасад» за которым скрывается его смысл; смысл уже известен, но, так сказать, умышленно не допускается до сознания. Я считаю, что сны являются частью природы, которая никого не намеревается обманывать, а просто делает все, что в ее силах, чтобы что-то выразить, подобно тому, как растущее растение или ищущее пищи животное, тоже делают все, что в их силах. Эти формы жизни также не имеют никакого желания обманывать наши глаза, но мы сами обманываем себя, потому что страдаем близорукостью. Задолго до того, как я встретил Фрейда, я считал, что бессознательное и сны, которые являются его непосредственным выражением, — это естественные процессы, в отношении к которым неуместны никакая произвольность и, уж конечно, никакое надувательство.

Мы можем сравнивать сновидения с экраном, на который бессознательное проецирует свою внутреннюю драму. Мы видим на нем различные внутренние личности, из которых, по большей части, состоит наш общий характер, и динамику сил, из которых состоит бессознательное. Эти невидимые силы и их деятельность приводят в действие, так сказать, заряды, проецирующиеся на экран. Они принимают форму образов, и взаимодействие этих образов из снов дает нам точное представление о внутренней динамике того, что происходит внутри нас.

Для того чтобы научиться понимать эти образы, мы должны начать с осознания того, что их не следует воспринимать буквально: мы учимся искать установку, внутреннюю личность, внутреннее развитие или внутренний конфликт, которые облекают себя в форму и цвет данного образа, чтобы стать видимыми для нас в Земле Снов"3


3 Jung MDR. p 161



Воображение и символы

Мы уже сказали, что сновидения являются первым из двух великих каналов связи с бессознательным; вторым каналом является воображение.

Многие люди поначалу бывают потрясены, когда узнают, что воображение — это орган связи, применяющий высокоразвитый, сложный язык символов для выражения содержания бессознательного. И, тем не менее, это — правда: если мы научимся следить за воображением, то откроем, что оно представляет собой истинный поток энергии и полных смысла Образов, почти постоянно хлещущий из бессознательного.

Мы можем образно представить себе два канала, которые тянутся от бессознательного к осознающему разуму. Первый канал — это способность к сновидениям, второй — способность к воображению. Сновидения и воображение имеют одно общее особое качество: способность превращать невидимые формы бессознательного в образы, воспринимаемые осознающим разумом. Вот почему у нас иногда возникает ощущение, что сновидения — это продукт воображения, продолжающего свою работу во время нашего сна, а воображение — это мир снов, посещающий нас в часы бодрствования.

В ночное время бессознательное приводит в действие заряды энергии, которые создают образы на экране спящего разума, но и в часы бодрствования оно не прекращает функционировать. Оно излучает постоянный поток энергетических импульсов, которые находят свой путь к осознающему разуму в форме чувств, настроений, и, прежде всего, образов, возникающих в нашем воображении. Как и в случае со сновидениями, символическое значение этих образов может быть понято только тем человеком, который хочет учиться.

Проходящий через наше воображение материал принимает самые разные формы — от фривольных до провидческих. На нижней отметке шкалы находится пассивная фантазия — прихотливая греза, посещающая нас в самое неподходящее время дня и, иногда, надолго отвлекающая наше внимание. Такие фантазии носят чисто развлекательный или отвлекающий характер и ничего не дают сознанию.

На верхней отметке шкалы находится провидческое озарение, то есть слияние Активного Воображения и религиозного экстаза Активное Воображение — это один из способов конструктивного использования воображения, с целью приближения к бессознательному, есть много и других способов, в том числе формы глубокой медитации.

Цивилизация двадцатого века отличается массовым предубежденным отношением к воображению. Это отношение нашло свое отражение во фразах типа "Тебе это только кажется" и "Это всего лишь твои фантазии, и к реальности они отношения не имеют".

На самом же деле, воображение — это вовсе не «выдумки» Появляющийся в воображении материал должен сначала зародиться в бессознательном Воображение будет правильнее назвать каналом, по которому этот материал перетекает в осознающий разум. А если быть еще более точным, то воображение — это преобразователь, превращающий невидимый материал в образы, которые может воспринять осознающий разум.

Корнем слова воображение является латинское слово image — образ, стало быть, воображение — это способность разума к созданию образов, инструмент, обладающий возможностью облекать в образную ткань существа из внутреннего мира. Чтобы мы могли их увидеть, Воображение порождает символы, которые бессознательное использует для самовыражения.

Многочисленные исторические и психологические факторы, развивавшиеся в течение многих столетий, привели к нашему сегодняшнему непониманию истинной сущности воображения и фантазии.

Многочисленные исторические и психологические факторы, развивавшиеся в течение многих столетий, привели к нашему сегодняшнему непониманию истинной сущности воображения и фантазии Объем этой книги не позволяет перечислить все эти факторы, но, поскольку предубеждения получили столь широкое распространение, я думаю, будет уместно остановиться на том, как понимали фантазию и воображение наши интеллектуальные предки — древние греки.

"Фантазия" — это греческое слово. Изначальное значение этого слова было информирующим' "то, что делает видимым" Оно произошло от глагола, означавшего, "делать видимым, открывать". Взаимосвязь не вызывает сомнений: психологическая функция нашей способности фантазировать состоит в том, чтобы "делать видимой" динамику бессознательной души.

Итак, греческая психология знала то, что современной аналитической психологии пришлось открывать заново: человеческий разум наделен особым даром превращать невидимое царство в видимые формы, чтобы разум мог их увидеть и созерцать. Вот это невидимое царство мы и называем бессознательным. Платон нарек его миром идеальных форм; для других древних оно было сферой богов, областью чистого духа. Но все они чувствовали одно: только наша способность создавать образы дает нам возможность эти образы видеть.

У древних греков phantasia обозначала тот особый дар разума, который способствовал созданию поэтических абстрактных и религиозных образов. Фантазия — это наша способность "делать видимым" содержание внутреннего мира посредством придания ему формы, его персонификации. Греки считали реальность внутреннего мира само собой разумеющейся и выражали ее идеальные формы или универсальные качества в образах своих богов. Для них phantasia была инструментом, посредством которого божественный мир общается с человеческим разумом.4


4 В латинском языке древних римлян не было слова, выражавшего идею поэтического, духовного или религиозного воображения, которое порождало символический образ внутренней истины. В классической латыни слово «воображение» соответствовало слову «вымысел», в том смысле, что изображение внешнего объекта не соответствовало тому, как он выглядел на самом деле. Когда римские авторы обращались к способности человека выражать содержимое души посредством поэтических или духовных образов, они использовали греческое слово «фантазия». А Цицерон даже писал это слово греческими буквами.


В европейской психологии (по крайней мере, до начала средневековья) способность к созданию образов, называемая воображением (phantasia), рассматривалась как инструмент, посредством которого можно принимать послания из духовного и чувственного миров и превращать их во внутренний образ, который можно сохранить в памяти и сделать предметом осмысления. В религии воображение было вполне законным путем к религиозному вдохновению, откровению и экстазу. Тот факт, что информация пробралась в осознающий разум через воображение, ни в коей мере не дискредитировал эту информацию, ибо, как сказано в "Оксфордском Словаре Английского Языка": "Поэтическое воображение повсеместно рассматривалось как вера в реальность воображаемых вещей".

Слово фантазия стало приобретать другой смысл — «вымысел», "нечто нереальное и непонятное," — скорее всего, в елизаветинские времена. Появилось слово «выдумка» — нечто, произвольно порожденное воображением ради чистого развлечения. К сожалению, это неверное понимание природы воображения в полном объеме унаследовала цивилизация двадцатого века.

Психология bookap

Если задуматься над этим вопросом хотя бы на мгновение, то станет ясно, какой глупостью является подобное принижение воображения. Поэзия, литература, живопись, скульптура, да и вообще любая художественная, философская и религиозная деятельность человека зависят от этой способности к созданию образов, называемой воображением. Если бы не эта наша способность к созданию образов, мы не смогли бы развить ни абстрактное и логическое мышление, ни точные науки, ни даже язык. И здесь уместно повторить уже приводившуюся выше цитату из Ноймана:

"Символические образы бессознательного — это творящий источник человеческого духа во всех его проявлениях… И поскольку процесс формирования бессознательным символов является источником человеческого духа, то язык, история которого практически идентична зарождению и развитию человеческого сознания, всегда начинается как язык символов"