2. Работа со снами

2.1 Подход к работе со снами

Поскольку в задачу этой книги входит изложение непосредственного, практического подхода к работе со снами, мы не будем тратить много времени на теорию. Однако в юнгианском анализе снов существуют определенные концепции и термины, которые очень полезно узнать, чтобы легче ориентироваться в мире снов. Поскольку мы будем время от времени сталкиваться с ними, мы воспользуемся имеющейся у нас возможностью и поговорим о них сейчас. Затем мы перейдем к практике, чтобы понять, как ими пользоваться.

Хорошей отправной точкой может послужить обращение к какому-нибудь сну, который мы потом сможем использовать как иллюстрацию к некоторым базовым идеям. Это сон молодой женщины, работающей по специальности и ведущей деятельный образ жизни. Сон короткий, простой и поверхностный, но он оказал мощное воздействие на свою "хозяйку".

Сон "Бродяга".

Я ищу ключи от своей машины. Я понимаю, что они у моего мужа. Потом вспоминаю, что мой брат одолжил мою машину и до сих пор не вернул ее. Я вижу мужа и брата и зову их. Похоже, они меня не слышат. Затем неопрятный молодой человек, похожий на бродягу, забирается в машину и уезжает. Я чувствую огромное возмущение, беспомощность и, до какой-то степени, одиночество.

Работу над этим сном сновидящая начала с обращения к двум основным принципам: во-первых, основная функция сна заключается в том, чтобы выражать бессознательное (стало быть, она поняла, что сон выражает что-то, что существует внутри нее на уровне бессознательного); во-вторых, она знала, что образы из сна должны восприниматься не буквально, а как символы частей ее личности и динамики ее внутренней жизни. Она проделала работу со сном, а к образам из сна применила Активное Воображение. Результатом стало следующее базовое толкование: из-за тех спонтанных ассоциаций, которые вызывали в ее мозгу муж и брат, она почувствовала, что они выражают ту ее часть, которая стремится к покою, медитации и уходу в самое себя. Она поняла, что настолько увлеклась своей чисто внешней профессиональной жизнью, что у нее не осталось времени на дом, семью и сосредоточенные размышления. Она взяла на себя больше, чем могла вынести, поскольку была не только сильно занята по работе, но еще занималась и преподавательской деятельностью. Она перетрудилась, стала раздражительной, неспособной выкроить минутку для того, чтобы побыть в одиночестве или провести время со своим мужем.

Машина была символом ее чрезмерной занятости делами. Этот образ жизни проявился, как "средство передвижения", в которое она влезала, и которое уносило ее прочь. Подобно машине, этот образ жизни был механизмом, порожденным коллективным обществом, и, до определенной степени, ею не контролировался. Она чувствовала себя так, словно что-то затолкало ее в автомобиль, включило зажигание и «увезло» ее к очередному проекту, очередной работе.

Она поняла, что другая мужская фигура (угнавший ее машину "бродяга"), представляла собой ту часть ее личности, которая всегда хотела быть начеку и всегда на все соглашалась, которая обожала включать зажигание и гонять вместе со всем коллективом по кругу. «Бродяга» был похож на буйнопомешанного, который и минуты не может посидеть спокойно. Сновидящая чувствовала, что разрывается между той стороной жизни, которую представляли ее муж и брат, и той стороной, которую представлял "бродяга".

Благодаря этому сну, женщина внесла кардинальные изменения в свой распорядок дня. Она сократила свои обязанности во внешнем мире и стала уделять больше времени своей семье, покою и внутренней работе. Когда она сосредоточила свою энергию на наиболее важных для нее аспектах жизни, она сразу же почувствовала огромное облегчение.

Этот сон иллюстрирует несколько базовых принципов, которые помогут нам в будущем. Во-первых, важно усвоить следующее: даже короткий, на первый взгляд незначительный сон, пытается сказать нам что-то, что нам нужно знать. Сны никогда не тратят наше время попусту. Если мы прислушаемся к «маленьким» снам, то обнаружим, что они несут в себе важные послания.

Кто же эти персонажи, населяющие наши сны? Какие части нашей внутренней структуры представляют фигуры типа мужа, брата, бродяги? Для женщины из нашего примера образ мужа представлял собой нечто, отличное от ее подлинного, физического мужа — нечто, находящееся внутри ее собственного внутреннего существа. В этом сне образ мужа представлял собой действующий внутри нее "принцип жизни", набор ценностей, внутреннее понимание того, какой именно образ жизни наиболее соответствует ее истинному характеру.

Многообразие населяющих сны персонажей отражает плюрализм и многосторонность структуры внутреннего «я». Все мы состоим из многочисленных внутренних «личностей», сосуществующих в одном разуме и в одном теле. Мы думаем о себе как об одной личности, с одним мировоззрением, но если мы вникнем в это, то вынуждены будем признать, что испытываем такое ощущение, словно внутри нас сидит несколько человек, каждый из которых тянет в свою сторону.

Сны в символической форме демонстрируют нам все взаимодействующие внутри нас различные личности, из которых состоит наше полное «я». Во сне «Бродяга», сновидящая обнаружила несколько аспектов своего существа, представленных образами мужа, брата и бродяги. Одна часть ее существа хотела оставаться дома, заниматься огородом, предаваться размышлениям, весело проводить время со своей семьей. Другая часть ее существа хотела отличиться в своей работе. Еще одна ее часть хотела вместе с бродягой мчаться в крестовый поход "добрых дел" во имя спасения мира. Похоже на то, что «бродяжья» часть ее существа была лишь слегка видоизмененным проявлением живущего внутри женщины архетипа героя. Сон, продемонстрировав ей все эти противоположные качества и устремления, ясно дал понять, что ей необходимо найти "золотую середину".

Юнг заметил, что каждый из наших психологических компонентов является отдельным центром сознания. Мы можем думать о них как о находящихся внутри нас структурах, образующих нашу полную душу. Мы можем рассматривать их как соединенные в определенную комбинацию независимые энергетические системы, ибо все они являются автономными — у каждой из них есть свое сознание, свои собственные ценности, желания и точки зрения. Каждая из них ведет нас в другом направлении; каждая из них обладает своим особым свойством или качеством, которое разнообразит нашу жизнь; каждая из них играет свою роль в нашем полном характере.

Вот почему у нас часто возникает ощущение, что внутри нас живет несколько совершенно разных людей. Нет ничего удивительного в том, что в наших снах они символизируются определенными персонажами.

Зачастую бывает так, что мы, пытаясь принять какое-либо решение, думаем, что руководствуемся фактами или логикой, а на самом деле находимся в самой гуще битвы между живущими внутри нас ужасными силами. Поскольку в большинстве своем эти силы принадлежат к бессознательному, и мы не знаем, кто за что бьется, мы не можем добиться заключения мира. Мы не знаем, чью сторону нам принять. Мы разрываемся между двумя противоположными силами и чувствуем свою полную беспомощность.

Вот внутренний конфликт героини современного романа, возникающий в тот момент, когда она сталкивается со своим соблазнителем:

"Таким образом, мы можем поехать вместе" — объяснил он, словно это было решением проблемы, над которым они вместе работали в течение уже довольно длительного времени.

Она промолчала. У нее было такое ощущение, что все составляющие ее природу объявили войну друг другу дочь: боролась с матерью, потаскуха боролась с монахиней"

Джон Ле Карре "Маленькая барабанщица"

Кто эта дочка, которая борется с матерью, кто эта потаскуха, которая борется с монахиней? Кто этот мужчина, в котором герой, стремящийся брать штурмом замки и добывать Святой Грааль, уживается с отшельником, желающим сидеть в келье и предаваться размышлениям о божественных тайнах? Мы можем сказать, что они представляют собой потенциальные возможности человека, те аспекты человеческого характера, которые свойственны нам всем.

Здесь мы имеем дело с архетипами (универсальными образами или тенденциями в человеческом бессознательном), которые пробираются в наши индивидуальные души и формируют нас. Собственно, они представляют собой психолого-энергетические «кирпичики», из которых строится индивидуальная душа. Потому типы матери, ребенка, универсальной непорочной девы и универсальной потаскухи все вместе уживаются в личности одного конкретного индивидуума.

В наших снах к ним присоединяются архетипические герои или героини, святые и мерзавцы. Каждый из них вносит свой вклад в полноту нашего характера, и у каждого из них своя правда. Каждый из них представляет собой нашу собственную, индивидуальную версию универсальных сил, объединяющихся для того, чтобы создать человеческую жизнь.

Внутреннее «я» не просто является множественным: Юнг обнаружил, что душа проявляет себя, как «гермафродит», то есть обладает как мужской, так и женской энергиями. Каждому мужчине нужно связать свое «мужское» эго с той стороной своей души, которую бессознательное рассматривает как его «женскую» сторону. Женское эго каждой женщины нуждается в соединении с символически «мужской» стороной ее полного "я".

Душа непроизвольно делит себя на пары противоположностей. Все существующие внутри нас архетипические энергии являются осознающему разуму в виде дополняющих друг друга пар: «инь» и «ян», мужское и женское, темное и светлое, положительное и отрицательное. Одна часть меня живет в осознающем разуме, а другая часть — качество, которое дополняет общую картину — скрыта в бессознательном. Неосознанное постоянно использует женско-мужскую дихотомию как символ взаимодействия внутренних сил, которые должны уравновешивать и дополнять друг друга. Они могут казаться враждебными противоположностями, смертельными врагами, и, тем не менее, им суждено образовывать единство, ибо они представляют собой два крана, из которых течет один поток энергии.

Фигуры противоположного пола часто появляются в наших снах для того, чтобы символизировать энергетические системы, дальше всего находящиеся от это, от осознающего разума сновидящего, глубоко спрятанные в его бессознательном. Конкретная женщина или конкретный мужчина не могут предвидеть, какая именно их внутренняя часть будет представлена образом противоположного пола. Все это очень индивидуально, и, тем не менее, имеются определенные обстоятельства, общие схемы, которые полезно знать.

Наша цивилизация традиционно идентифицировала мужчин с мыслителями и организаторами, с героями и созидателями. Потому бессознательное часто выбирает женскую фигуру, чтобы представить эмоциональную природу мужчины, его способность испытывать высокие чувства и ценить красоту (качества, связанные между собою посредством любви). Эти способности у многих мужчин, в большинстве своем, пребывают на уровне бессознательного. Их появление в женском образе в снах мужчины сигнализирует о необходимости поднять их на уровень его сознания, расширить узкие горизонты «мужской» жизни эго.

У многих женщин структура эго отождествляется, по большей части, с нежными чувствами, родственными связями и материнской опекой — качествами, которые традиционно считаются «женскими» Женская сторона души также рациональна, но она применяет логику чувств, — рациональный процесс, основанный на улавливании тонких различий между разными качествами. Она знает, что делает мужская сторона, благодаря ощущению целого, а не его анализу. Поэтому в женских снах часто появляются мужские фигуры, представляющие другую сторону души: логику мышления, знание — посредством анализа и дифференциации, способность классифицировать и организовывать, соревновательность, волю к власти. Женщина может обнаружить, что многие принципы ее мировоззрения типа ее представлений о религии, философии и политике, будут порождены той стороной ее души, которая представлена мужскими фигурами.

Наиболее важным аспектом гермафродитной души является «душа-образ». В каждом мужчине и каждой женщине живет внутреннее существо, основной функцией которого в душе является работа психопомпа10 — того, кто ведет эго во внутренний мир, того, кто служит посредником между бессознательным и эго.


10 "Психопомп" по-древнегречески означает "проводник душ в загробный мир". Прим. пер.


Юнг осознал существование души-образа, когда почувствовал присутствие внутри себя женского существа, которое тянуло его к бессознательному и воплощало ту часть его «я», которая жила в царстве снов и воображения. Когда в его снах возникла женщина, он обнаружил, что она является мифическим, волшебным и полубожественным созданием. Подобно Беатриче из "Божественной Комедии" Данте, она была его проводником во внутренний мир бессознательного. Юнг обнаружил присутствие той же самой архетипической женщины внутри и других мужчин. Он также отметил наличие соответствующей мужской души-образа в снах и жизни других женщин.

Юнг догадался, что это внутреннее лицо соответствует традиционной религиозной концепции души как внутренней части человека, которая связывает его с духовным царством и ведет его к Богу, и потому он назвал женскую душу-образ в мужчинах anima, а мужскую душу-образ в женщинах animus. Anima и animus по латыни означают душа.

Очень важно знать о существовании душ-образов. Они регулярно появляются в наших снах и играют огромную роль в нашем развитии как личности. Они воздействуют на ход всей нашей жизни.

Душа-образ, являющаяся и нашей внутренней энергией, и мощным символом, представляет собой могучую силу, с которой следует считаться. Данное нам от рождения стремление к единству и смыслу, стремление свести воедино противоположные части нашего «я», стремление попасть в бессознательное и исследовать внутренний мир, испытать религиозные ощущения, сконцентрировано в этих внутренних существах, которые являются посредниками между нашим эго и огромным бессознательным. Если в нашей внутренней работе мы не взаимодействуем с anima или animus, мы неизбежно спроецируем их в ту сферу нашей жизни, где им не место.

Например, мужчина может спроецировать свою anima на свою работу и стать в этом смысле «одержимым», превратив работу в уродливый религиозный культ. Женщина может спроецировать свою animus на реального мужчину и влюбиться не столько в конкретное человеческое существо, сколько в душу-образ, которую она на него спроецировала. В основе всех романтических фантазий, которые так часто разрушают обычную человеческую любовь, лежит проекция мужской anima на женщину, или женской animus на реального мужчину. Таким образом, люди пытаются дополнить себя другим человеческим существом, пытаются поместить свое нереализованное бессознательное в жизнь другого человека, на которого они спроецировали свои романтические представления.

Во введении я говорил о процессе индивидуации. Как вы уже знаете, индивидуация — это движение в направлении осознания полного внутреннего «я» Используя наши сны как модели, мы можем видеть, что индивидуация состоит также и в том, чтобы посредством синтеза привносить в нас различные внутренние личности. Индивидуация — это не только осознание существования этих внутренних энергетических систем, но и сведение их в единое целое.

Конечный продукт этой эволюции представляет собой нечто, что мы можем интуитивно почувствовать, ощутить и описать, даже еще им не обладая — это чувство целостности, завершенности. Целостность нашего полного существа и наше осознание качества целостности выражены в архетипе. Юнг назвал этот архетип "Я".

"Я" — это принцип интеграции. «Я» — это также и целое — весь человек. Когда символ «я» появляется во сне, он представляет собой не только наше полное существо, но также и нашу потенциальную способность к высшему сознанию — осознание единства в себе и в космосе.

Сны постоянно отражают процесс индивидуации и движение эго в направлении «я». В большинстве снов мы видим непосредственные житейские ситуации местного значения. И в то же самое время, если вы соберете все сны вместе и составите из них общую картину, то вы обнаружите, что каждый из них отражает прохождение определенного участка пути, ведущего к "я".

"Я" имеет характерные символы: круг, «мандала» (круг, разделенный на четыре части). Квадрат и ромб являются абстрактными фигурами, выражающими архетипическое "я".

"Я" присутствует во всех "четвертичных снах". Так называются сны, в которых участвуют четыре персонажа, и сны, которые тем или иным способом делают ударение на числе «четыре» Юнг обнаружил, что числа являются архетипическими символами. Начиная с древнейших времен, число «четыре» во всех религиях являлось символом целостности космоса или завершенности духовной эволюции.

Еще одним символом «я» является божественная или царственная пара: соединение полярных противоположностей, коим является мужское и женское начало, подобно соединению драконов Инь и Ян, символизирует высший синтез "я".

И все же в бессознательном есть еще одна базовая энергетическая система, которая регулярно появляется в наших снах и о которой полезно знать. Юнг назвал это внутреннее существо «тенью». У бессознательного каждого человека есть часть, которая очень близко находится к эго и которая, как правило, появляется во сне как фигура того же пола, что и у сновидящего. «Тень» — это что-то вроде второго «я», отколовшегося от осознающего эго-разума и приговоренного жить в бессознательном. Как правило, «тень» обладает качествами и чертами как положительными, так и отрицательными, которые являются естественной частью эго-личности. Но эго, по той или иной причине, не сумело ассимилировать эти качества или полностью подавило их. Иногда качества «тени» кажутся эго постыдными или примитивными: человек не хочет признаться в наличии у него таких качеств. Иногда «тень» обладает значительными положительными качествами, которые эго отвергает, потому что воспользоваться ими означает либо принять на себя огромную ответственность, либо изменить нелестное представление, сложившееся у эго о себе самом.

Форма, которую принимает «тень», появившись во сне, зависит от отношения к ней эго. Например, если человек дружески расположен по отношению к своей внутренней «тени» и хочет развиваться и меняться, «тень» часто появляется в его снах в образе верного друга, «приятеля», «соплеменника», который помогает ему, поддерживает и обучает его. Если же человек старается подавить свою «тень», то она будет появляться в его снах как заклятый враг или агрессивный монстр. Все вышесказанное относится и к женщине. В зависимости от ее отношений со своей «тенью», последняя может появляться в ее снах как любящая сестра или как злая колдунья.

Вот это и есть некоторые основные концепции и модели юнгианской работы со снами, которые большинство людей находит весьма полезными, когда впервые начинает заниматься своими снами. Они станут более понятны нам, когда в следующих главах мы поработаем с примерами снов и познакомимся с практическими методами работы.

Четырехфазовый подход

Прежде чем мы приступим в первой фазе, следует дать краткий обзор всех четырех фаз, о которых речь пойдет ниже. Вот эти фазы:

— Поиск ассоциаций.

— Привязка образов из снов к внутренней динамике.

— Толкование.

— Отправление ритуалов с целью конкретизации сна.

Фаза первая: посредством поиска ассоциаций, которые вырастают из нашего бессознательного в ответ на появление в нашем сне определенных образов, мы образуем основу для толкования сна. Каждый сон состоит из цепочки образов, так что наша работа начинается с определения того, что значат эти образы.

Фаза вторая: мы ищем и находим те части наших внутренних «я», которые представляют образы из сна. Внутри себя мы обнаруживаем динамическую работу, символизирующую ситуацию из сна.

Третья фаза — толкование: мы складываем воедино информацию, полученную нами в ходе двух первых фаз, и осознаем смысл сна, взятого как единое целое.

Психология bookap

Фаза четвертая: мы овладеваем отправлением ритуалов, которые сделают сон более осознанным, более четко донесут его смысл до нашего разума и придадут ему конкретность непосредственного физического ощущения. Перед достижением четвертой фазы мы обсудим ту пользу, которую ритуалы могут принести нам в деле восстановления связи с бессознательным.

Итак, вооружившись этой картой-схемой, мы начинаем наш путь с первой фазы.