Часть 2

9. О смерти и жизни


...

В пути

До сих пор я цитировала записи из дневника, которым уже много лет, это были сновидения, которые приснились давным-давно. Уже давно исчезли круги от камешков, брошенных тогда в водоём, на его поверхности расходятся круги от новых, которые только прибавляются к тем, которые уже лежат на его дне.

Дата

Сновидение «В пути».

Я еду в поезде. Он периодически останавливается, и я выхожу из него. Рядом со мной какие-то люди, которые едут вместе со мной, они всё время разные, но в сновидении меня вовсе не смущает, что мои попутчики постоянно другие.

На одной из остановок я встречаю на платформе свою бывшую подругу.

(На протяжении нескольких лет мы были очень дружны, проводили вместе много времени и были посвящены во все личные переживания. Тогда в её жизни была не очень хорошая полоса. Потом понемногу всё стало наживаться. Она встретила своего будущего мужа, вышла замуж, появились дети. Оставляя в прошлом свои неудачи, то ли сознательно, то ли как бы само собой она поменяла и «ближний круг». Происходящее всегда правильно – значит, дружба была не настоящая. Я пережила огромное разочарование. За последние десять лет мы только как-то раз случайно столкнулись в нашей ведомственной поликлинике. Приветливо-вежливо пообщались.)

Мы разговариваем о чём-то связанном с театром, но время стоянки поезда заканчивается, я захожу в вагон, поезд отъезжает, и я совершенно явно осознаю, что эта платформа навсегда осталась позади.

Сижу посередине верхней полки купе и держу в руках какую-то книгу. Внизу все затихли, ожидая, что сейчас я начну читать вслух. А я раздумываю, будет ли книга им интересна. Раскрываю её и вижу название главы: «Архетипы». Теперь сомневаюсь, будет ли она хотя бы понятна моим попутчикам.

Очередная остановка. Я выхожу из поезда и иду куда-то в сторону. Слева луг. Приглядываюсь: среди разнотравья и обилия всяких луговых цветов сияют громадные маки. Впереди лесок. Я направляюсь к нему. Рядом мои попутчики из поезда – мужчина и несколько женщин разного возраста. Мы оказываемся среди сочных зелёных зарослей. Из их середины бьет струя воды. Это родник. Я подставляю под воду лицо и пью её. Вода совершенно необыкновенная. Но надо возвращаться и мы все идём назад. Не торопимся – у поезда в этом месте очень большая стоянка. Я же каким-то образом совершенно точно знаю, что на этот поезд вообще опоздать невозможно.

О чём это сновидение?

Если поезд – это сама жизнь, а родник, к которому я приникла, – лишь остановка на его пути, то куда же он тогда направляется?


Если бы плод в материнской утробе решил, что смысл его существования состоит в самом этом существовании, он превратился бы в злокачественную опухоль, которая сожрала бы собственную мать. Почему же мы с вами, будучи прекрасно осведомлёнными о временности своей земной жизни, считаем, что смысл её в ней самой, ведь подобные сравнения лежат прямо перед нами? Полагая именно так, люди фактически превратились на Земле в раковую опухоль: все свои усилия они направляют на изменение под себя окружающего мира, на то, чтобы подчинить себе саму Природу, а ведь голос из глубины призывает совсем к другому. И хотя каждый человек интуитивно тянется к собственному пронзительному источнику, но у людей всегда была тенденция превращать живое чувствование в мёртвую ритуальность. Желая сохранить красоту бабочки, её накалывают на иглу и засушивают. Как только откровения пророков формируются в ритуальность религиозных практик, они теряют возможность «летать». Но только голос изнутри может рассказать об истинном промысле Создателя.

Может показаться странным, но западная культура отделила человека от Создателя именно своими религиозными институтами. По версии западных религий творение человека, разумеется, упрощённо и схематично выглядит следующим образом. Бог взял кусок глины, слепил из этого мёртвого куска человека, вдохнул в него душу, вручил ему законы и наблюдает со стороны, что тот творит с собой и с миром, чтоб в конце выступить в роли судьи. Подобными взглядами Запад и впрямь демонстрирует непонимание сути и смысла живой естественной реальности. Эти представления не соответствуют тому, о чём буквально кричит окружающий мир. Природа демонстрирует принципиальную разницу, которая существует между естественным и искусственным: изнутри крупинки вырастает кристалл, изнутри семени – растение, из материнского лона рождается человек – всё происходит изнутри. Изнутри происходит и всякое человеческое действие. Мы не «пришли» в этот мир, а «вышли» из него. Точно так же как плод выходит из дерева, а цыплёнок из яйца. Всё живое (естественное) растёт изнутри себя самого, и только неживые вещи создаются снаружи. Впрочем, даже в выхолощенных религиозных доктринах Запада есть призывы «искать Бога внутри самого себя».

Кстати, для восточной культуры это вовсе не откровение. Конечно же, бессмысленное занятие – разделять религии на более и менее истинные: Бог один. Но всё же существует бесспорный факт, что посмертный опыт христиан совершенно отчётливо включает буддистские мотивы. В общем, на мой взгляд, для людей западной культуры ревизия привычных взглядов в этой области просто неизбежна, да ведь это исподволь и происходит на самом деле.

«Мировых» религий не может быть много по определению. Не может быть отдельной истины для ограниченной группы людей. Значит, это не истина, а заблуждение, каким бы добросовестным оно ни казалось. Нас наверняка ожидает будущая «религия», которая обязательно объединит всех людей Земли. Причём, вполне возможно, что такая «религия» уже давно появилась: научное знание с самого появления развивалось как глобальное явление мировой культуры, имеющее единый, универсальный язык и исповедующее истины, которые распространяются на все народы, то есть как воистину «мировая религия». Вера, которая по определению слепа, на наших глазах сменяется знанием, в том числе и знанием о Создателе. К тому же, у веры нет перспективы, а знание само понуждает к постоянному его увеличению.

Смысл жизни вовсе не в ней самой. Не может цель процесса находиться в самом процессе – это не имеет смысла. Несомненно, цель телесной жизни находится за её пределами. Конечно же, она не в смерти – для личности смерти нет, а физическое тело для человека как куколка для бабочки. Теперешняя, кстати, вовсе даже не физическая, а исключительно чувственная жизнь происходит ради будущего бестелесного существования.

Сравнение смерти с рождением банально, но очевидно. В самом начале нашего присутствия в мире мы были защищены телом матери и только после рождения встретили своих родителей. Подобно этому на протяжении телесной жизни нас вполне ощутимо, но так же невидимо опекают какие-то внутренние разумные сущности. Особенно тщательно они делают это, когда мы наиболее уязвимы: в детстве, в периоды катаклизмов и болезней. «Ангелы-хранители» призваны опекать и оберегать нас с особенной тщательностью пока не встанет на ноги наш собственный разум. Эти сроки связаны с достижением половой зрелости – с возможностью воспроизвести себе подобного. Порой они проявляют своё присутствие вполне открыто, и если их попросить об информации в удобной форме, то они готовы предоставить и её. Вот почему «биокомпьютер» включается в основном у детей и у больных. Они остаются рядом и после, но их присутствие обнаруживается уже по-другому.

Вячеслав Михайлович Бронников открыл, что в определенном возрасте можно создать постоянную связь с этими сущностями (с «биокомпьютером»), этакое «беспроводное соединение» внутри себя самого. Первую ступень его метода составляет система «энергетических» упражнений. Причём, Бронников не скрывает, что упражнения для своего метода он не изобрёл, а отобрал в даосской йоге и систематизировал. Эти упражнения практикуются на востоке уже тысячи лет. Они находятся в одной связке с представлениями древневосточной медицины об устройстве и функционировании человеческого организма. Но вообще вся работа неотделима от этической стороны дела. Существует что-то над нами, что охраняет нас от нас же самих. Так называемый «биокомпьютер» не включается без чистых помыслов.

Психология bookap

Работающий «биокомпьютер» демонстрирует возможности восприятия, которые далеко превосходят привычные. Если глаза предназначены для того, чтобы видеть мир, проявленный на свету, то для прямого видения нет ограничений ни в освещённости, ни в удалённости, ни в размерах рассматриваемого предмета, ни в существовании материальных преград и преград временных. Фактически наяву приобретаются такие свойства, которые присущи нашему восприятию лишь в осознанных сновидениях. Кстати, сам Бронников считает, что осознанное сновидение и «биокомпьютер» – вещи одного порядка.

Природа не скрывает, что путь человека лежит в мир без тела. Но и наяву человеческое сознание неуклонно развивается. И «биокомпьютер», и возможности восприятия, которые демонстрируют экстрасенсы, и которые иногда случаются у обычных людей, демонстрируют нам наши перспективы. А в связи с некоторыми недавними научными открытиями – эти перспективы вовсе не кажутся такими уж фантастическими.