Часть 2

8. В виртуальном мире


...

Всегда дома

Каждую ночь мы бессознательно блуждаем по просторам своей собственной территории, нисколько не придавая значения всему тому, что она сообщает нам о себе и о нас самих. Наверное, когда-то точно так же люди переходили золотоносные реки, не замечая драгоценных россыпей под ногами. Тысячелетиями они просто любовались сверкающими на солнце золотыми песчинками, пока не придумали способ обрабатывать этот необыкновенный материал. Только через века, узнав свойства золота, они сделали его эквивалентом собственного труда и чуть ли не равноценным самой человеческой жизни. Бесценная информация еженощно приходит с территории сна к каждому, но сейчас люди ходят по её золотоносным жилам, не глядя под ноги.

Мы просыпаемся, и бескрайний мир сна с его многолюдными городами и пустынными полями, с его лесами и реками, с океанами и заснеженными горами, водопадами и вулканами, со звёздными небесами и фантастическими лунами исчезает. Он тает как бестелесный мираж, созданный сумрачным сознанием. Утром, открывая глаза, мы обретаем ясное сознание и вокруг телесный, отчётливый, такой настоящий, такой реальный мир.

Сновидения представляются исключительно личными переживаниями. Но, анализируя их одно за другим, ты, в конце концов, понимаешь, что за твоими личными переживаниями скрывается вполне объективная действительность. В своих сновидениях мы соприкасаемся с иной реальностью, местом своего подлинного существования. Ведь мы уже постигли, что воспринимаем телесный мир не непосредственно, что все наши переживания происходят на территории, которая очень сильно отличается от него, что нашу собственную реальность и составляют эти самые переживания.

Виртуальный – означает возможный; такой, который может или должен проявиться при определенных условиях (словарь иностранных слов), а не «несуществующий», «выдуманный», как считают многие.

И вот, пройдя уже приличный путь, я оглядываю территорию сновидений снова. Я понимаю, что мне под силу лишь слегка обозначить её основные особенности. При этом мне бы не хотелось, подменять объективные особенности частными. Однако материал, который имеется в моём распоряжении, касается только меня самой, поэтому такая вероятность, конечно же, существует. С другой стороны, я ведь и не претендую на объективность – всё в этой книге исключительно субъективно.

На территории сна протекает жизнь в чём-то очень похожая на дневную, но, несомненно, от неё отличающаяся. Так, я заметила, что мои личные реакции на происходящее во сне ярче и мощнее, чем наяву. Бодрствующая жизнь словно одевает тебя в невидимый и неощутимый скафандр сдержанности, который заглушает и нивелирует эмоциональные проявления, отбрасывая реакции внутрь, в невидимую окружающим собственную глубину. Вероятно, в этом проявляется своеобразная «защита окружающей среды»: если я начну визжать от восторга и рыдать в голос от неприятностей, каково будет всем вокруг? Но из этого следует, что эмоциональные проявления в телесном мире вовсе не ради того, чтобы выразить себя, а скорее лишь для того, чтобы информировать о своих переживаниях окружающих. В сновидениях, особенно в осознанных, эмоции, как правило, не сдерживаются, они становятся подлинным адекватным обнаружением внутреннего состояния. Такое проявление само по себе является удивительным переживанием.

Ну и, конечно же, совсем иначе, чем наяву, проявляются в сновидениях пространство и время.

Наверняка каждый из вас сталкивался с тем, что знакомые по яви вещи во сне ведут себя со своими пространственными характеристиками чересчур вольно: они уменьшаются, увеличиваются, возникают из ничего и исчезают в никуда прямо на наших глазах. Однако куда важнее другая особенность: самих себя мы обнаруживаем то в одном, то в другом месте. Я думаю, в этом состоит очень важное свойство того мира: в нём я не привязана к месту. Если наяву моё тело (а значит – я сама, ведь наяву «я» от тела неотделимо) – часть окружающего пространства, то на территории сна я словно бы превосхожу пространство, а вместе с ним и своё тело.

Со временем тоже происходит какая-то путаница. Очевидно, что для «я-есть», время продолжает течь по-прежнему, и я по-прежнему неизменно нахожусь в «сейчас». Тем не менее, на территории сна мне становится доступным «прошлое». К месту вспомнить, что и экстрасенсы заглядывают в прошедшие и будущие события тоже из «сейчас».

Всё встанет на свои места, если изложить эту ситуацию в терминах информации.

Под временем подразумевается процесс постоянных изменений. Даже просто длительность понимается как неизменность на фоне происходящих изменений. Если ничто не изменяется, то время как бы исчезает. Но вот информация всегда в наличии. Для отдельного кадра на чудесной киноплёнке Бытия времени не существует, но определённым количеством информации этот кадр, разумеется, обладает. Причём если для самого кадра количество информации неизменно, то для того, кто эти кадры рассматривает, информация будет от кадра к кадру увеличиваться. Это будет происходить даже тогда, когда наблюдатель начнёт просматривать плёнку в обратном порядке: шаг вперёд и шаг назад всегда будут составлять два шага, а не ноль, хотя ты и можешь оказаться на том же самом месте. То есть время существует не для объекта, который наблюдается, а для субъекта, который его наблюдает.

В сновидениях можно обнаружить вообще чудесную вещь, касающуюся времени (а вернее – собственного становления): оказывается, его скорость может меняться. В материальной реальности ход перемен как бы жёстко задан, а на территории сна он может меняться. Это подобно эффекту убыстренной или замедленной киносъёмки, который позволяет проследить и за ростом растения, и за полётом пули, проходящей через стекло и расплёскивающей его на медленные брызги осколков. В реальном времени в обычном состоянии мы просто не в состоянии увидеть это, хотя подобные вещи могут происходить с человеком в экстремальных ситуациях, а значит, сознанию такие вольности со временем присущи.

Присмотритесь к своим сновидениям, и вы очень скоро заметите, что разговоры и внутренние диалоги в многочисленных событиях сновидений часто умещаются в неправдоподобно небольшие отрезки «материального» времени, их скорость в стране снов значительно превышает привычную. То есть там мы способны соображать и действовать гораздо быстрее, чем делаем это в привычном состоянии.

Сейчас так много разговоров о скрытых способностях человека, о том, что мы используем свои возможности менее чем на 10 %. Оказывается, территория сна демонстрирует нам собственные ресурсы. Хотя содержание не проявившихся ещё способностей человека можно подсмотреть и в обычном мире. Всё, что люди открывают и изобретают, начиная от увеличительного стекла и заканчивая компьютером, на поверку оказывается материализованными способностями нас же самих, которые пока от нас скрыты. Нет такого физического закона, который каким-то образом не «работал» бы в человеческом теле, нет такой закономерности, которая не отражалась бы в устройстве человеческого сознания.

Психология bookap

Когда-то давным-давно, мне приснился сон о том, как я, будучи обнаженной, рассматривала себя же на фотографиях в многочисленных одеждах. Сон подсказывал, где подлинность, а где игра. Ту главу я назвала: «мы не там, где тело, мы там, где наше сознание». Мы уже живём в мире сознания, на территории сна, при этом добросовестно обманываемся, полагая, что вокруг мир энергии, а всё из-за того, что в своей физической жизни переживаем себя прикованными к материальной субстанции – физическому телу. Пока мы связаны с телом, для нас реальна только та часть мироздания, для которой есть энергетическое соответствие физического мира. Однако во время сна у нас имеется возможность чуть отстраниться от собственного тела, ослабить путы материи и хотя бы бессознательным взглядом окинуть бескрайность той реальности, на которой мы находимся на самом деле. А воспринимаемый и осознаваемый мир наяву – это лишь фрагмент всего мироздания.

Просыпаясь утром, мы не оказываемся в другой реальности – мы всегда находимся в своём собственном доме. Утром меняется восприятие реальности – оно становится жёстко привязанным к телу и к физическому миру. Наяву восприятие человека ограничивается возможностями собственного тела и почти полностью ему подчинено. Впрочем, это явление вполне временное. Мы с вами – единственные существа на земле, которые знают о собственном приходе и о неизбежном уходе из этого мира. Мы знаем, что родились как чувствующее тело, обладающее сознанием, что постепенно в нас рождался и развивался разум, благодаря которому сейчас мы не просто знаем, мы ещё и знаем о своём знании. А самое важное знание заключается в том, что каждое мгновенье неизбежно приближает нас к тому моменту, когда мы должны будем расстаться со своим физическим телом.