Часть 2


...

5. Загадочные исходные

Пространство и время

Пространство и время самые фундаментальные и, наверное, самые загадочные атрибуты мира. В отношении к ним человек напоминает ту собаку, которая всё понимает, а сказать не может. На самом деле, ну кто не знает, что такое пространство и что такое время, но на улице двадцать первый век, а вразумительного определения для них как не было, так и нет. Представить мир без них невозможно, однако никто не может объяснить, что же они такое. Оба понятия не определены и учёными. Они считаются первичными неопределяемыми и вводятся в научное описание мира с помощью абстрактных математических структур, посредством операциональных определений протяжённости и длительности. Но ведь умение измерять какую-либо величину не служит гарантией понимания ее природы. Классический пример – термометр, которым прекрасно измеряли температуру ещё во времена флогистона. Нет чёткого и доступного всем определения – значит, непонятна их суть.

Конечно, любые определения всегда условны, они – всего лишь договорённости, соглашения между людьми, которые могут меняться и действительно изменяются. И всё-таки сегодняшний уровень понимания реальности требует более точного выяснения самого смысла пространства и времени. Мне хотелось хоть немного уразуметь, что стоит за этими категориями, чтобы подобраться к «чудесам», которые описаны в предыдущей главе.

На первый взгляд время и пространство – чрезвычайно разные стороны действительности, однако люди всегда связывали их друг с другом, и когда рассуждали об одном, то поблизости всегда находилось другое. Как будто бы очевидно, что пространство связано с рядоположением и как бы статично, а время с последовательностью событий и постоянно в движении, но уже столетие, как учёные согласились с тем, что пространство и время – разные стороны единого явления «пространства-времени». Но я сделаю вид, что мне об этом ничего не известно, и начну с одного из них – с пространства.

То, что пространство – фундаментальное свойство мира и способ существования материи, не объясняет ровным счётом ничего и никак не раскрывает его сути. Признаться, со школьных лет не могу это осознать. В моём воображении возникают две телеги: про пространство, которое они сами занимают, всё понятно, но между телегами есть ещё метров десять их «способа существования». Вот одна на сто метров отъехала и непонятно, то ли её «способ существования» увеличился относительно первой на сто метров, то ли он у обеих вырос.

С пространством связывают представления о протяжённости и об объёме, именно эти атрибуты называют пространственными характеристиками вещей. Само же пространство мыслится как некое вместилище для всех проявлений физической реальности. Более того, «пощупать» его мы можем лишь через эти проявления.

Назвав пространство свойством материи, материализм объявил пустое пространство нонсенсом. Хотя помыслить пустое, ничем не заполненное пространство возможно, а вот помыслить материальный объект лишённый пространственных характеристик ну никак. Даже энергия, которая сама по себе нами не воспринимается, всё равно описывается как волновой процесс, имеющий пространственные характеристики, например длину волны. С позиции материализма пустого пространства, пространства самого по себе, просто не существует. Конечно, если в кармане пусто, то это равнозначно тому, что кармана нет, но ведь это вовсе не означает, что его нет на самом деле. Жизнь показывает, что с удалением из пространства любых вещей оно не исчезает, да и время не перестаёт течь. Это наводит на мысль о пустых «пространстве» и «времени», не зависимых от объектов.

Я рассуждала, можно сказать, примитивно: если пространство вовсе не свойство материи, а вполне самостоятельная основа, которая обеспечивает её существование, то тогда оно должно обладать собственными качествами, которые если и присущи материи, то лишь отчасти. Это как существование горячей духовки для хлеба: жар духовки – необходимое условие, чтобы тесто стало хлебом, но в свойствах самого хлеба это свойство духовки проявляется весьма опосредованно.

Доверимся же своему чутью и вообразим пустое пространство. Что оно собой представляет? Возможно ли определить пространство, не соотнося его с объектами феноменального мира? Обладает ли оно какими-то своими собственными свойствами?

С одной стороны, о пространстве мало что можно сказать – в пустом пространстве не за что уцепиться. В пустоте нет ни верха, ни низа, ни вдоль, ни поперёк, нет границ, нет ограничений. Что бы мы ни перебирали, для полнейшей пустоты есть одно единственное сопоставление – сравнение с абсолютной полнотой, сакральным Единым – абсолютным и непознаваемым источником всего сущего.

Единое – это категория эзотерики, обозначающая начало всякого множества, всякого бытия и ума, предшествующая им и превосходящая их. Будучи, в конечном счете, причиной каждой вещи Единое не есть та или иная вещь, хотя именно благодаря ему всякая вещь есть то, что она есть, а не иное. Единое находится вне мира, не имеет никаких атрибутов и в то же время вмещает в себя их все. Это абсолютная полнота, содержащая в себе всё, что когда-либо было, есть и ещё только будет.

Таким образом, пустота, которая являет собой как бы антипод полноты, прежде всего, должна соответствовать идее о «множественном», которая противоположна идее об «одном» и «единичном». Это всё простейшие понятия, которые не определяются, а лишь поясняются с помощью примеров. Ну и, конечно же, именно потому, что пустота полноте противопоставлена, она должна-таки обладать атрибутом, хотя бы одним единственным: в противоположность неделимому Единому пустота должна обладать свойством делимости. Наличие же собственного свойства позволяет говорить о реальном существовании его носителя.

У пространства одно-единственное свойство, но такое, которое позволяет существовать множеству отдельных вещей и делает возможным весь разнообразный мир. Пространство можно определить как совокупность отдельных гипотетических точек, которые, в свою очередь, состоят из множества отдельных точек и так до бесконечности, как вглубь, так и наружу. Фокус состоит в том, что Единое, по определению, вмещает в себя и множественное тоже.

Итак, пространство само по себе представляется как бы антиподом сакральному Единому и являет собой абсолютно пустую бездну. Оно представляется как бы физической множественностью. В этом состоит его суть. Являя собой возможность быть всему мирозданию, пространство наделяет все проявления реальности пространственными характеристиками – характеристиками множественности. Это его основной, абсолютный атрибут, который запечатлён на всём мироздании. С другой стороны, это такое свойство, которым все проявления материального мира обладают лишь в относительной степени.

Людей никогда не покидала идея о существовании единой мировой основы. Представления о ней много раз трансформировались. Древние считали, что пространство мира заполнено невидимым эфиром. Наука заменила эфир понятием поля. А сегодня уже в рамках квантовой физики учёные получили опытные подтверждения, что в основе наблюдаемого мира лежит невидимая квантовая реальность, которая действительно представляет собой неразрывное Целое, и любой объект феноменального мира остается в неразрывной связи с этим Целым вне зависимости от того, осознает он это или нет. Квантовая физика даже описывает механизм проявления отдельных объектов из нелокальной основы бытия: наш мир становится «видимым» и осязаемым в результате процесса определённых взаимодействий и сопутствующей ему фиксацией состояний. Единая мировая основа объединяет собой все отдельные проявления феноменального мира, делает единой всю вселенную, всё мировое пространство, поэтому малейшее изменение в какой-то области вселенского пространства автоматически изменяет состояние его всего как единого целого.

Пространство (Множественное) – это фон, холст под картину мироздания. А перед тем как изобразить на нём все вообразимые и невообразимые миры, непостижимый художник, судя по всему, этот холст загрунтовал.

Пространство освящает собой всё, что в нём находится, наделяя своё содержимое пространственными характеристиками. Кроме них у того, что находится в «кармане», множество своих собственных свойств, среди них и те, которые наука приписывает самому пространству (его искривление или иное структурирование). Однако само Пространство – это всего лишь холст для картины, не более, но и не менее. Пространство – не свойство материи, а условие для её существования. Любую вещь или событие, любой объект физической реальности можно определить как совокупность «точек» пространства, обладающих каким-то общим свойством. Данное общее свойство выделяет явление в бездне пространства и делает его как бы отдельной самостоятельной сущностью. Со своей стороны, отдельность говорит о том, что каждое явление, обладая пространственными характеристиками, то есть, будучи по сути множественным, несёт в себе и признак, элемент единого. Но мы не сможем найти в пространстве ни одной абсолютно единой вещи, потому что каждое явление мира отражает собой его глубинную основу – Пространство или «Множественное».

Оглянитесь вокруг. Весь окружающий мир предстаёт перед нами в виде бесконечного многообразия отдельных вещей и явлений, в виде беспредельного количества процессов, которые с внешней стороны представляются едиными, но по внутреннему устройству неизменно являются множественными. И невозможно найти в мире ни одной абсолютно единой вещи. Когда-то считалось, что вещество состоит из мельчайших неделимых частиц – атомов, но оказалось, что лететь в глубь вселенной так же далеко, как и на её окраину.

Не буду углубляться в нюансы эзотерики – я стремлюсь описать дорогу посередине, у которой по одну сторону холодные доводы науки, а по другую – уверенность в существовании внутреннего источника истины. Позволю себе лишь небольшой кивок в сторону сакрального описания мира. Так, древние источники утверждают, что Бытиё становится реальным при наличии двух противоположностей – Единого и Множественного, которые в предельном состоянии по существу превращаются в одно. В «Тайной доктрине» Елены Блаватской сказано: «Одно сделало Два, Два сделали Три, а Три сделали весь остальной мир». В сакральной геометрии тот же процесс изображается в виде двух взаимно пересекающихся кругов. Первый обозначает Единое, второй – отражение первого – Множественное, а третья фигура, которая образуется в месте их взаимного наложения, носит название «весикопискис», символизирует свет и содержит в своих пропорциях все основные математические закономерности материального мира, начиная от ряда натуральных и иррациональных чисел и заканчивая рядом Фибоначчи и пропорцией золотого сечения.

Таким образом, с одной стороны, вселенная демонстрирует фундаментальное единство всего сущего, а с другой стороны – фундаментальную множественность, благодаря которой нет ни двух одинаковых листочков на дереве, ни двух одинаковых снежинок в снегопаде, ни двух одинаковых атомов во всём мироздании. Такая двойственность является самой сутью реальности. И единство, и множественность присущи объектам мироздания всегда только в относительной степени. Соединяясь друг с другом, множественное и единое как бы умаляют друг друга, но при этом они рождают миры относительности.

Инициации древнего мира заключались в том, что посвящаемый получал знание о Свете, который является источником и содержанием всего мира, но в самом конце посвящения ему на ухо шептали, что прежде Света была Тьма. Сакральнейшая тайна состояла в том, что источник бытия – полнейшая пустота.

Согласно эзотерическим откровениям, суть Бытия состоит в том, что Единое постигает своё содержание посредством собственной противоположности – Множественного, которое, с одной стороны, является её антиподом, а с другой стороны, частью его самого. Множественное – это фон, на котором содержание Единого становится реальностью. У Блаватской в «Тайной доктрине» говорится, что пространство – это и есть вечная всегда существующая причина всего, это непостижимое божество, чьи «невидимые покровы» являются мистическим корнем всей Материи и вселенной.

Полнота обратилась внутрь себя и увидела своё содержание на фоне собственной изнанки – пустоты. Устремившись в собственную глубину, она обнаружила бесцветие, окунувшись в которое, рассыпалась на бесконечное количество цветов и оттенков всех мыслимых и немыслимых миров.

Однако, это лишь красивый, но отвлечённый образ, какое отношение имеет он к реальности окружающего мира? На самом деле – самое прямое. Хотя идеальное пространство и представляет собой пустоту, это вовсе не означает, что его нет. Пространство существует, оно обладает свойством, которое отпечатывается на объектах материального мира, размещённых в нём. В каком-то смысле оно – основа всего сущего. Так же как все звуки возникают из тишины, пространство является источником звёздных миров. Ну а сама же реальность – содержание кармана – неразрывно связана с категорией различности, и её можно было бы поименовать как «Различное». Кстати, человеческое сознание способно воспринимать лишь разницу, в этом смысле наше восприятие – истинный инструмент для постижения Бытия. Ведь основное свойство реальности – её разнообразие. Вот и в феноменальном мире нет ничего одинакового, а два одинаковых объекта в одном и том же месте пространства могут быть только одним и тем же объектом.

А что же такое время? На первый взгляд, вникнуть в сущность того, что понимается под временем, не сложно. Вот я пытаюсь вообразить, что всё замерло, даже мысль – и оно исчезает! Нет изменений – нет времени. Именно изменения являются выражением времени. Измеряя время, мы, по сути, сравниваем количество изменений одного процесса относительно другого, как правило, мы всё соотносим с циклами вращения земли вокруг своей оси или вокруг солнца. То есть, за единицами времени, которыми мы пользуемся, скрывается количество изменений в неком эталонном повторяющемся процессе.

Психология bookap

Конечно же, время тоже не определено, а учёные не могут договориться: оно – свойство некой субстанции или само субстанция и есть? И вот я с трепетом пытаюсь прикоснуться к его сути, потому что оно представляется мне гораздо более загадочной вещью, чем пространство, хотя бы потому, что в материальном мире его просто-напросто нет. Ведь время интуитивно понимается всеми как нечто связанное с «было», «есть» и «будет», а в мире материи нет ни прошлого, ни будущего, есть лишь вечно длящийся момент «сейчас», правда, он всегда новый. То есть каким-то невероятным образом в «сейчас» соединяется несоединимое – дление и изменение. В чём же секрет? В чём же здесь фокус?

Я всё время напоминаю себе самой, что Природа ничего не скрывает, надо только внимательнее всмотреться в неё: все разгадки лежат перед нами и, как правило, они неожиданно оказываются потрясающе простыми.