Часть 2

4. «Внутренний» мир


...

Свойство природы

Вот теперь я возвращусь к моим любимым физикам и к результатам исследования «прямого видения».

Итак, на кафедре у Юрия Петровича Пытьева появилось несколько учеников Бронникова. После первых же экспериментов он с изумлением убедился, что кроме самого факта видения с завязанными глазами ничего похожего в явлениях Нади и этих ребят нет.

«Они протекают, если можно так выразиться, в разных физических плоскостях.

Им вовсе не требуется магнитное поле. Они «видят» в любых условиях, и ни магнит, ни замкнутое токопроводящее кольцо не оказывают на это видение никакого влияния. Так же как Надя, они вызывают в себе эту способность по желанию, но в отличие от нее им не приходится напрягать волю, и они практически не устают. Однако по сравнению с другими эти отличия вовсе не кажутся слишком уж значимыми.

Другие отличия действительно поражают. Взять хотя бы форму и цвет. В то время как Надя видит предметы в черно-белом изображении и искаженными в горизонтальной плоскости, ребята видят их в натуральных цветах и натуральных формах. Так, будто смотрят своими глазами. И, пожалуй, глаза здесь самое главное. Не свои, конечно, а те, которыми ребята будто бы видят. Если у Нади они находятся в одной точке пространства, то ребята могут ими управлять – помещать то прямо перед собой, то сбоку от рассматриваемого предмета или текста, который надо прочитать. Если перед ними и предметом, который надо рассмотреть, находится непрозрачная стена, они могут перекинуть «глаза» через нее. Более того, при необходимости способны организовать две-три пары «глаз» и рассмотреть предмет во всех подробностях и со всех сторон. И все это легким усилием воли».

«Нам удалось совершенно точно установить, что в основе этого явления также лежит какой-то волновой процесс. Только длина волны здесь другая – порядка 1,5–2 миллиметра в зависимости от состояния испытуемого. Медицинское обследование этих ребят, в том числе и их мозга, проведенное в НИИ традиционных методов лечения и в лаборатории электрофизиологии высших функций мозга Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, не показало никаких отклонений от нормы. Наоборот, их данным можно только позавидовать.

Мы натолкнулись на совершенно новые явления природы, обнаружили новые волновые процессы. Ну ладно, в случае с Надей каким-то образом «работают» электромагнитные волны. Хоть что-то знакомое. А в случае с другими ребятами? Это не электромагнитные волны, но ведь других-то мы не знаем. Акустические не в счет. Так что здесь имеем два совершенно разных процесса, которые оканчиваются примерно одинаковым результатом».(Ю. П. Пытьев)

Как же я была рада, когда наткнулась на эту информацию. Конечно же, в ней речь шла о другом явлении, но это подтвердило мою собственную догадку, что похожие результаты отнюдь не свидетельствуют об аналогичности процессов. Да, строго говоря, и результаты ведь тоже не совсем схожи.

На страницах сайта Денисова можно найти описание исследования, проведенного с участием трёх женщин 22-х, 26-и и 37-и лет, которые после долгих и напряжённых тренировок с помощью, надо полагать, его метода освоили чтение с закрытыми глазами. «При исследовании режима чтения с закрытыми глазами испытуемые читали вслух незнакомый текст со светонепроницаемой повязкой на глазах, при этом скорость чтения была заметно снижена. Чтобы не сбиваться из-за значительно суженного (по словам испытуемых) поля зрения при таком способе чтения, испытуемые водили пальцем под строчкой. … Работа требовала от испытуемых определенного напряжения, что проявлялось в учащении ритма сердечных сокращений, покраснении лица, напряженности позы и др.». Такие способности вовсе не похожи на «прямое видение», которое демонстрируют ученики Бронникова.

Дело не в том, что один метод хуже или лучше другого: просто за ними скрываются разные процессы, которые опираются на разные представления об устройстве реальности. Методика Н. Н. Денисова основана на традиционном, можно сказать материалистическом, миропонимании. Его ученики занимаются развитием внутренней энергии, устремлённой во внешний физический мир. Преодолевая человеческую натуру, они действительно пытаются «взглянуть» на внешний мир напрямую мозгом. Возможно, я и не права, но у меня эти занятия вызвали ассоциации с «повернём реки вспять» и «покорим Природу».

Метод Бронникова тоже связан с развитием внутренней энергии – на протяжении всей первой ступени только этим и занимаются, – но цель его занятий в том, чтобы направить внутреннюю энергию в сам мозг, дабы сгармонизировать работу его полушарий и тем самым как бы увеличить его силу, диапазон его работы. Его методика опирается на знания даосской йоги о внутренних энергетических потоках, за которыми стоит практика тысячелетий. Результаты занятий у Бронникова – усиление мощности (если можно так выразиться) самого мозга и наработка умения сознательно управлять потоками этой самой внутренней энергии.

Я за «брак по любви», за движение по потоку, а не вспять. Моё описание мира, основанное на моих личных переживаниях, хотя и не совпадает с терминологией Вячеслава Михайловича, но хорошо согласуется с тем, чем занимаются в его школе. Например, я полагаю, что у феноменального мира есть ещё и иной, нематериальный уровень, который представляет собой информацию о первом. Для того чтобы получить её, вовсе не обязательно «сканировать» внешний мир. Важно правильно «оформить» свой запрос и послать его по адресу. И безусловно важно увеличить мощность самого «передатчика-приёмника» – мозга, ведь хотя сознание это и нематериальная составляющая бытия, но всё, что происходит в нематериальном сознании, отражается во вполне материальном мозге, посредством которого мы и осваиваем реальность в телесной жизни.

И ещё немного о результатах исследований в Петербургском институте мозга.

У Володи Бронникова (сына Вячеслава Михайловича) фиксировали работу мозга, предлагая различные изображения при открытых глазах и при глазах, закрытых глухой массивной черной повязкой. В первом случае реакция мозга на зрительные сигналы была обычной – вызванный ответ регистрировался в задних отделах полушарий, ответственных за зрение. При закрытых глазах такой реакции не было, хотя Володя продолжал давать правильные ответы на предъявляемые зрительные сигналы! То есть при видении глазами регистрировалась активность зрительного анализатора, а при «прямом видении» регистрировалась только работа в третичных областях мозга, отвечающих за символы образов. Получается, что «прямое видение» не включает в себя зримую картинку. Выходит, что при прямом видении Володя получает не зрительную, а смысловую информацию. В любом случае в этом месте для современной науки расположен тупик, ведь для неё смысл – всегда конечный этап процесса. При «прямом видении» же процесс никак не фиксируется. Остаётся предположить, что за ним скрывается или неизвестный вид энергии, или то, что в современную научную парадигму вообще никак не вписывается – нематериальный процесс.

А почему бы не предложить вовсе «дикую» версию: те области мозга, работа которых, по мнению учёных, связана с символами, на самом деле связана со зрительными образами (с картинками), а как раз так называемые «зрительные анализаторы» связаны всего лишь с анализом определённого диапазона энергии внешнего мира. Ведь в сознании у Володи возникает именно картинка. К тому же каждую ночь мы именно видим сновидения, которые уж наверняка представляют собой результат работы, скрытой в нематериальном бессознательном. Сам Вячеслав Михайлович считает, что сновидения и прямое видение – вещи одного порядка.


«Прямое видение» возможно, потому что оно априори присуще человеческой природе и отражает устройство действительности вообще.

В привычном состоянии яви наши глаза распахнуты во внешний мир, в него распахнуты все «двери» (органы чувств) нашего тела – внутренняя психическая энергия (наше внимание) стремится из тела наружу. Она встречается с энергетическими структурами окружающего мира, и нюансы отдельных встреч отражаются в сознании чувственными образами: мы видим, слышим и осязаем физическую реальность. Для того, что бы получить информацию с того уровня, который находится по другую сторону мозга, надо закрыть глаза и направить энергию внутрь. При этом в сознании возникают те же самые привычные чувственные образы, потому что это не какой-то иной мир, а уровень чувственных образов той же самой единой реальности. На демонстрациях метода публика обычно очень дотошно рассматривает повязки ребят и не остаётся ли какой-нибудь щели для подсматривания. Люди не понимают, что внутреннее видение работает тем лучше, чем меньше «внешнего шума».

За «биокомпьютером» лежит работа с собственным вниманием, которое связывает нас и с внешним миром энергии, и с внутренним миром чувственных образов.

Наверное, вы ждёте от меня описания метода Бронникова. Я вас разочарую – цель этой работы в другом. Не скрою, мне бы очень хотелось рассказать о нём гораздо подробнее, но я уверена, что это можно сделать только через подлинную, предельно искреннюю и живую историю самого Вячеслава Михайловича. О ней вы не найдёте ни одной строчки на страницах сотен сайтов, в которых упоминается его имя. Мне очень симпатичен человек, обеспокоенный поиском истины и не обременённый стереотипными представлениями, а не профессорско-академическая бутафория вокруг фамилии, позаимствованной у бывшей супруги. Впрочем, может быть, когда-нибудь мне и посчастливится осуществить это своё желание.

Усилиями Вячеслава Михайловича учёные были, что называется, прижаты к стене и подтвердили существование «прямого видения», но им никак не удаётся объяснить это явление с позиции традиционной науки. Сегодняшние эксперты склоняются к тому, что мы имеем дело с каким-то неизвестным видом энергии.

На самом деле возможности «биокомпьютера» вовсе не ограничиваются чтением без помощи глаз. К тому же существует опыт экстрасенсов, получающих информацию о том, что было давным-давно или очень далеко. Информация приходит к ним из глубин самого сознания в виде, который доступен и привычен для любого человека: перед внутренним взором (порой при открытых глазах) возникает картинка или даже сценка, это может быть голос или голоса, а может быть просто невесть откуда возникшее готовое знание об интересующей ситуации. Но всегда эта информация возникает как бы изнутри и внутри.

Хотя вслед за другими я тоже постоянно употребляю эти термины: «изнутри» и «внутри», должно быть понятно, что это всего лишь привычный и удобный способ описания. Под внешним миром обычно подразумевают мир материи, а под внутренним – мир чувственных образов, переживаний и разума, то есть мир сознания. Эти «вне» и «внутри» иногда сбивают. На самом деле, материя и вне, и внутри тела и само оно материя и есть, а жизнь переживается на территории сознания. Это как бы два разных мира, два разных уровня бытия. «Внешний» – это мир физических объектов, а под термином «внутренний» подразумевается иное бытиё второго мира относительно первого. Они соотносятся между собой как рояль и музыка. Рояль – материальный мир, божественная музыка выглядит в нём, как колебания струн и распространяющиеся от них упругие волны, а вот концерт Моцарта принадлежит миру сознания. Если уж и представить их расположение относительно друг друга (хотя это, конечно же, не совсем правильно), то, скорее всего, они как бы пронизывают друг друга. Любой человек вполне способен осознать реальность «внутреннего» уровня, мы все – живые свидетели действия основного (сакрального) закона мироздания: «Вселенная устремлена изнутри наружу как вверху, так и внизу, как на Небе, так и на Земле». Никакое внешнее движение или изменение в теле не может произойти, если оно не вызвано каким-то внутренним импульсом. Каждое механическое, органическое или умственное действие всегда предваряется внутренним чувством или эмоцией, волею, желанием или мыслью.

Психология bookap

Феномен «прямого видения» подтверждает, что наравне с привычным миром существует другой, невидимый большинству, из которого в ответ на наш запрос, а иногда и спонтанно приходит нужная информация. Но раз этой способности можно обучиться, то никакая она не феномен, а вполне реальное свойство человека и вообще всей Природы.

Как же подступиться к таинственному «невидимому» миру, если и в мире яви ещё так много неисследованного и непонятого? Может быть, вопреки собственной логике, стоит поискать дорогу к нему не через известное, а через то, что пока не поддаётся объяснению?