Часть 2


...

4. «Внутренний» мир

Связь с Иным

Вячеслав Михайлович и сам утверждает, что его метод вовсе не создаёт внутренний «биокомпьютер», что он уже есть, а предлагаемая им технология – это всего-навсего путь к взаимодействию с ним. Именно к взаимодействию. Потому что он считает, что «биокомпьютер» – вполне самостоятельная сущность внутри нас: у него есть имя, возраст, характер, то есть это нечто обладающее собственным сознанием. Более того, он полагает, что в нашем внутреннем мире существует множество «биокомпьютеров».

Помните в самом начале я приводила цитату Юнга о существовании в нас бессознательного противовеса, который просто необходимо наделить автономным сознанием? Я приведу её ещё раз: «Внутри нас существует ‘иное существо’, оно является другой личностью внутри нас – большей и значительной, знакомой, как ‘внутренний человек’. Мы подобны паре, один в которой смертен, а другой – бессмертен, и которые, хотя всегда вместе, никогда не могут стать одним. Процессы трансформации стараются приблизить их друг к другу, однако наше сознание осознаёт противодействие, поскольку другая личность кажется странной и сверхъестественной, и поскольку мы не можем свыкнуться с мыслью, что не являемся полным хозяином в своём собственном доме. Мы предпочли бы всегда остаться ‘Я’ и больше никем. Но мы оказываемся лицом к лицу с этим внутренним другом или врагом, и является ли он другом или врагом зависит от нас самих. Наше отношение к Внутреннему голосу меняется от одной крайности до другой: он рассматривается нами либо как чистейший нонсенс, либо как глас божий. Похоже, никому не приходит в голову, что может существовать нечто ценное между этими двумя категориями. ‘Другой’ может быть таким же односторонним в некотором смысле, как ЭГО – в другом. И, тем не менее, конфликт между ними способен привести к истине и осмыслению – но только в том случае, если ЭГО наделит другого приличествующей ему индивидуальностью. Он, без сомнения, имеет индивидуальность, подобно тому, как её имеют голоса у больных людей, но подлинное общение становится возможным только тогда, когда ЭГО признаёт существование собеседника».

Юнг говорил о «внутреннем человеке», Бронников называет «биокомпьютером» очень похожее явление, скорее всего, то же самое. Конечно, второе название современнее, но оно уводит в сторону от смысла. «Биокомпьютером» можно назвать наше физическое тело, оно ведь действительно отчасти механизм, и, безусловно, биологический, а то, что обладает автономным сознанием, куда уместнее именовать разумным существом. Определение Юнга более корректно.

Я не знаю, как правильнее назвать это разумное присутствие, но уверена, что оно действительно существует наравне с нами, только не в физической реальности, а в реальности сознания. Феномен «биокомпьютера» свидетельствует, что реальность сознания больше, чем психика отдельного человека, возможно, даже больше «коллективного бессознательного». В предыдущей части я уже пыталась показать, что «я» находится не внутри тела, а как бы «по другую сторону мозга», на ином плане реальности. Именно там, по другую сторону феноменального мира, в мире, куда более грандиозном, наравне с нами существуют иные существа, обладающие разумом, подчас превосходящим наш.

Феномен «биокомпьютера» подтверждает существование во «внутренней» реальности какого-то автономного разумного присутствия, с субъектами которого можно вполне осознанно взаимодействовать. Другими словами, «биокомпьютер», выглядящий так экзотически-современно, – это способ связи с Иным на территории сознания.

Психология bookap

На самом деле с этим явлением человечество знакомо давным-давно, ведь люди с незапамятных времён спонтанно сталкивались с ясновиденьем, яснослышаньем и другими схожими психическими переживаниями. Правда Церковь всегда призывала избегать подобных явлений, хотя этим только прибавляла противоречий в свою же собственную идеологию. Разве не в подобных переживаниях кроются истоки самих религий? Известно, что ни вера в сверхъестественное, ни вера в Бога или богов не могут считаться определяющими признаками религии. Идеал даосизма, например, сводится к единению с Природой как таковой, к следованию своей изначальной не сверхъестественной, а как раз естественной природе. Божества буддизма и джайнизма всего только определённые типы живых существ наряду с людьми и животными, они так же рождаются и умирают, пусть срок их жизни и измеряется астрономическими числами. Но при этом в основе абсолютно всех верований и религий, от примитивных до современных, всегда находится некое глубинное психическое переживание или состояние. К сожалению, исходя из собственных интересов, каждая отдельная религия признаёт только какое-то отдельное переживание истинным религиозным опытом и относит его к действию божества, а опыт других отвергает. Однако по сути это всегда одно и то же явление – взаимодействие с Иным на территории сознания.

Было время, когда люди боялись грома и молний, а извержение вулкана и землетрясение воспринимались наказанием за грехи. Сейчас штормы, ураганы, цунами и смерчи можно, по крайней мере, прогнозировать. С явлениями сознания происходит очень похожая вещь. Сегодня они во многом загадочны, но это не повод прятать голову под подушку. Может быть, стоит пошире раскрыть глаза и уши, включить свой разум и сделать шаг навстречу, а вдруг всё вовсе не так ужасно, как кажется ортодоксам.