Часть 1


...

7. Карта территории

Инициация

Из дневника

Дата

Сновидение «Умею летать».

Я нахожусь в пещере или в гроте. Передо мной свежая могила. Я знаю, что здесь похоронили молодого человека, который недавно утонул. Оглядываю земляной холмик, что-то поправляю. Параллельно этому сюжету передо мною несколько раз возникает очень странный образ невесты этого погибшего человека. На девушке прямо поверх одежды надет большой белый бюстгальтер. Несколько раз повторяется одно и то же: я всё хожу и хожу в пещеру к этой могиле.

И вот я снова иду к берегу моря, пещера расположена правее, но неожиданно у моих ног возникает глубокий обрыв. Думаю, что его можно было бы перелететь. Тут же вижу, что впереди учат летать мужчину, но он летает очень низко и медленно. Я же, преодолев что-то в себе, взлетаю сразу высоко, а потом ещё выше. Лечу вдоль берега над землёй, а потом решаю, что могу полететь и над водой – почему-то это должно быть сложнее.

Теперь я снова у той же могилы, но сейчас я здесь не одна, рядом со мной мой молодой человек. А на могиле появилась фотография невесты умершего, на ней она всё в том же громадном бюстгальтере поверх одежды. Я понимаю, что она тоже утонула.

Первая мысль после пробуждения о том, что я планировала полетать в осознаваемом сновидении, а мне приснился полёт в обычном, но в самом этом факте для меня уже содержится какое-то важное сообщение. Однако и само сновидение наполнено весьма значимыми образами: пещера, могила, море, обрыв, огромный бюстгальтер. Попробую разобраться.

Пещеры были первым сокровенным жилищем человека. Веками они считались убежищем от опасностей окружающего мира. Но для меня важнее другое. Практически во всех культурах считалось, что при взрослении и переходе к зрелости человеку следует пройти ряд ритуалов (инициацию). Совершались они чаще всего в пещерах, именно пещеры были архетипическим местом посвятительных обрядов. Часто ритуалы были связаны с посвящением в тайные знания, доступные лишь избранным. Инициации, как и мистерии древних греков, выглядели как разыгрывание драмы смерти-возрождения. В пещере я обнаруживаю себя у свежей могилы – значит, я на самом деле размышляю в правильном направлении. Такая символика сновидения подсказывает, что оно касается личностного роста. С другой стороны, увиденный во сне берег – это граница между двумя основополагающими стихиями: водой и землёй. Образ берега символизирует собой естественную вечную преграду, которую необходимо преодолеть, чтобы попасть в другую стихию. Я всё хожу и хожу к берегу, где находится «моя» пещера. Возможно, что в реальной жизни я никак не могу постичь чего-то очень важного, что помогло бы сделать шаг вперёд. Уверена, что это сновидение касается работы со снами. В нём я обнаружила себя на краю обрыва, но при этом не ощутила страха, а это может означать, что я очень близко подошла к какому-то новому пониманию, теперь требуется только «взлететь».

Озадачивает образ девушки-невесты в её странном наряде. Может быть, разгадка этого необычного образа кроется в том, что в сновидении есть две пары: мёртвые жених с невестой и я со своим молодым человеком. В психологии есть понятия об аниме и анимусе – о женском и мужском началах, которые непременно присутствуют в каждом человеке. Если я правильно трактую символику сновидения, то получается, что оно начинается с того, что я «прошла посвящение» как бы только на четверть – в могиле только одна сторона личности. В конце сновидения – уже обе. Это означает, что «смерть» отыграна. Но что может означать огромный бюстгальтер? Прежде всего, бюстгальтер – предмет одежды, то есть такая маска, которую мы выбираем сами, которая транслирует наши собственные вкусы и предпочтения. Необычно большой бюстгальтер как бы сообщает о наличии неестественно большой груди, которая сама по себе олицетворяет женское начало. Но ведь как раз груди в сновидении не было, более того, бюстгальтер был надет сверху, как бы на показ. Значит, женское начало только хочет выглядеть гораздо крупнее, значит, у него какие-то проблемы…

В этом сновидении я полетела. Полёт же может транслировать идею возрождения и символизировать собой вторую часть инициации. Если я правильно интерпретирую своё сновидение, то мне надо быть сейчас предельно открытой и особо внимательной ко всему, что происходит.


Когда я узнала про прозрачные сновидения, то стала размышлять о том, что бы мне хотелось пережить в таком сновидении. Я загадала, что если оно случится ещё раз, то я обязательно полетаю – я не помню, чтобы когда-нибудь летала во сне, даже в детстве. Ещё мне очень хотелось увидеть египетские пирамиды. Я много читала про них, но чем больше узнавала, тем загадочнее они мне представлялись. Однако на тот момент у меня совсем не было перспектив оказаться в Египте наяву.

На самом же деле случилось вот что. Буквально через несколько месяцев обстоятельства сложились таким образом, что у меня образовались деньги на поездку в Египет и, самое главное, десять свободных дней. Я купила путёвку в Хургаду. Съездила в Каир. Медитировала в большой пирамиде. Побывала в Луксоре. Наяву смогла сравнить искусство древнего Египта и пирамиды Каира. Лишний раз убедилась в том, что одно дело – читать, и совсем другое дело – переживать непосредственно. Но это совсем другая тема. Что же касается полёта, то немного позже это намерение осуществилось и в осознанном сновидении.

Из дневника

Дата

Сегодняшняя ночь полна сновидений и, наконец, снова долгожданный момент осознанности, но не в утреннем сновидении (считается, что осознанные сновидения случаются под утро), а в первом ночном.

Сновидение «Летать!».

Я лежу в светлой комнате и смотрю на белый потолок. Справа от меня на стене у самого потолка четыре белых матовых пластмассовых приспособления, похожих на пожарную сигнализацию. Крайняя правая штучка разворачивается и нацеливается на меня как видеокамера. Я делаю какие-то движения – она тоже двигается синхронно со мной, а потом высовывается из стены, пытаясь меня достать. И тут я осознаю, что это происходит во сне, что я в мире сновидения. Внутри привычное радостное и приятное возбуждение, но оно контролируемо и уже не захлёстывает меня как прежде. Я тут же вспоминаю: «Летать!» Не раздумываю, поднимаюсь и выхожу прямо сквозь стеклянную дверь балкона наружу. Встаю на перила. Делаю внутри «лёгкость» и лечу. Надо мной чёрное бархатное небо, усеянное звёздами, внизу огни города, а вдали темнота предместья с освящёнными змейками дорог и сверкающей глянцем на чёрном матовом фоне поверхностью рек и озёрец. Внутри восторг, ликование. По телу пробегают как бы волны озноба. Невероятное, небывалое, ни с чем не сравнимое переживание! Мне хочется как-то выразить свой восторг. Я хочу закричать, делаю вдох, но не рассчитываю, задыхаюсь, кашляю и тут же ощущаю себя в постели. Я действительно поперхнулась, откашливаюсь. Всё тело полно воспоминаний об этой сладкой дрожи восторга.


Я убеждена – всё, что происходит, не случайно. Недаром, после того как мне впервые приснилось, что я полетела, у меня возникла мысль о каком-то важном сообщении, которое содержалось в самом факте того сновидения. Но прежде чем до меня дошло, что же я должна понять, мне надо было пережить полёт и в осознанном сновидении. Принципиально разные ощущения от этих снов предлагали пристальнее вглядеться в территорию сна. И тогда я обратилась к авторитетному древнему источнику – «Тибетской йоге сна и сновидений».

Согласно тибетской йоге существует три вида снов.

Первый – обычные сновидения, которые снятся большинству из нас. Они обусловлены личностными кармическими следами. Что это такое? Каждое предпринятое человеком действие – телесное, словесное или мысленное – выполненное преднамеренно и пусть даже с малейшей долей привязанности или желания оставляет след в потоке сознания этого человека. Накопленные кармические следы влияют положительно или отрицательно на каждый следующий момент жизни. Смысл, который мы обнаруживаем в обычных снах, вкладывается в них нами самими. Обычные сны могут быть как осознанными, так и неосознанными.

Следующий вид снов – сны ясности. Они обусловлены надличностными кармическими следами. Такие сны тоже бывают осознанными и неосознанными. Сны ясности появляются, когда ум и прана уравновешены, а спящий обладает способностью пребывать во внеличностном присутствии. Хотя образы и сюжеты в таких снах по-прежнему возникают, но они в меньшей степени зависят от личностных кармических следов и являются проводниками сведений, которые исходят непосредственно из сознания, скрытого под уровнем привычного «я».

Наконец, третий вид снов – сны Ясного Света – являют собой проявление недвойственности. Данные сны могут быть только осознанными. Спящий находится в состоянии сознания вне двойственного деления на субъект и объект.

Однако все эти разные виды сновидений объединены тем, что они происходят на одной общей территории, которую я называю территорией сна.

Таким образом, в тибетской йоге сна утверждается, что осознанными могут быть как обычные сновидения, так и сны ясности. Я не считаю себя чересчур «продвинутой», но, по-видимому, мне спонтанно доступны и те и другие сновидения. Осознанное сновидение, в котором я летала, скорее всего, обычное кармическое, так как оно было явно преднамеренным. Вероятно, такими же являются большинство моих осознанных сновидений, однако не все.


Но я возвращаюсь к тем двум снам, в которых я летала, и которые сопровождались столь непохожими переживаниями. Разница между ними сравнима, наверное, с разницей между самим состоянием сна и бодрствованием. Вернее, летание в обычном сновидении и переживанием-то назвать трудно. А то же самое в прозрачном сновидении явилось потрясением и, по сути, подлинным опытом. Непохожесть переживаний давала знать, что эти сновидения расположены на территории сна в разных местах, то есть что у этой территории имеется как бы своя «география».

Естественно, словно сама собой, в моём сознании проявлялась «карта» территории сна.

Ближайшая к яви область – это место обычных сновидений, связанных с заботами и суетой конкретной сегодняшней жизни. Наше пребывание здесь неосознанно и у большинства не остаётся даже памяти о своих сновидениях. Глубже и дальше от территории яви находятся редкие островки осознанности. За ними лежит область ясных снов, на которой таких островков всё больше и больше, пока они, наконец, не переходят в область сплошного Ясного Света.

Я надеюсь всем понятно, что любому человеку доступно всё пространство сна. Более того, каждую ночь наше сознание путешествует по всей его территории. Другое дело, насколько человек это осознаёт. Кстати, можно установить очень хорошее соответствие между этой «географией» и классической схемой сна, которую я приводила в самом начале, и которая «работает» у каждого. Быстрый сон соответствует пребыванию сознания в зоне обычных сновидений, а глубокий дельта-сон отражает нахождение на территории Ясного Света.

Насколько глубоко можно проникнуть на территорию сна зависит от развития индивидуального сознания и связано со степенью осознанности в бодрствующей жизни. Эту ситуацию можно сравнить с нырянием в воду. Глубина погружения зависит и от природного объёма лёгких и от тренированности ныряльщика. Обычному неподготовленному человеку хватает вдоха на два-три метра, кто-то может нырнуть на пять, но есть и такие, которым доступна глубина в десятки метров.

Психология bookap

Мне бросилась в глаза ещё одна закономерность: время пребывание в области Ясного Света связано со временем бодрствования. Вы помните, что в течение ночи с каждым новым циклом сна время дельта-сна уменьшается, то есть первый глубокий сон после длинного дневного бодрствования самый длинный. Ну и с возрастом, когда прожитых дней накапливается всё больше и больше длительность глубокого сна тоже увеличивается. Вспомните об изменении структуры сна с возрастом. Чем дольше живёт человек, чем старше он становится, тем дольше он находится в глубоком сне без сновидений.

К месту будет вспомнить, что сам по себе сон выполняет массу жизненно необходимых функций, абсолютно независимо от того, насколько развито моё или ваше сознание и как вы или я относимся к своим сновидениям. Множество специалистов занимаются обнаружением и описанием этих функций. Я же пытаюсь разобраться с особой сферой, которая наукой игнорируется, возможно, потому, что недоступна ей. Тем не менее, если эти представления верны, то должны существовать и какие-нибудь объективные данные подтверждающие их. Мне ужасно хотелось их найти. Потому было очень любопытно узнать об эволюции самого сна.