Глава четвёртая А СВИДЕТЕЛЬ-ТО ЖИВ

«Милицейские» доказательства

Четвёртый аспект исследовавшегося доктором Виттоном феномена заключается в следующем.

Он регрессирует в Канаде молодого человека и выясняет, что тот в прошлой жизни был рыцарем. И была у него невеста, но как-то они крупно поссорились. После чего взял он её своей рыцарской рукой и бросил с балкона замка. Девушка разбилась насмерть.

В дальнейшей работе с этим человеком Виттон руководствовался двумя очень важными правилами.

Первое: если между людьми был в прошлой жизни неразрешившийся конфликт, то они появятся в этой жизни где-то рядом. Для того чтобы завершить конфликт.

И второе: если человек в процессе регрессии уже находится в прошлой жизни и обладает духовным видением, то можно его спросить, и он скажет, кем стал его оппонент в нынешней жизни. И неважно, был ли он в прошлой жизни мужчиной, а в этой – женщиной, или наоборот.

Д-р Виттон спрашивает у пациента-«рыцаря», кто его тогдашняя невеста сейчас. Оказывается, близкая родственница, живёт недалеко. Виттон и её приглашает для сеанса и регрессирует её по уже известному пути в известное время, но, конечно же, не говоря ей, что там будет. И девушка повторяет ему ту же самую историю, но рассказывает о ситуации уже со своей точки зрения, человека, которого сбросили с балкона.

То есть д-р Виттон нашёл возможность привлекать свидетелей для проверки, подтверждения происшедшего в далёком прошлом. Этот метод даёт возможность получать информацию из разных источников и смотреть, насколько история достоверна. Такого рода свидетельства подтверждают, что речь идёт о реальном феномене.

Мы проделали подобный эксперимент в Израиле. Жених и невеста – люди уже немолодые, чьи отношения складывались так, что им важно было узнать, встречались ли они в прошлой жизни. Регрессии им делали по отдельности и сразу друг за другом, так, что они не могли друг другу слова сказать. И они описали одинаковую картину с множеством одинаковых деталей и деталек, сговориться о которых весьма непросто.

Первым регрессировали мужчину, и он рассказал, что был богатым человеком, владел виноградниками, а его (в этой жизни) невеста прислуживала в доме. В общем, завязался роман, в результате которого она, забеременев, вынуждена была покинуть дом. После завершения регрессии мы попросили его удалиться и пригласили невесту. Она повествовала ту же историю, но с продолжением о том, что делала одинокая молодая женщина с ребёнком.

Следующий подобный случай также из практики нашего Института духовного самоосознания.

Как-то придя на занятия, одна из моих студенток Юлия Гомберг очень эмоционально сообщила:

– Вы не представляете, какое у меня было сегодня утро! Годом раньше мы делали регрессию, в которой она вспомнила, что жила в маленьком немецком городке, а её муж-художник покончил жизнь самоубийством, бросившись во время гонок под машину.

– Сегодня утром, – продолжает Юлия, – я, помогая своей лучшей подруге, провела с ней регрессию. Так вот она вернулась… в тот же город в то же время. Тогда я спросила, знала ли она меня. И она ответила, что, естественно, знала, что мой муж бросился под машину, что много раз бывала у нас дома. Мы с ней всё утро вспоминали, где и как была расставлена мебель. Я – по своей годичной давности регрессии, она – по сегодняшней.

Понятно, что в памяти разных людей некоторые детали могут расходиться, не совпадать, но также очень много деталей соответствуют друг другу. И главное – обо всём невозможно договориться, поскольку люди не знают, о чём, о каких детальках, второстепенных обстоятельствах их будут спрашивать. Задумайтесь, может ли незнакомый человек сыграть вашего родственника, если исследователь заранее предполагает и такой вариант и задаёт любые вопросы по вашему прошлому? В описанных же мною случаях людям совершенно не нужно было договариваться.

Ни в коей мере я не стремлюсь представить находки д-ра Виттона и нашу работу как бесспорные научные доказательства, просто желаю указать на ещё одно направление продолжения исследований.

Есть ещё одно возражение скептикам, считающим все эти воспоминания фантазией, своего рода бредом. Дело в том, что причиной бреда является стремление скрыть, что было на самом деле. И если человеку во время регрессии слишком страшно и он заменяет реальный факт выдуманным, то из-за этого он испытывает бредовое состояние. А в результате он не вылечивается, о чём свидетельствуют неисчезающие симптомы его болезни. Потому что он не дошёл до корня, до причины. Если же в процессе регрессии он убрал причину, то вслед за этим пропадают и все симптомы. В описанных случаях, как и в других подобных, пропадали симптомы, пациенты избавлялись от мучавших их проблем. Это знак того, что имел место реальный феномен, а не бред.

Обращусь к своей практике в Торонто. Пациент жалуется, что боится воды:

– Не то чтобы я боюсь под душем стоять, но плавать боюсь. Жена и дети любят ездить на море – и вот они плещутся, а я удаляюсь подальше от воды. Неприятно мне это, хочу быть с ними вместе.

Что же с ним случилось? Может быть, когда ему было несколько месяцев, мама уронила его в ванну, и он чуть не утонул, может быть, мальчиком он сам тонул и теперь блокирует это воспоминание, да мало ли, что могло произойти? Как психотерапевт я интересуюсь этим не праздного любопытства ради. Мне надо найти исток и помочь человеку. Итак, я предлагаю ему сфокусироваться на страхе и посмотреть, как он возник.

Пациент вспоминает:

– Я в небольшом помещении. Это каюта на корабле. Корабль испанский. Старинный.

– Что значит «старинный»? Когда всё это происходит?

– Давно.

– Когда «давно»?

– Ну, давно… Не сейчас.

– Не сейчас, а когда?

– Давно… Триста лет назад.

– Куда вы плывёте?

– В Южную Америку.

– С кем вы? Кто, кроме вас, в каюте?

– Я один. Каюта заперта.

– Откуда вы знаете?

– Я пытаюсь открыть дверь! Толкаю плечом, а она не поддаётся!! Ещё раз! Я кричу, зову кого-нибудь, но никто не отвечает!…

– Почему вы паникуете?

– Ведь корабль тонет! В каюте вода. И её всё больше… Я лезу на верхнюю полку, но от воды никуда не деться, – он хватается за горло. Стонет, хрипит, словно захлёбывается. Мучительно, тяжело… И вдруг он смолкает…

Воспоминания закончены. Все тяжёлые моменты он прожил заново, всё вышло наружу. И при этом человек находится в сознании и всё понимает. Зато, прожив эти страдания, он стирает их из памяти. Так что через две недели я получаю открытку от этого человека с сообщением о том, что ему хорошо и теперь он купается в море, страх же полностью ушёл.

Нужно отметить, что большинство регрессий в прошлую жизнь на сегодня непросто было проверить научно. Так как современная наука лимитирована в необходимом для такой проверки инструментарии. [21] Многие психотерапевты и не ставят себе задачи проверки: поправился человек – и хорошо.

Случалось ли в моей практике, что люди выдумывали истории из прошлой жизни? Безусловно. Часть потом сознавалась. Некоторых я, что называется, подозреваю поныне.

Отчего такое происходит?

Первая причина – человек не готов проработать что-то в настоящей жизни, и его мозг «помогает» ему, перенося события в «прошлую» жизнь. После их проработки там становится легче посмотреть на них здесь.

Вторая – человек чувствует давление психотерапевта или своего Эго (особенно когда он приходит специально для регрессии), и тогда его фантазия выдаёт ему то, что он ожидает. Потому мы почти никогда не работаем по заказу: «Отправьте меня туда, где решатся все мои сегодняшние проблемы».

Третья причина – у человека низкая самооценка, и его йецер га-pa хочет доказать ему, что не только в этой жизни он никто, но это ничто по сравнению с тем, кем он был в прошлой жизни.

Существуют и другие причины. Но, к счастью, у нас есть методики, которые позволяют при серьёзной работе выявить многие из этих фантазий.