Глава 4 об этих эмоциях


...

Популярный метод: трансакционный анализ

Трансакционный анализ обязан своим происхождением Эрику Берну, современному психиатру, который разработал оригинальный метод групповой терапии. Берн считал, что отправной точкой в терапии должна быть трансакция – взаимодействие между членами группы. Анализ этих взаимодействий, по его мнению, должен раскрывать скрытые или подавленные эмоции, оказывающие влияние на поведение участников.

Ученик Берна, д-р Томас Харрис, адаптировал метод трансакционного анализа (ТА), сделав его доступным для любого, так сказать, обычного человека. Достижению этой цели особенно содействовала его книга "Я о'кей – ты о'кей". Харрис предложил ТА в качестве метода признания роли подавленных эмоциональных факторов в поведении, исходя из предположения, что на каждого из нас оказали очень глубокое влияние другие люди в самый ранний период нашей жизни. При этом д-р Харрис настаивает на том, что мы сами ответственны за то, кем станем в будущем.

Совершенно справедливо, что мы, в основном, – как бы продукт нашего прошлого жизненного опыта. Все события нашей жизни и эмоциональные реакции, сопровождающие эти события, как бы записываются в клетках нашего мозга, наших мускулов, во всех тканях нашего существа. Так что все эти события и особенно связанные с ними переживания навсегда включены в нас, но большинство из них хранится на уровне бессознательного. Нам редко удается осознать – вне практики ТА – связь между нашими реакциями на настоящие события и тем багажом, который составлен из событий и чувств нашей прошедшей жизни. Например, я могу испытывать враждебность или страх перед каждым лицом, облеченным какой-либо властью, потому что у моих родителей был слишком властный характер, но я могу никогда не догадываться о существовании такой связи.

ТА является практическим способом понимания этих связей и установления того, какое отношение имеют наши прошлые эмоциональные реакции, все еще живущие в нас, к нашей настоящей жизни и поведению. Тот, кто желает противостоять прошлым чувствам, сможет изменить стиль своего поведения и, следовательно, весь ход своей жизни. Но прежде всего необходимо добраться до этих захороненных чувств, и отправной точкой для этого будет наблюдение за самим собой в действии, в установлении отношений с людьми в нашей повседневной жизни.

Любые наши отношения с другим человеком представляют собой "взаимодействие". В нормальном взаимодействии одна сторона предлагает некий "стимул" в виде слов или жестов, другая реагирует в виде соответствующего ответа. Суть ТА состоит в распознавании и оценке тех подспудных эмоциональных влияний, которые стоят как за стимулом, так и за ответом на него.

Приведем пример. Взаимодействие: Кто-то говорит вам комплимент. Как вы реагируете? Сразу отвечаете? Не сразу отвечаете, запинаетесь? Меняете тему разговора? Краснеете и смотрите в сторону? За вашим ответом лежит определенный эмоциональный багаж. Какие же чувства лежат за вашей эмоциональной реакцией? Чувствуете ли вы радость признания? Счастливы ли вы, но стесняетесь это показать? Практика ТА содействует четкому осознанию таких связей, что позволяет нам существенным образом переориентировать нашу жизнь. Если мы не будем сознавать наши скрытые эмоции, и не будем "работать" против них, наше будущее будет просто воспроизведением предыдущей программы. Наиболее обнадеживающим в ТА является именно то, что он дает надежду на изменение нас самих в будущем. Мы можем вырваться из тирании прошлого, чтобы самим направлять свою жизнь и пользоваться свободой выбора.

Теория ТА начинает с допущения, сделанного Альфредом Адлером, что все люди испытывают глубокое ощущение своей неполноценности, своей "не о'кейности". Харрис считает, что большинство людей никогда не осуществляет всех заложенных в них воззможностей потому, что они все время остаются беспомощными детьми, подавленными своим чувством неполноценности. Чувство "о'кей" не подразумевает, что человек поднялся над своими неудачами и эмоциональными проблемами. Оно просто имеет в виду, что человек отказывается быть парализованным ими. Он решается принять себя таким, какой он есть, а также предположить возможность установления все большего и большего контроля над своей жизнью.

Согласно Харрису, имеются четыре основных положения или позиции, которые мы занимаем по отношению к самим себе и другим:

1. Я не о'кей – Ты о'кей

2. Я не о'кей – Ты не о'кей

3. Я о'кей – Ты не о'кей

4. Я о'кей – Ты о'кей.

Первая из этих позиций является универсальной для всех пятилетних детей. Ребенок в этом возрасте почти целиком зависит от других, так что его глубочайшим чувством в это время его жизни обычно будет чувство зависимости и неадекватности, а также острая необходимость в одобрении со стороны тех, от кого он зависит. Харрис утверждает, что, хотя, как он говорит, это утверждение стоит комом у него в горле, но все же он считает, что такой вещи, как счастливое детство, вовсе не существует. Все сигналы, которые записываются в нас в течение этих первых пяти лет жизни, подчеркивают нашу зависимость, неадекватность, недостаточность. Некоторые сигналы, которые мы получаем от родителей, поддерживают, укрепляют нас, но большинство – нет. И таким образом первый вывод, к которому мы приходим в отношении самих себя – я не о'кей и ничего не могу сделать правильно. И первый вопрос, который мы задаем: Что я могу сделать, чтобы доставить вам удовольствие?

Степень того, насколько мы еще находимся в этой первой позиции "я не о'кей", определяется рядом симптомов: Мы ощущаем свою неполноценность, когда мы имеем дело с другими людьми. Мы очень нуждаемся в одобрении других. Мы страдаем от ревности. У нас ненасытная амбиция быть такими же о'кей, как и другие, такими же сильными, умными или привлекательными. Эти амбиции обычно направлены на тех, кто близок к нам и важен для нас. В той мере, в какой мы не сдвинулись с этой позиции, мы сохраняем тенденцию к жизни в мире фантазий, испытываем враждебность, депрессию и даже отчаяние.

Если ребенок не получает в достаточной мере признания и любви, он очень редко переходит с первой позиции на вторую. Вторая позиция по своему существу – позиция ухода, удаления из-за того, что положительные приемы похвалы и одобрения не были пущены в ход. Внутренняя позиция становится: "Я не о'кей, но и ты тоже не о'кей, так как ты наносишь мне раны. Ты не любишь меня". Если же ребенок воспитывается неправильными, жестокими методами (жестокие побои, наказания), то, скорее всего, что он займет третью позицию, позицию отстаивания своих прав: "Я о'кей, а ты не о'кей – и грош тебе цена!"

Каждая из этих трех позиций принимается человеком бессознательно. Все они основаны на чувствах, которые в основном подсознательны. В противоположность им четвертая позиция является результатом сознательного решения и выбора, основанного на размышлениях, вере и действиях.

Для того, чтобы этот выбор был эффективен, мы должны придти к отчетливому пониманию того, что наша личность включает три компонента. Иногда мы чувствуем, что мы на самом деле содержим в себе не одну, а три личности, как бы вставленные одна в другую. Иногда мы ведем себя как взрослые, мы разумные и зрелые, способные к решениям и сознательному контролю над собственной жизнью, В другие моменты мы обнаруживаем регресс к детским и даже младенческим реакциям, требуя немедленного удовлетворения наших желаний, причем именно так, как нам хочется. Имеется, однако, и здоровая сторона этого ребенка в нас, это именно он любит качаться на качелях, бегать по берегу реки, собирать цветы на лугу и т.д. Наконец, бывают моменты, когда мы становимся живой копией наших родителей, живой комбинацией их формулировок, записанных и всегда звучащих внутри нас.

Согласно терминологии ТА – это три обычных "состояния нашего я": Родитель, Взрослый и Ребенок. Они имеются в каждом из нас, и мы можем переходить от одного к другому, обычно не сознавая этого, если только мы не занимались ТА. Именно осознаванию этих состояний призван научить ТА. Как Берн, так и Харрис утверждают, что мы можем научиться распознавать состояния нашего "я" в каждом отдельном случае взаимоотношений с кем-либо по вполне различимым изменениям в нашем поведении, жестах, наружности, и по тому тону, каким мы произносим те или иные слова.

Родитель. Родитель в нас представлен в виде сложного сочетания всех "сообщений", записанных в нас в течение первых пяти лет жизни. Мы действуем в соответствии с этим состоянием нашего "я", когда наше поведение определяется этими "сообщениями", которые зафиксированы, неизменны, догматичны. По большей части они критичны, ставят определенные границы, запрещают и контролируют что-либо. Некоторые из них могут быть поддерживающими и ободряющими.

Взрослый. Взрослый – зрелый, решительный, гибкий. В то время, как состояния Родителя и Ребенка являются фиксированными, в которых после периода детства не может происходить каких-либо модификаций, состояние Взрослого является таким, в котором мы оказываемся открытыми к изменениям и росту. Вся надежда на иное и значительно лучшее существование находится именно здесь. Взрослый в нас вслушивается, пересматривает и оценивает фиксированные в нас родительские "сообщения", решая, чему следует содействовать, а чему следует противостоять. В возрасте от года до пяти мы не в состоянии оценивать то, что нам говорят и что с нами делают. Все в нас записывается как "истинное". Функция Взрослого по отношению к Родителю состоит в переоценке этого опыта. Взрослый также прислушивается к эмоциональным ранам и проявлениям энтузиазма Ребенка, и в соответствии со зрелыми оценками и разумными размышлениями позволяет или не позволяет проявляться детским прихотям и капризам. Именно состояние нашего "я", которое мы называем Взрослым, должно доминировать, господствовать в структуре личности или, говоря языком ТА, "быть включенным".

Ребенок. Ребенок в нас – это спонтанность, живость, творчество, эмоциональная мотивация. Все эмоциональные реакции, начиная с экстаза и кончая отчаянием, коренятся именно здесь. Психологические травмы, полученные нами в предшествующих отношениях с людьми, также записаны здесь. Ребенок в нас склонен к первобытной простоте и самоуничижению. В то же время, именно он способен к восторгу, удивлению и энтузиазму. Ребенок в структуре нашей личности может принести с собой такое же счастье, какое живой, жизнерадостный ребенок в состоянии принести в семейную жизнь. Таким образом, Взрослый в нас должен позволить Ребенку выражать чувства радости и энтузиазма.

Практика настоящего ТА имеет целью научить нас распознавать в нас каждое из этих состояний. Родители догматичны и негибки. Они пользуются, главным образом, такими словами, как: "должен... не должен... всегда... никогда... раз и навсегда... если бы я был на твоем месте... чепуха... это надо делать так..." Тон голоса – командующий или снисходительный. Выражение лица – осуждающее, озабоченное, возмущенное, праведное и т.п. Ребенок обнаруживается по таким проявлениям, как: надутые губы, гримаса недовольства, нытье, вспышки раздражительности, потупленный взор, всхлипывание, прыгание от радости, хихикание, непоседливость, пронзительные крики. Его словарь пестрит такими словами, как: "Я хочу... мне нужно... не хочу... не могу... я считаю... какое мне дело... я не знаю... я чувствую... я собираюсь... дай мне..." и т.п.

Психология bookap

С того момента, когда человек начал на практике различать состояния своего "я", он все больше приобретает возможность высвобождения своего Взрослого "я", возможность возлагать на него ответственность за те или иные поступки. Он уже не будет находиться ни под контролем узких и жестко фиксированных позиций своего Родительского "я", ни под действием ненасытных желаний своего Ребяческого "я". Его жизнь будет мягко, но неуклонно управляться разумом, хотя в то же самое время он будет счастлив, любя и признавая все хорошее, что есть в нем как в Родителе и как в Ребенке. Он будет с одобрением относиться к разумным границам и мудрости Родителя, способности к проявлению творческой активности и энтузиазму Ребенка.

В наших силах приобрести опыт в одном из рекомендованных методов. Упражнениями и настойчивостью мы можем научиться распознавать в себе те эмоциональные силы, которые оказывают влияние на наше поведение. Мы можем прибегать к необходимой самодисциплине, действуя против наших эмоций, когда они оказываются разрушительными для нас. С помощью Бога и тех, кто нас любит, мы можем переписать наше "бытописание". Кроме того, мы можем, находясь на реалистических позициях, двигаться в направлении само-принятия, само-уважения, само-понимания и само-празднования.