КНИГА ВТОРАЯ. БЕЗМОЛВИЕ

Часть первая. ЖИЗНЬ БЕЗ ОТВЕТОВ. Служение безмолвия

Часть вторая. СТАНЕТ ЛИ КТО СЛУЖИТЬ БОГУ ДАРОМ?. Служение страдания

Часть третья. ЧТО ДЕЛАТЬ, КОГДА НЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО ДЕЛАТЬ. Служение тьмы

Часть четвертая. ЧТО ПОМНИТЬ, КОГДА НЕ МОЖЕШЬ ЗАБЫТЬ. Служение разочарования

...

ГЛАВА 20. БОГ СУДИТ НАС НЕ ПО ДЕЛАМ РУК НАШИХ, НО ПО ПОМЫШЛЕНИЯМ СЕРДЦА

У тебя есть на сердце построить храм имени Моему; хорошо, что это на сердце у тебя.

(2 Пар. 6:8)

На мой взгляд, Бог — единственный хозяин, Который платит работникам своим за помышления сердца так же, как за дела их рук.

Однажды вечером, во времена, когда еще был жив наш сын и трудности с ним только начинались (мы еще не знали, что причиной тому — маниакальная депрессия), я застал Кай на кухне плачущей.

Я обнял ее и спросил: «Детка, что случилось?».

«Я плохая мать!» — был ответ.

Она, конечно, была не первой и не последней мамой, которая произнесла эти горькие слова. Но я был с ней совершенно не согласен: «Ты самая лучшая мать на свете, родная, — заверил я ее со всей искренностью. — Ты любишь детей и столько времени посвящаешь им — ты замечательная мама!».

И тут в голове у меня мелькнула мысль: «Так, может, нам просто не повезло с детьми? Мы прекрасные родители, но у нас плохие дети!».

Это, конечно, только шутка (?), но, признайтесь, не казалось ли вам порой, будто в мире существует великий заговор, направленный на то, чтобы родители чувствовали себя виноватыми? Вы понимаете, о чем я говорю? Нам всегда внушалось, что мы должны больше времени проводить со своими чадами, и я прилежно следовал этим установкам. Но вдруг в обществе появилась некая новая идея: «Это должно быть не просто время, а качественное время!». Что это еще за «качественное время»?

Сходите в книжный магазин. В любом из них найдется отдел литературы для родителей, причем весьма внушительных размеров. На эту тему написано столько книг, записано столько видео и аудиокассет, проведено столько симпозиумов и семинаров, но что–то никаких принципиальных изменений в семьях не видно, и в христианских семьях в том числе. Многие родители–христиане, с которыми мне доводилось беседовать, говорят, что их преследует страх неудачи. Они боятся, что не справятся с возложенной на них ролью. С детства они слышали:

У хороших родителей вырастают хорошие дети,

а у плохих родителей — плохие дети.


Не так все просто

Однажды, в то время как я писал эту главу, мы с Кай пошли с друзьями в местный ресторанчик, расположенный неподалеку от церкви, в которой я когда–то целых девять лет служил пастором. И, вероятно, потому, что все мои мысли были заняты книгой, на меня вдруг нахлынули воспоминания, связанные с этим местом. Это случилось, когда мы уже направились к выходу. Там у двери в углу была небольшая кабинка. Совет и старейшины нашей церкви частенько собирались в ней на обед, чтобы обсудить приходские дела. Я был тогда молод, упитан, у меня было трое маленьких детей, и мне вспомнилось, как мы сидели и говорили о сыне одной семейной пары, столкнувшейся со всеми прелестями переходного возраста своего дитяти. Это был конец 60–х, время, когда молодежь пропагандировала непослушание, длинные волосы и наркотики, а старшее поколение тщетно пыталось со всем этим бороться.

Помню, я сидел там, качая головой, и — Боже, прости мне! — негодовал: «Да, должно быть, в этой семье не все в порядке. Посмотрите, что творит их отпрыск!». Со стороны родители выглядели вполне благополучными и правоверными христианами, но, судя по всему, дома они таковыми не являлись.

С тех пор прошли годы. И теперь, выйдя из ресторана, мы очутились на той самой улице, на которой несколько лет спустя после тех посиделок мой собственный сын, в приступах мучившей его болезни, с длинными волосами, исполненный чувства протеста и неповиновения, торговал цветами воскресным утром, стоя у поворота, ведущего к пашей церкви, прямо на глазах спешащих на богослужение прихожан.

На днях Кай разговорилась с нашей двадцативосьмилетней дочерью примерно на ту же тему. Ким сказала ей: «Мама, вы с отцом — прекрасные родители. Просто мы порой делали всякие глупости». Совершать глупости это привилегия детей. Но и родители от этого тоже, к сожалению, не застрахованы.

В этом и заключаются основные трудности родительской доли. К тому времени, когда вы, наконец, набираетесь опыта, вы оказываетесь без работы.

Действительно, как справедливо заметил Джон Вайт, «мы не можем целиком приписывать себе все заслуги, если наши дети вырастают хорошими людьми, так же как нельзя одних нас винить в том, что ребенок стал подлецом. Гены, домашняя обстановка, школа и общество, а также способность развивающейся личности принимать те или иные решения оказывают влияние на конечный результат».87


87 John White, Parents in Pain (Downers Grove: InterVarsity Press, 1979), p. 36.


Но каков бы ни был этот результат, я должен найти в себе силы сказать: «Господи Боже, я много ошибался, но Ты знаешь, что я всем сердцем желал быть хорошим отцом».

Хитрая ловушка

Как–то раз после вечерней службы ко мне подошла расстроенная молодая женщина: «Мне необходимо с Вами поговорить о том, как я молюсь и как говорю с Богом». И прежде чем я успел ей что–либо ответить, она начала говорить:

«Я знаю, что каждое утро мы должны проводить час или около того с Богом в молитве или изучении Библии, прежде чем отправимся на работу. Но мне приходится вставать в 5.30 утра каждый день, чтобы самой собраться на работу, отправить детей в школу и мужа на службу, а также успеть приготовить завтрак и обед на всю семью. Я пробовала вставать в 4.30, потому что я понимаю, это нужно делать обязательно, но я не могу! У меня нет сил! Как же мне быть?».

«Не беспокойтесь», — ответил я.

Она замерла в потрясении от моего столь беззаботного ответа, и я, воспользовавшись этой паузой, принялся за объяснения: «Во–первых, нигде в Библии не сказано, что мы должны перед выходом из дому молиться ни час, ни полчаса, полминуты. Там действительно говорится о раннем утре, и многие современные авторы немало потрудились над тем, чтобы развить и укрепить эту мысль. Все это так, но в Писании все же не говорится категорично, когда и как долго мы должны молиться. Выберите время, когда Вам удобнее, когда Вы бодры и голова у вас ясная. Я, например, молюсь ночью, около полуночи. Чтобы быть духовным человеком, необязательно быть физически выносливым».

Существует такой замечательный американский миф: «Вы можете быть тем, кем пожелаете!». Мы лелеем его и возносим на щит.

Но, увы, это невозможно. Мы не можем быть тем, кем желаем. Ведь существуют определенные границы, установленные природой, Богом, реальной действительностью.

Один из писателей сказал, что иногда для того, чтобы стать полноценным, человеку нужно расстаться с Мечтой.

«Мечта есть некое видение, живущее в нас еще с юности; это наша наивная уверенность в том, что мы должны стать великими людьми. Быть может, ее заронили нам в душу родители или над этим потрудилось наше собственное воображение, но мы мечтаем, что паше имя прогремит но всему миру, что наши достижения принесут нам славу и почет, что брак, который мы заключим, будет счастливым, а дети будут само совершенство. И когда всего этого не происходит, мы ощущаем себя неудачниками. И нам никогда не стать счастливыми, если мы не перестанем сравнивать наши реальные достижения с нереальной Мечтой».88


88 Harold Kushner, When All You've Ever Wanted Isn't Enough (New York: SummitBooks, 1986), pp. 150,151.



Конечно, это не означает, что мы не должны стремиться достичь чего–либо в этой жизни. Как мы уже говорили, Давид, например, душу свою положил на то, чтобы приготовить все необходимое для строительства храма Господня, он многое сделал в этом направлении — и это прекрасно. Побуждения нашего сердца управляют деяниями наших рук.

Помните того старенького баптистского проповедника, который бродил но своему участку и молился, чтобы Господь воздвиг на том месте церковь? Я уверен, что он сможет порадоваться свершению своей мечты столь же горячо и искренне, как если бы он сам построил эту церковь.

Может быть, у вас не получается быть самым лучшим родителем в мире, но если вы стремитесь к этому всем сердцем, то доверьтесь Господу, и Он позаботится об остальном.

Может быть, вам не удалось совершить ничего такого, что в представлении окружающих считается подвигом, но стремитесь ли вы к этому в сердце своем?

Может быть, вам не удалось стать великим проповедником, но стремитесь ли вы к этому в сердце своем?

Может быть, вам не придется увидеть, как ваша церковь вырастет в сильную и крепкую общину, но стремитесь ли вы к этому в сердце своем?

Может быть, вам так и не удастся привести к Господу своего лучшего друга, но стремитесь ли вы к этому в сердце своем?

Психология bookap

Может быть, ваши дети никогда не послужат Богу так, как вы о том мечтали, но стремитесь ли вы к этому в сердце своем?

Если все это у вас на сердце, вы уже достаточно потрудились.