Предисловие

Какая тюрьма темнее сердца человеческого? Какой тюремщик беспощаднее своего «я»?

Н. Готорн

Ад – это другие.

Ж.-П. Сартр

Театр нашей жизни и жизнь нашего театра

Как известно, весь мир – театр, а люди в нем – актеры. Это изречение приписывают Шекспиру, хотя великий драматург выразился несколько иначе:

Весь мир – театр.
В нем женщины, мужчины – все актеры.
У них свои есть выходы, уходы,
и каждый не одну играет роль.


Любому в течение жизни приходится играть множество ролей, и незачем сетовать на то, что это стесняет нашу свободу. Положение облегчается тем, что театр существует не только вне, но и внутри нас. В составе этой труппы строгий прокурор и снисходительный адвокат, заботливый родитель и беспечный ребенок, требовательный начальник и исполнительный подчиненный. В зависимости от ситуации на сцену выходит один из таких актеров.

Выдающийся американский психолог Эверетт Шостром писал: «Человек – редкий образец биполярности. Он активен и пассивен, силен и слаб, независим и зависим в одно и то же время».

Один древний поэт, который наверняка был внимательным к своему внутреннему миру интровертом (и возможно, застенчивым), сочинил такие строки:

В моем земном дворце толпа:
cмиренный есть и гордый есть,
и тот, кто, о грехах скорбя,
сердечной боли терпит весть.
И нераскаявшийся плут
с ухмылкой злобною сидит.
И любящий соседей люд
свое земное время длит.


Я надеюсь, читатель простит мне обилие цитат. Оно не случайно. Думаю, многим застенчивым людям общение с книгой дороже дружеской беседы, и поэтому они привыкли ценить хорошую литературу.

Итак, человек биполярен, и актеры нашего внутреннего театра, как первоклассники, ходят парами. Большинство из них вполне симпатичны (например, учитель и ученик, родитель и ребенок), но есть просто отвратительные парочки. Наверное, самая худшая игра, в которую люди играют от сотворения мира, называется «Тиран и раб». Все прелести этой игры могут оценить те, кто натерпелся от «дедовщины» в армии.

А вот другой пример. В 1971 году был проведен эксперимент, в котором студенты играли роли охранников и заключенных в искусственно созданной тюремной обстановке. Предварительное психологическое тестирование не выявило у них никаких отклонений. Тем не менее вскоре после начала эксперимента их поведение весьма изменилось. Более того, появились признаки патологии.

Ребята, изображавшие охранников, стали вести себя со своими «заключенными» грубо, по-садистски. А как же реагировали «зэки»? Бунтовали? Ничуть не бывало. Они были подавлены, ощущали собственную беспомощность и подчинялись всем требованиям «охраны». В результате эксперимент, запланированный на две недели, пришлось прервать через шесть дней.


Что произошло? Неужели за столь короткое время в этой обстановке произошла полная переоценка всех моральных ценностей? Или, может быть, студенты просто бездумно действовали по шаблону, зная о том, как полагается вести себя охранникам и заключенным?

Полагаю, дело в другом. Столь странное поведение объясняется тем, что в человеке изначально заложено желание подчинять и подчиняться. Это две стороны одной медали. Чтобы стать хамом, достаточно превратиться в подхалима, а из рабов получаются худшие тираны (верно и обратное: в одной французской пьесе есть такие слова: «Ты умел лишь властвовать, и ты мог бы быть рабом»).

Скверные персонажи нашего внутреннего мира могут до поры до времени никак себя не проявлять, но это не значит, что их нет. Не надо думать, что они не имеют к вам ни малейшего отношения. Вспомните, что даже Чехов признавался, что по капле выдавливал из себя раба. Не забывайте о том, что все студенты, принимавшие участие в эксперименте, были абсолютно нормальными людьми. Патология, в сущности, заключается в развитии одной, худшей, стороны человеческой натуры в ущерб всем остальным.

Психология bookap

Вы полагаете, что в вашей душе нет тирана и раба, охранника и зэка? Позвольте задать вам еще один вопрос. Вы застенчивы?

Думаю, ответ будет положительным, поскольку вы читаете эту книгу. Тогда поздравляю вас: вы прирожденный тиран и к тому же отъявленный раб.